А-П

П-Я

 работают и в субботу и в воскресенье 
 maison francis kurkdjian здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Это его романтическое заблуждение было развеяно общительными соседями уже в самом начале пути. Хотя в обычные дни он предпочитал как раз коллективный транспорт и любил, когда в попутчики подбиралась хорошая разговорчивая компания. Но только не сегодня.
Дело было в послании, полученном им с утра. У Михаила имелся старший брат — Петр Летин, штурман межзвездных рейсов. Три года назад Петр был осужден за контрабанду земных наркотиков и приговорен к пожизненной службе на корабле забарьерной разведки. Этим утром, когда Михаил выходил из дому прогуляться и позавтракать в кафе на углу улицы, соседский оголец сунул ему в руку записку. В записке было несколько слов, написанных знакомым почерком: «Мишка, я вернулся. Надо встретиться. Горный орел, 18.оо»
Отель «Горный орел» был Михаилу очень хорошо известен: именно в этом отеле в годы юности дневал и ночевал — то есть практически созревал — его брат Петр, прежде чем окончательно дозрел и к принял роковое решение пойти на штурманские курсы.
Сунув записку в карман, Михаил добрел до кафе и что-то там сжевал (вполне возможно, какую-нибудь казенную салфетку или скатерть). В процессе жевания Михаила посетило нездоровое ощущение, что записка просвечивает сквозь карман его штанов и привлекает к нему всеобщее внимание. Домой он вернулся уже на полном автомате, зажав бумажку в кармане в кулак (чтобы не отсвечивала, сволочь), обреченно послонялся по квартире, рухнул в любимое кресло перед монитором, после чего извлек из запотевшего кармана штанов помятую бумажку и прочитал ее еще раз. Содержание записки, разумеется, не изменилось.
Теперь Михаил ехал на свидание с братом Петром, совершившим побег с корабля забарьерной разведки. Всю дорогу Михаил честно пытался причесать растрепанные мысли и собрать их в целенаправленный пучок. Но для этого надо было сначала отделить нестройный шорох мыслей от докучливых внешних помех:
— Этот прыщавый молокосос, эта девица в штанах грозится — ха-ха, он грозится! — лишить меня — меня! — охотничьего билета, если я в течение года появлюсь на Дирлоке! — бурлил, закипая все круче, охотник. — Да я сам, лично, вот этими руками спущу в унитаз этот паршивый билет вместе с их ублюдочным табельным парализатором!!!
— Кроме того, должен заметить, что тех же ящериц в нашем городском террариуме больше, чем их наберется на трех материках Беблера, вместе взятых! — окончательно завладел инициативой в параллельной беседе бежевый господин. Девушка глядела на него с восхищением, очаровательно приоткрыв рот, молодой человек в цветастых шортах — с угрожающим прищуром. В то же время какие-то отчетливо-агрессивные выкрики начали доноситься еще и снаружи. Поблизости на дороге шла отчаянная перепалка, и дилижанс, судя по нарастанию скандальных звуков, медленно, но верно к ней приближался.
Михаил с любопытством высунулся в окно и повертел головой. Охотник, на время прервав свои излияния, тоже глянул за окно; остальных пассажиров дилижанса посторонние звуки очень вовремя отвлекли от завязавшейся дискуссии — над бежевым господином уже нависла серьезная опасность в лице блондина в шортах.
Источником скандала оказались две машины, двигавшиеся впереди параллельным курсом: по дороге для архаичного транспорта полз оранжевый «жук» навозоуборщика, а по трассе шел белый «Шевроле-Корвет», длинный, словно французская сарделька, и набитый народом, как осетровая самка на нересте — икрой.
На просторной броне «жука» расположились, словно на пляже, трое голых мужчин и перекидывались там в картишки. Из «Шевроле-Корвета» в адрес загорающих сыпались издевательства и насмешки. Троица с навозника вяло отбрехивалась, компания в белой «сардельке» свирепела.
— Не свалитесь с этой кучи дерьма, трам-тара-рам… (вашего самого близкого предка по женской линии), — орал грубый бас из белого авто. — Залезайте внутрь, там вам, червям навозным, лучшее место!
— Это что, передвижной гальюн? Кто последний к на очереди? — вторил ему визгливый тенор.
— Не подмазывайся к чужому сортиру, огрызок! Плаваешь в своем — белоснежном, и плавай! — лениво отвечали с «навозника».
«Так их!» — мысленно поддержал картежников Михаил Летин: путешествуй он по ту сторону бордюра, наверняка ощутил бы обиду за шикарный «Шевроле-Корвет». Но сейчас Летин всей душой встал, на сторону экипажа «жука», как и подобало пассажиру экзотического транспорта по эту сторону дороги.
«Шевроле» взорвался фонтаном нецензурщины. «Навозник» терпеливо молчал. Когда поток оскорблений иссяк, с «жука» ответили:
— Вони-то! Спустить не забудьте! Мы ведь только за лошадьми подбираем.
Тем временем дилижанс начал вклиниваться по свободной полосе аккурат между конфликтующими сторонами. А из «Шевроле-Корвета» уже летел в сторону «жука» первый баллистический снаряд, сиречь — пустая бутылка из-под пива. Неприятельская боеголовка еще рассекала воздушное пространство между враждующими державами, а лихая троица ассенизаторов была уже на ногах. Просвистав узким горлышком над лошадиной холкой, бутылка смачно разбилась об оранжевый бок «навозника». Его экипаж распахнул люк на крыше.
«Господи, только не это!» — в отчаянии подумал Михаил, шарахаясь от окна в глубь кареты. Но господь бог, по своему обыкновению, Михаила не услышал: в следующую секунду три танкиста нанесли по врагу ответный огневой удар — пригоршнями навоза. Из «Шевроле» кинули еще пару осколочных. Три веселых друга в долгу не остались, и скоро в воздухе стало тесно от несущихся с обеих сторон летательных снарядов принципиально разных систем.
Добрую половину ураганного артобстрела принял на себя ни в чем не повинный дилижанс, оказавшийся, на свою беду, в самом эпицентре боя. Все пассажиры дилижанса кто как мог пригнулись, чтобы не маячить лишними мишенями в окнах. Охотник залег под сиденье и яростно там ругался. Девушка непрерывно брезгливо всхлипывала и попискивала, прикрыв руками голову. Блондин частично закрыл соседку своим могучим торсом, героически ее приобняв. Самым отважным из пассажиров оказался бежевый господин:
— Давай! Так их! Влепи им, ребята! — орал он, азартно подскакивая и потрясая кулаками. Но этого ему показалось мало, и он принялся метать лошадиные яблоки, подбирая их с пола, в направлении «Шевроле». Хуже всех приходилось кучеру на козлах дилижанса: пассажиры могли догадаться о его панике, судя по бестолковому дерганью их допотопного ящика. Когда в воздухе запахло грозой и навозом, а над дилижансом полетели «первые ласточки», возница поначалу резко натянул вожжи, а потом от большого ума попробовал развернуть карету прямо на «огневой полосе», но это у него не вышло.
На обитателях дилижанса его бездарные маневры сказывались самым плачевным образом: мало того, что через помещение проносились транзитом в изобилии «райские яблочки» вперемешку со стеклотарой. Пассажиров еще и кидало, как дрова. Больше всех досталось единственному в компании храбрецу: в условиях глобальной неустойчивости транспортного средства, усугубленной еще и ливневым перекрестным огнем, господин в беж нес колоссальные потери: костюмчик его принял совсем уж нетоварный вид, не говоря уже о руках, лице и прическе, вполне подходящих теперь для съемок триллера «Восставшие из выгребной ямы». Сам храбрец абсолютно не заботился о своем внешнем имидже, игнорируя обильные попадания в собственную персону, когда пролетающая шальная стеклотара стукнула его ребристым донышком точнехонько в левый висок. Последний и единственный герой несчастливого дилижанса рухнул подрубленным кедром на деревянный пол, и тут всевышний снизошел наконец, хоть и с изрядным опозданием, к мольбам Михаила Летина: во-первых, в битве произошел решительный перелом — в связи с тем, что в белоснежном (в прошлом) «Шевроле-Корвете» кончились боеприпасы.
Во-вторых, где-то снаружи возницу вдруг настигло озарение. То ли его тоже стукнуло чем-то из пролетающего добра, но только с положительным зарядом, то ли лошадь сама приняла решение. Как бы там ни было, но дилижанс сразу после трагического падения в его недрах единственной боевой единицы рванулся вперед и покинул территорию вооруженного конфликта — к тому времени благополучно завершившегося в пользу сильнейшей и более оснащенной стороны.
Посрамленный «Шевроле-Корвет» понесся вдаль: его пассажиры, все без исключения, могли похвастаться теперь оригинальной расцветкой «в неравномерное яблоко». Затихающему вдали хору ругательств вторило двойное эхо: откуда-то сверху возница сыпал проклятиями в белый свет, не рискуя задевать при этом празднующих неподалеку победу удалых танкистов. И упражнялся в ненормативной лексике охотник, выбиравшийся из-под лавки. Остальные уцелевшие поднимали головы и опасливо оглядывались. Убедившись, что дерьмометчики угомонились, а их противник позорно бежал с поля боя, потерпевшие принялись стряхивать с себя последствия боевых действий. Павший боец лежал в проходе, не подавая признаков жизни.
Михаилу повезло: поскольку он ютился в самом углу, снарядами его практически не задело, только слегка присыпало рассеянными «пулями» (а еще говорят, что из дерьма плохая пуля). Наскоро отряхнувшись, он выглянул в окно: троица победителей вновь разлеглась на своем апельсиновом пляже и раскидывала картишки. Михаила посетила догадка: ребята нашли недурной способ поразвлечься, путешествуя верхом на «навознике» и задевая исподтишка проезжающие мимо расфуфыренные компании. А их и задевать-то особенно не приходилось: разве ж проедешь спокойно мимо трех голых мужиков, загорающих практически на навозной куче? «Интересно, а девушки к ним тоже по дороге пристают?» — подумал Михаил, тоже по природе небрезгливый, глядя на компанию победителей с неожиданной завистью.
— Боже мой, что с ним? Он умер? — донесся до него дрожащий от сострадания девичий голос. Михаил обернулся на голос, как бык на пастушью флейту: последние события окончательно отвлекли его от предстоящей встречи с братом, и он махнул рукой на свои попытки все заранее обдумать, ощутив при этом даже некоторое облегчение. «Что толку размышлять, — рассудил он, — встретимся, а там — будь что будет».
Девушка сидела с несчастным видом, глядя на тело павшего храбреца — а ну как он и вправду отдал богу душу?
— Сейчас очнется, — проворчал авантажный блондин, не проявивший себя в отгремевшем сражении героем и поглощенный теперь оттиранием от дерьма своей белой когда-то майки — следы от попаданий на шортах были не так заметны, поскольку терялись в цветочках.
Михаил, вздохнув, поднялся. Подошел к убиенному, оттянул ему веко, проверил пульс на шее и объявил на весь салон профессиональным тоном:
— Жить будет! — потом, обращаясь лично к девушке, распорядился: — Помогите-ка мне его усадить.
На самом деле он не видел необходимости тревожить павшего героя, больше похожего сейчас на большой кусок органического удобрения, тем более — тягать его по унавоженному салону и куда-то усаживать. Но у Михаила, тоже спасовавшего во время битвы, возникла потребность реабилитироваться в глазах попутчицы. Тем более что оба предыдущих воздыхателя временно вышли из строя.
Девушка послушно встала и подошла к пострадавшему, по-кошачьи брезгливо выбирая место на полу, свободное от навоза, чтобы поставить ногу в белой туфельке.
— Вас как зовут? — деловито осведомился Михаил тоном военврача, нашедшего медсестру в полевых условиях.
— Наташа, — робко откликнулась та.
— Вот что, Наташенька: я потащу его к лавке, а вы поддерживайте ему голову. — Подхватив бесчувственного героя под мышки, он поволок его к ближайшей лавке. Девушка следовала рядом, старательно держась за голову раненого. Привалив его кое-как к лавке, они с чувством выполненного долга плюхнулись напротив.
— Михаил, — официально представился Михаил Летин, протягивая девушке руку, уже не как случайный ухажер, а как бы на правах начальника санитарной бригады. Она, по-джокондовски улыбнувшись, вложила легкие пальчики в его ладонь и не торопилась их оттуда отдергивать. Далее нить беседы пошла ткаться сама собой, не требуя ни малейшего вмешательства мыслительного процесса.
Покинутый блондин уже привел свою атлетическую персону в относительный порядок, и под его ненавидящими взглядами Михаил узнал, куда и зачем Наташа едет (оказалось — просто путешествует по матушке-Земле без определенного маршрута), какие красоты она уже успела повидать («везде одно и то же, но лучше там, где есть море»), и наконец, решающий вопрос — какие у нас сегодня планы на вечер. Она, как выяснилось, «еще не решила».
Михаил тоже имел весьма смутное представление о том, что ему готовит грядущий вечер, но выйти за рамки ритуальной кадрили уже не имелось никакой возможности, да и грех было не закинуть удочку на такую легкую добычу. Вообще-то по большому счету Михаил не любил легкой добычи, хоть и был на нее падок: как говаривал его дед Панас — что легко достается, то и выбросить не жаль. Но Михаилу всегда было жаль, потому что он вкладывал в свои отношения с женщинами, сколь бы короткими они ни были, какую-то сокровенную частичку души — он просто не мог иначе, сколько ни старался, — и каждый раз при очередном расставании ему казалось, что выбрасывают его самого, как легкую и наскучившую добычу. Одним словом — не повезло Михаилу Летину родиться в эпоху всеобщей раскрепощенности неисправимым романтиком. Он и сам воспринимал собственный романтизм на общем легкомысленном фоне как вид психического изъяна и тщательно скрывал его под показными личинами развязности и цинизма.
Но, как бы там ни было и что бы ни ждало Михаила с новой знакомой в конце пути — просто расставание или то же расставание, но после короткого сожительства, оставшуюся часть пути они скоротали в приятной беседе под уничтожающими взглядами блондина, с одной стороны, и сердитое ворчание охотника, с другой. Когда дилижанс свернул с большой дороги на шоссе, ведущее к предгорному поселку, раненый начал опасно крениться и в конце концов опять рухнул, но поднимать его и вновь усаживать никто на сей раз не поспешил — всех куда больше занимали личные проблемы.
* * *
Поселок в предгорьях Сто Тринадцатого горного массива был дьявольски живописным местом: сюда свозили в свое время с урюпинского космодрома пришедшую в негодность космическую технику. Вскоре обнаружилось, что старые корабли отлично подходят на роль жилищ, люди стали заселять корабельное кладбище, стягиваясь сюда со всей округи, как на курорт, а многие — по большей части старые космолетчики — в конце концов здесь и обосновались. Со временем бывшая свалка приобрела статус поселка с наличием всего, что полагается: возвышалась мощным языческим храмом над остроносыми жилыми «коттеджами» громада бывшего грузового транспортника, а ныне — здания правления, имелся милицейский участок — ребристая цилиндрическая башня, бывший патрульный крейсер, внушавший своим грозным видом трепет не только юным, но и тертым жизнью коленкам; наличествовал в поселке и «развлекательный комплекс» — бывший правительственный лайнер типа «люкс» с барами, ресторанами, сауной, игровыми заведениями и прочими увеселительными службами.
Отель «Горный орел» находился немного в стороне от поселка и, в отличие от других местных заведений, был основан не на отбросах космической экспансии:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
 модные спортивные штаны мужские 

 https://dekor.market/plitka/plitka_dlya_kuhni/