А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-kabiny/150x80/s-glubokim-poddonom/ 
 туалетная вода сальвадор дали купить в pompadoo 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

таких американцев часто изображают на плакатах распивающими ром на пляже и слушающими Джимми Баффета.
— Бонжур! — восторженно произнес незнакомец. Скорее, не американский эмигрант, а французский, поправила себя Эйми.
Продолжая что-то тараторить по-французски, мужчина провел рукой по темно-рыжей эспаньолке, словно проверяя, все ли у него в порядке с внешностью. Лучше бы рубашку застегнул: тогда Эйми не пялилась бы на него разинув рот.
Зато теперь она могла не волноваться, что ее шорты и майка — неподходящий наряд для собеседования.
— И-извините, — выдавила она наконец. Эйми всегда чувствовала себя скованно в присутствии привлекательных мужчин. Хотя «привлекательный» — слабо сказано. Он словно бы сошел со страниц рекламной туристической брошюры, где обыкновенно изображаются роскошные люди, наслаждающиеся роскошным отдыхом. — Я не говорю по-французски. В агентстве мне сказали, что это не страшно.
— Ах да! Извините. — Он рассмеялся и махнул рукой, словно отгоняя все прежде произнесенные им слова. — Я говорю, что вы добрались сюда очень быстро. Мне только что звонили из агентства. Когда вы постучали, мне даже показалось, что я ослышался.
— А-а, — протянула она, глядя в его восхитительные глаза шоколадного цвета. Длинные ресницы — удивительно темные для мужчины с рыжеватыми волосами — придавали его взгляду мечтательное выражение. — Может, мне не стоило приходить?
— Нет, что вы! — На его лице отразился испуг. — Пожалуйста, заходите.
Она бочком протиснулась мимо него, держа перед собой пляжную сумку. Ей не давала покоя мысль о своей полноте.
Очутившись внутри, Эйми огляделась: она стояла посреди квадратной лестничной площадки. За исключением двери, через которую она вошла, других дверей вокруг не было. Каменная лестница вела наверх и терялась в отверстии, прорубленном в деревянном потолке. Прямо над головой у Эйми свисал с цепи ржавый круглый канделябр. Вокруг покрытых пылью свечей прилежно ткал свои сети паук. Послышался зловещий скрип петель, а затем стук захлопнувшейся двери. Мужчина затворил дверь, и стало совсем темно — только из отверстия в потолке пробивался свет. Эйми прищурилась. Глаза ее понемногу начинали привыкать к темноте. Тело окутала влажная прохлада дома.
— Вы не сразу нашли главный вход? — спросил мужчина.
— Что? — Она обернулась и увидела, как он запирает дверь на засов. — Ах да. Я думала… — Она почувствовала, как вспыхнули ее щеки: очевидно, нужно было свернуть на ту тропинку, что ближе к материку. Ну почему она всегда выбирает не то направление? — Я не сразу поняла, какую дорогу выбрать. Вы Ланс Бофорт?
— Да. — Он обернулся к ней. — А вы Эйми?
— Да, Эйми. Эйми Бейкер из штата Техас. — Как будто по акценту нельзя было догадаться!
— Как же я рад вас видеть! — Он протянул ей руку. Они обменялись коротким, деловым рукопожатием. У Эйми непонятно отчего учащенно забилось сердце. — Разрешите проводить вас наверх.
Она последовала за ним по лестнице, попутно рассматривая железные бра с факелами. Судя по закоптелым стенам, факелы совсем недавно зажигали.
— Разве у вас нет электричества?
— На этом этаже — нет. Иногда только. Совсем редко. — Он бросил на нее взгляд через плечо. — Человек, который затеял этот проект, хочет, чтобы атмосфера в замке была — как это называется? — аутентичной. Мы стараемся как можем.
Лестница закончилась, и Эйми удивленно захлопала глазами: они оказались в светлом просторном зале с высокими потолками. Вдоль стен стояли строительные леса, ведра с гипсом, а на полу валялись тряпки и всевозможный хлам.
Взгляд Эйми упал на двустворчатую дверь с косоугольными цветными стеклами, и она решила, что это вход в главный зал. В дверном проеме можно было различить ковровую дорожку. Двери, ведущие на балкон, были завешены жалюзи и открыты. В комнату проникал легкий бриз. Через пальмовые листья виднелось море.
— Как видите, здесь сейчас страшный беспорядок. Так будет, пока я не найду новых слуг.
— А что случилось со старыми? — спросила Эйми, пробираясь сквозь разбросанные тряпки.
— Хороший вопрос.
Миновав арку, они очутились в длинном пустом зале. Здесь когда-то тоже велись и не были закончены ремонтные работы. Зал представлял собой гигантский полуовал: во внутренней стене было очень много дверей, а внешняя была сплошь каменная. Через жалюзи пробивались лучи солнца и ложились на пыльный деревянный пол светлыми полосками.
— Мы нанимали много работников, но все сбегали без предупреждения. И с домработницами та же история. Нам' очень хочется найти кого-нибудь, кто задержится здесь надолго.
— А-а. — Эйми виновато прикусила губу.
Они прошли еще один длинный зал, три стены которого были увешаны книжными полками.
— Вы постоянно говорите «мы», «мы»… Вы обустраиваете замок вместе со своей супругой? — с надеждой спросила Эйми. Хоть бы он сказал «да»! Ей стало бы легче, если бы оказалось, что у этого обольстительного мужчины есть жена.
В ответ Ланс лишь усмехнулся и направился в комнату поменьше размером. Эйми последовала за ним и очутилась в помещении, временно оборудованном под кабинет. Окна здесь были распахнуты, и взгляду открывался восхитительный вид на морской залив. «Должно быть, мы в башне», — подумала Эйми. Посередине комнаты стоял длинный складной стол. Он был весь завален набросками чертежей, образцами плитки, засохшей краской и книгами из серии «Сделай сам».
Ланс обошел стол и уселся на вращающийся стул спиной к окну.
— Пожалуйста, садитесь.
— Спасибо. — Она примостилась на стуле с прямой спинкой лицом к Лансу. Дрожа, как кленовый лист, Эйми протянула ему свое резюме. Он принялся его читать, а Эйми, чтобы отвлечься от одолевавших ее страхов, стала разглядывать комнату.
Мебели здесь было мало. Только стол, стулья да обшарпанный старый буфет, стоявший рядом с закрытой дверью. В отличие от дверей, выходивших на балкон, эта была сделана из крепких досок и висела на черных петлях. Над буфетом блестела странная квадратная дощечка, кем-то прикрепленная к стене. Сами стены навеяли Эйми воспоминания о средневековом замке. Наверно, в таком замке будут чудесно сочиняться всякие истории…
Затем Эйми обратила внимание на стол, где лежали чертежи. Интересно, как обитатели замка намерены превратить его в резиденцию, пригодную для жизни? Посреди разбросанных чертежей и книг она заметила журнал «Глоуб». Вот уж что казалось здесь совсем не к месту!
На обложке красовался снимок темноволосого мужчины в темных очках. Он откинул голову назад, словно хотел отодвинуться от объектива. Заголовок гласил:
ПРОПАВШИЙ МИДАС КИНОБИЗНЕСА БЫЛ ЗАМЕЧЕН В ПАРИЖЕ.
Эйми решила, что журналист имеет в виду Байрона Паркса. Она не понимала, почему его прозвали голливудским царем Мидасом. Он не был ни продюсером, ни режиссером. Насколько Эйми было известно, круг его занятий был довольно ограничен: он посещал вечеринки, ходил на премьеры и назначал свидания кинозвездам. Может, он получил это прозвище по причине своего богатства? Когда его изображали на обложках с какой-нибудь красавицей, заголовки обычно гласили, что такая-то актриса была замечена с миллиардером Байроном Парксом. На своем веку Эйми пролистала немало таблоидов и знала, что он сын легендарного кинопродюсера Хамилтона Паркса и французской модели Фантины Фоллет. В статьях утверждалось, что он унаследовал лучшее, что только можно было унаследовать от обоих родителей: огромный трастовый фонд отца и фотогеничную внешность матери.
Эйми не могла не признать, что он очень элегантно выглядит в одежде от лучших европейских дизайнеров и в солнечных очках. Однако на всех фото, которые она видела, Байрон Паркс имел на редкость скучающий вид. Даже на фото, запечатлевших развитие его последнего романа со звездой Голливуда Джулианной Мур. Еще совсем недавно эти фотографии были растиражированы во всех таблоидах.
Многочисленные фотографии всегда изображали эту сладкую парочку одинаково: свежая и бодрая Джиллиан, повиснув на руке Байрона, улыбалась в объектив и вся светилась счастьем, словно только что выиграла главный приз карнавала. Эйми, глядя на такие фото, только головой качала: что звезда нашла в этом тусовщике, уставшем от жизни? Не такая уж он и находка! Через некоторое время Джиллиан, по-видимому, тоже пришла к такому выводу. Сладкая парочка из-за чего-то крупно поссорилась. В результате Джиллиан дала Парксу пощечину прямо перед сотнями объективов. Сразу же после этого Байрон Паркс исчез из Голливуда. С тех пор о нем не было ни слуху ни духу.
Прошло уже полгода, а люди все еще гадали о его местонахождении.
— Я вижу, что ваше последнее место работы — агентство «Няня в дорогу», — произнес Ланс Бофорт.
— М-м? — Эйми отвела взгляд от журнала.
Но было слишком поздно — Ланс заметил, что ее так заинтересовало. Нахмурившись, он затолкал таблоид под чертежный набросок. Выражение его лица потеряло часть прежнего дружелюбия.
— Ваше последнее место работы?
— Ах да. Агентство «Няня в дорогу». — Эйми поморщилась от собственной лжи: она не работала в этом агентстве, а всего лишь являлась обладательницей франшизы, что давало ей право подбирать опытных нянь для путешествующей элиты. Если он об этом узнает, то поймет, что надолго она здесь не задержится.
— Вам раньше приходилось работать домработницей? — спросил он.
— Профессионально — нет. — По правде сказать, она и няней-то раньше не работала, если не считать недавней безумной затеи, которая была обречена с самого начала. — Но последние одиннадцать лет я вела хозяйство в доме своей бабушки, так как она очень слаба здоровьем. Уверяю вас, я очень быстро учусь. Я могу готовить, убирать и бегать по разным поручениям, если нужно. — Боже, что она говорит? Бегать по поручениям! При одной мысли о том, что придется блуждать по незнакомому городу, в сердце ее заполз холодок ужаса. — Я очень хорошая повариха.
— Да? — Ланс окинул взглядом ее коренастую фигуру. Глаза его блеснули. Может, в этот раз то, что она такая пышка, сыграет ей на руку? Многие придерживаются ошибочной точки зрения, что полные люди более сведущи в кулинарии, чем худенькие. Похоже, Ланс тоже так считал. Он снова взглянул на анкету, и его энтузиазм несколько померк. — Хм-м-м… как я вижу, у вас нет рабочей визы.
— Женщина из бюро трудоустройства сказала, что поможет мне оформить визу, — заверила его Эйми. — Она отнеслась ко мне с большим участием.
— Нуда, нуда. — Он рассмеялся и откинулся на спинку кресла. Он так и излучал уверенность. Ах, как же Эйми завидовала таким самоуверенным людям! — Она сказала вам, почему нам так сложно найти работницу? Вернее, удержать ее?
— Нет. — Эйми нахмурилась. — Неужели эта работа такая трудная?
Ланс таинственно улыбнулся и повернулся на кресле. Косой луч солнца упал ему на лицо. Контраст яркого света и резкой тени придал его красивому лицу сходство с вурдалаком.
— Да нет… Все зависит от того, насколько вас может напугать то, что происходит ночью.
— Простите, я не совсем вас поняла. — Снова вернулась дрожь — на этот раз Эйми стало страшно по-настоящему. — Что происходит ночью?
Он смотрел на нее, прищурив глаза.
— Значит, она вам не рассказала. Вы ведь недавно на нашем острове?
— Да, совсем недавно.
— Ясно. — Он выразительно сдвинул брови. — Среди местных жителей бытуют разные глупые предрассудки.
— Глупые предрассудки?
Ланс оглядел комнату с таким видом, будто окинул взглядом всю крепость.
— Они считают, что хозяин этой чудовищной развалюхи — сам чудовище. — Он вновь взглянул на Эйми. Этот взгляд словно приковал ее к месту. — Но смею уверить вас, месье Гаспар такой же человек, как и мы с вами.
— Гаспар? — Любопытство Эйми боролось с суеверным ужасом.
— Так зовут человека, на которого вы будете работать.
— Но я думала, что буду работать на вас!
— Нет, нет. Я здесь даже не живу. — Судя по его интонации, Ланс ни за какие деньги не согласился бы поселиться в этом месте. — Я частный ассистент месье Гаспара. — Он указал на наброски и чертежи, раскиданные по столу. — Моя задача — подыскивать ему работников, которые могли бы реконструировать здание. Нелегкое это дело — ведь многие островитяне уверены, что в крепости водятся привидения.
— Привидения? — Несмотря на страх, в Эйми шевельнулся интерес. Ей всегда нравились истории о привидениях — по крайней мере о воображаемых привидениях. — Не может быть, чтобы люди всерьез этому верили!
— Представьте, верят. — Он развел руками, словно и сам в это верил и находил подобный предрассудок очень увлекательным. Затем со вздохом уронил руки. — К сожалению, с тех пор как приехал Гаспар, это место обросло еще более жуткими легендами. Живущие на острове прозвали его La Bete, Зверь.
— Но почему? Он что, такой злой?
— Он… обуреваем навязчивой идеей. У этого человека такое страшное лицо, что он терпеть не может показываться людям. Он приехал сюда в поисках уединения. Имея такие деньги, можно позволить себе жить отшельником.
— Он что, урод? — Эйми начинала испытывать к незнакомому Гаспару сострадание.
Ланс Бофорт неопределенно пожал плечами:
— Мне единственному разрешается его видеть. Могу сказать только, что понимаю, почему он предпочитает одиночество обществу. Иногда мне и самому тяжко на него смотреть.
Эти слова заставили Эйми вздрогнуть. Ужас какой! Да как этот прекрасно сложенный красавец смеет так рассуждать?
Что он знает о страданиях, которые испытывают некрасивые люди? Эйми очень хотелось сделать ему внушение, но вместо этого она сказала:
— Понятно.
Должно быть, по ее прохладному тону Ланс понял, о чем она думает, потому что он пожал плечами и произнес:
— Уверяю вас, я не сказал ничего такого, чего бы не говорил о себе сам месье Гаспар. Он купил эту крепость, чтобы жить вдалеке от любопытных глаз. К сожалению, предстоит много работы, чтобы привести здание в божеский вид, поэтому сейчас ни о каком уединении не может быть и речи.
— Кошмар!
Какой же все-таки этот человек бесчувственный! Разве можно с такой небрежностью говорить о подобных вещах!
Он бросил на нее любопытный взгляд, словно бы находя ее участие странным, а затем махнул рукой:
— Вас не должно это тревожить. Все, что от вас требуется, — это готовить, убираться и не нарушать уединение Гаспара. Может, через некоторое время он привыкнет к вам и покажется. Но это будет не сразу. Пока что он строго-настрого распорядился сделать все, чтобы ваши пути не пересекались. Вы согласны на эти условия?
— Значит, вы принимаете меня на работу?
— Моя дорогая, — за его эспаньолкой сверкнула обворожительная улыбка, — я принял вас на работу с того момента, как вы постучались в дверь. Вы согласны? Платить вам будут хорошо плюс проживание и бесплатное питание.
Эйми испытала огромное облегчение, поняв, что он не будет задавать лишних вопросов, не будет просить предоставить рекомендации и телефонный номер ее последнего работодателя. Как все оказалось просто!
— Да! Да, я согласна!
На лице Ланса отразилось облегчение.
— Когда вы сможете к нам перебраться?
— Можно уже сегодня?
— Прекрасно.
Глава 2
Полоса неудач часто может обернуться везением.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
 https://21-shop.ru/catalog/zhenskoe/odezhda/platya/-osnovnoy_tsvet-chernyy/ 

 плитка под гжель выгодная цена