А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/ 
 туалетная вода коко шанель мадмуазель цена в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Она показала рукой за окно, где на площади в несколько акров к северу раскинулся глухой пустырь. – Так что бы ты выбрала? – В голосе девицы появились издевательские нотки. – Пять фунтов за то, чтобы тебя дрючили в темном переулке, или это? Текст за девочек наговариваем мы с мамашей. Что же касается самих текстов, то, коли уж тебя это так интересует, то их пишу я сама. Все законно и неподсудно. А теперь вали отсюда.
Джини с удовольствием повиновалась и отправилась в третью фирму, названную Эплйардом. Когда она обнаружила, что по искомому адресу на Фулхэм, в районе Слоан-Рейнджер расположен большой дом с ярко освещенными балконами, ее настроение улучшилось. Перед Джини замаячила робкая надежда. Если наводке Эплйарда вообще можно было доверять, если за всем этим бизнесом действительно стоял некий крупный босс, то найти его можно было скорее всего именно за подобным респектабельным фасадом.
Впрочем, за таким фасадом девушка, помимо всего прочего, ожидала обнаружить еще и неприступного швейцара, но, когда дверь отворилась, ее взору предстал модно одетый юноша с золотыми браслетами на запястьях. Его звали Берни, и этот Берни оказался настоящей находкой для журналиста: словоохотливым, знающим, польщенным появлением репортера и без всякого опыта общения с прессой.
Было обеденное время, и Берни милостиво согласился на предложение Джини угостить его чем-нибудь.
– А что я теряю, правильно? – рассудил он. – В смысле, почему бы мне с вами и не поговорить? И самая красота в том, Джини, что это на сто процентов чистое дело. В смысле, кому от этого будет хуже, правильно? У нас ведь и лицензия есть! – подмигнул он ей. – Лицензия на то, чтобы печатать деньга. Только, чур, я этого не говорил!
Он показал ей дорогу в бар, что находился за углом Фулхэм-роуд. Это место было наводнено женщинами с хриплыми голосами. У всех у них на головах были бархатные ленточки. По просьбе Берни Джини заказала ему шампанского с вишневой водкой по пять фунтов за порцию. Несколько вопросов, чтобы расшевелить собеседника, и Берни понесло. И он рассказал все рыночные принципы, на которые опиралась деятельность их фирмы.
– Я лично вот что обо всем этом думаю, Джини. Что заставляет Землю вертеться? Секс. Какой продукт может понадобиться в любое время суток? Секс. А как можно торговать им по-новому, мило, чисто, без малейшей угрозы СПИДа? По телефону. Мы рассматриваем это как быстро растущий перспективный бизнес, Джини, это ты спокойно можешь процитировать.
Берни продолжал рассуждать, но Джини слушала его лишь вполуха. Она и раньше работала над статьями, которые заводили ее в эту сумеречную зону. Здесь царили острые желания и имелось огромное количество способов, чтобы их удовлетворить: уличные проститутки, девочки по вызову, эскорт-агентства, манекенщицы, журналы, стрип-клубы, порнографические видеокабинки, линии телефонного секса, книги, видеокассеты. Целая империя, эксплуатировавшая потребности неудовлетворенных мужчин, империя, способная потрафить самым причудливым сексуальным потребностям. Берни радостно объяснял, что крепнущий бизнес телефонного секса требует профессионализма, а некоторые дилетанты, которые пытаются им заниматься, никак не могут этого понять.
– Главное, что нужно, – говорил он, потягивая уже вторую порцию шампанского с вишневкой, – это проанализировать рынок, что мы и сделали. Кроме того, необходимо было просчитать потребности различных категорий клиентов. Поэтому теперь наша компания может удовлетворять любые, самые разнообразные, пожелания. Кому-то нравятся иностранки? Пожалуйста! У нас есть три линии, по которым вещают иностранки. Не спрашивай меня, почему, но это пользуется большой популярностью. Чернокожие девочки, шведские девочки и французские девочки. Да, согласен, все это уже было, все это скучно. Но в том-то и дело, что наши клиенты не нуждаются в сюрпризах. Им нужны знакомые вещи – то, что их заводит. Ты понимаешь, о чем я? Блондинки, брюнетки, рыжие… Разумеется, у нас существуют и линии для гомосексуалистов. Кто-то любит девственниц? Ради Бога, у нас есть и это. Хотите прожженную шлюху? Пожалуйста. Такого наговорит – уши отсохнут. Потому на них и спрос. Рот у них ни на секунду не закрывается. Кстати, о ртах. Многие из тех, кто нам звонит, зациклены на той или иной части тела. Вот мы и завели специальные линии для любителей ног, любителей задниц… Но знаешь, что продается лучше всего?
– Что?
– Сиськи! – Берни закатил глаза и очертил руками широкий полукруг перед своей грудью. – Большие сиськи.
Он вздохнул. Казалось, предсказуемость клиентов угнетала его.
– Сколько же телефонных линий контролируешь лично ты? – спросила Джини.
– Я? Восемьдесят шесть, причем с каждой неделей их становится все больше.
– Да, Берни, это впечатляет. Позволь мне заказать для тебе еще одну порцию…
Как и надеялась Джини, после третьей порции Берни расслабился еще больше. Он становился все более словоохотливым, и Джини начала осторожно направлять беседу в интересовавшее ее русло: кто стоит за компанией и чем она занимается еще, помимо телефонного секса. Услышав вопрос относительно его работодателей, Берни насторожился.
– Только давай договоримся: никаких имен. Идет? Скажем, я работаю на одного очень разворотливого дельца.
Берни был в большей степени расположен поговорить о том, чем еще занимается его таинственный босс. Осторожность в нем боролась с желанием похвастать и в конечном итоге уступила. Сначала он намекнул, а затем в открытую заявил, что телефонный секс является лишь верхушкой огромного айсберга и что предприимчивый человек, – тут Берни ухмыльнулся, явно имея в виду самого себя, – в этом бизнесе может пойти очень далеко. Возможностей тут хоть отбавляй. В их фирме в качестве подразделения также существует эскорт-агентство – «первоклассное», – с гордостью добавил Берни, – с потрясающими девушками и обслуживанием даже по кредитным карточкам. Помимо всего прочего, недавно в фирме появилось еще одно подразделение, которое занимается производством видео. Нет, нет – никакой порнухи. Это учебные видеофильмы по сексу – полностью законные, очень доходчивые, которые предваряют выступления врачей и прочих специалистов. Они продаются везде, от маленьких забегаловок до суперреспектабельных магазинов. Самое последнее творение их компании называется «Любовь в браке-2», за шесть недель было распродано семьсот пятьдесят тысяч кассет с этим фильмом.
Джини изобразила на своем лице глубочайшее восхищение и неподдельный интерес.
– Потрясающе, Берни! – сказала она. – Расскажи мне что-нибудь еще. Особенно про эскорт-агентство. Как ты думаешь, там не откажутся со мной поговорить?
– Конечно, не откажутся, если ты будешь со мной. Там командует Хейзел. Мы с ней вот так, – и парень крепко сцепил пальцы рук. – Если хочешь, можем зайти к ней прямо сейчас.
– А у тебя есть время?
– Ну разумеется, – ответил он с великодушным видом и вскочил на ноги.
И эскорт-агентство, и видеостудия были расположены на Шефердс-Буш. Агентство под названием «Элитные знакомства» оказалось на удивление элегантным заведением. Слева от входа была еще одна дверь, она вела в подвал, где находилась видеостудия. Берни ткнул пальцем в ее направлении и с гордостью сказал:
– Ты не поверишь, какое у них там оборудование! Три стационарных камеры, самая крутая аппаратура для звукозаписи, крутящаяся сцена, – как минимум тысяч на семьсот пятьдесят. Они сейчас как раз снимают, так что туда нельзя. А жаль! На тебя бы это произвело впечатление.
Открыв дверь в эскорт-агентство, парень пропустил Джини вперед. Хейзел, высокая и рыжеволосая, с зелеными глазами и в платье такого же цвета, сидела в окружении шкафов с папками, телефонов и дорогих декоративных цветов. В данный момент она была занята маникюром, покрывая ногти вишневым лаком. Ей было около тридцати лет. Она, казалось, обрадовалась, увидев Берни, и позволила ему поцеловать себя в щеку.
– Фу, – сморщила она носик. – Берни. от тебя несет, как из винной бочки. Опять хлестал свои любимые коктейли с шампанским? Кофе хочешь? У меня и у самой в горле пересохло. А вы и есть Джини? Нет, вы мне нисколько не помешали. По вторникам у нас тут всегда затишье.
Ее, как и Берни, нисколько не смутила перспектива дать интервью. Выяснилось, что она является регулярным читателем «Ньюс», так что поначалу разговор вертелся вокруг знаменитостей, с которыми доводилось встречаться Джини. Девушка щегольнула несколькими громкими именами, после чего, сделав кофе, Хейзел вновь уселась за свой письменный стол и хитро подмигнула Берни.
– Кое с кем из них мы тоже знакомы, правда, Берни? Знаете, Джини, кто у нас здесь только не бывает! Кинозвезды, арабские принцы, крупнейшие бизнесмены… Впрочем, я что-то разболталась. Конфиденциальность – основа нашего бизнеса. Вы же понимаете, – продолжила она, прищурив глаза, – что мы действительно эскорт-агентство, а не что-нибудь еще. У нас тут все законно. Наши девушки, – а девушки у нас очень симпатичные, – предназначены для того, чтобы составить клиенту компанию, поддержать легкий разговор, пообедать с ним или погулять по городу. И ничего больше! У нас с этим строго.
– Конечно, – понимающе ответила Джини. И какие же у вас расценки?
– Это зависит от девушки. С восьми до полуночи – двести пятьдесят фунтов, а после полуночи оплата почасовая. На тех, что покрасивее, и цены выше, а две наши самые лучшие девушки ухитряются заработать по пятьсот фунтов за ночь.
– Хорошие деньги!
– Восемьдесят процентов суммы идет девушкам, двадцать – агентству… – Хейзел замолчала и взглянула на Берни. – А уж если клиент им понравился и они решают о чем-нибудь договориться с ним в частном порядке, то это уж их дело, правильно?
Джини решила, что пришло время нажать.
– Меня в первую очередь интересуют именно клиенты, – сказала она. – Рассказывая о телефонных линиях, Берни говорил, что необходимо уметь удовлетворять самые различные вкусы. К вашему агентству это, наверное, тоже относится? Одним мужчинам всегда подавай блондинок, другим брюнеток. Как вы с этим справляетесь?
– Как? – Хейзел взяла со стола большущий каталог, открыла его и жестом пригласила Джини взглянуть. – Именно так мы и классифицируем девушек, видите? По цвету волос. Мы сочли, что это наиболее удобно. Иногда, правда, попадаются клиенты с особыми запросами. Помнишь того, Берни, который предпочитал ирландских девочек? Забавный был. Говорил, что девушка обязательно должна быть ирландкой, потому что у них мелодичные голоса!
Джини перелистывала страницы лежавшего перед ней каталога. Он напоминал ей каталог манекенщиц, который она в свое время позаимствовала у Линдсей. Многие девушки здесь вполне могли бы сойти за фотомодели. Ни Берни, ни Хейзел не преувеличивали: все женщины в этом каталоге были молоды и привлекательны, и ни одна из них не выглядела дешевкой. Тут были разделы по блондинкам, брюнеткам, рыжеволосым, а под каждой фотографией указывалось имя девушки – скорее всего псевдонимы, – ее рост, вес и другие параметры. Имена чаще всего оканчивались на букву «и». Только среди блондинок девушка обнаружила Ники, Лаки, Вики и Сьюзи. Сьюзи была особенно хороша.
– У вас, видимо, есть и постоянные клиенты? – осведомилась Джини. – Те, которые заказывают девушек регулярно, допустим, каждую неделю или каждый месяц?
Берни рассмеялся.
– Каждую неделю! Это при наших-то расценках? Ты, наверное, шутишь. Таких, пожалуй, не найти, верно, Хейзел?
– Да. Но тех, кто обращается к нам каждый месяц, довольно много. Некоторые объявляются с таким же постоянством, как луна на небе, – скорчила гримасу женщина. – Это для них как ежемесячный прием лекарства.
– А может быть, для них это уже что-то вроде ритуала? – спросила Джини. – Вам никогда так не казалось? Может, кто-то заказывал девушек на определенный день недели или определенное время? Или вызывал их в определенное место? Может быть, это доставляет кому-то из клиентов дополнительное удовольствие?
– А у вас хорошее чутье, – быстро взглянула на нее Хейзел. – Не хотите здесь поработать? Таких действительно очень много. Вот, к примеру, был один в прошлом году. Не стану вдаваться в подробности, можете написать, что он из числа приближенных к Ее Величеству людей. Так вот, этот клиент был зациклен на красном. Каждая девушка, которую к нему присылали, должна была быть одета в красное платье. Потом был еще один япошка, помнишь его, Берни? У него был бзик по поводу ног. Ему было плевать на цвет волос, лицо, фигуру, – только ноги. Однажды к нему приехала девушка с педикюром, так он ее выставил. Ох уж эти мужчины! – Она воздела глаза к небу. – Вот уж действительно странные создания, скажу я вам!
Все это было не то, что надо, но Джини не оставляла своих попыток.
– А дни недели? – упорствовала она. – Настаивает ли кто-нибудь из них на определенных днях недели? К примеру, чтобы девушку всегда присылали только в понедельник? Или в воскресенье? Такое бывает?
– Что-то я не припомню, – пожала плечами Хейзел. – Разве что проверить по записям. Но такое вполне возможно, если, например, по определенным дням жена клиента уезжает из города. Вы не поверите, – улыбнулась она, – до чего наглые попадаются клиенты. Некоторым из них вообще нет дела до того, что кто-то может узнать об их проделках. Помнишь, Берни, как в прошлом году какой-то янки заставлял свою секретаршу звонить сюда? Мне ее было так жалко! Сразу чувствовалось, что она хорошо воспитана. У нее был такой шикарный голос…
– Правда? – сразу же подалась вперед Джини. – Она была англичанкой?
– О да. Говорила изысканно, но очень приятно. Я прямо через телефонную трубку чувствовала, как бедняжка краснеет. Он заставил ее пройти через это целых три раза… Вот, у меня тут все записано. – Хейзел полистала регистрационную книгу. – Вот, пожалуйста. В октябре, ноябре и декабре. Я называю таких мужиков «ежемесячниками», а этот оказался еще и весьма привередливым. Странно, что он не прислал сюда свою секретаршу с метром в руках. Девушки обязательно должны были быть блондинками, причем определенного роста. Длинные ноги, обязательно молодые. Он предпочитал помоложе. Большие сиськи… Впрочем, в этом-то как раз ничего необычного нет. Но вы можете себе представить: заставлять свою секретаршу излагать все это по телефону! Именно потому мне тот случай и запал в память. Обычно клиентура у нас скрытная. Звонят всегда сами. Конспираторы будь здоров!
– Действительно необычно, – поддержала ее Джини. – Ну и что дальше?
– Да уж, все это и впрямь было странно. – Хейзел понизила голос и заговорила доверительным тоном: – Дайте-ка мне проверить, – зашуршала она страницами. – Ага, вот оно. Когда эта бедняжка позвонила в первый раз, то сказала, что на следующей неделе из Штатов прилетает ее босс и она должна заранее сообщить ему дату. Потом начинает перечислять все эти требования, о которых я уже рассказывала, говорит, что перезвонит мне позже, а пока я должна прислать ей целую кучу фотографий, Этот парень, дескать, составит список допущенных к следующему туру конкурса. Вы можете в это поверить? Я посылаю ей список в какой-то отель на Элбмерл-стрит, причем делаю это трижды:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
 там 

 gres