А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/pryamougolnye/ 
 https://pompadoo.ru/catalog/tualetnaja-voda/montale/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Симонова Мария

Третья стихия


 

Тут выложена электронная книга Третья стихия автора, которого зовут Симонова Мария.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Симонова Мария - Третья стихия в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Третья стихия то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Третья стихия равен 196.12 KB

Третья стихия - Симонова Мария => скачать бесплатно книгу




«Симонова М. Третья стихия»: Эксмо-Пресс; М.; 2002
ISBN 5-04-009717-4
Аннотация
Пути космические неисповедимы, но все происходящее на них — не случайно. Нити коварных интриг и тайных заговоров сплетаются в причудливый клубок звездных дорог, ведущих к безграничной власти над миром. Эти нити связали воедино низложенную императрицу Серединной Империи, бывшего штурмана космофлота (ныне — беглого каторжника) и Проводника, наделенного способностью перемещаться между параллельными мирами. Все трое — изгои, преследуемые космической полицией, и от их удачливости зависит судьба Вселенной.
Мария СИМОНОВА
ТРЕТЬЯ СТИХИЯ
Пролог
ЗА ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЗЕМНЫХ ВЕКОВ ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИЙ
Легкий, словно погребальный саван, туман опустился на дорогу, будто слетело к темной земле усталое облако и осторожно прилегло пухлым телом в луговую постель, осенив непроглядный мрак летней ночи зыбкой невесомой кисеей.
Единственный человек, ехавший в этот час по дороге, заметил, что вокруг как будто бы чуть посветлело, хотя ночь стояла безлунная. Плоть тумана стелилась ажурным одеялом, простеганным звездными нитями, и сама его потусторонняя бледность создавала иллюзию призрачного освещения.
Фанатик сидел на козлах сгорбившись, устало свесив руки с колен. Поглядеть со стороны — сморило сном усталого человека в дороге. И в голову не придет, что внутри дремлющий возчик натянут, как боевой лук. Сейчас, именно сейчас — Фанатик ощущал это всем существом, каждой его звенящей жилочкой — должно произойти нечто такое, что, возможно, изменит всю его дальнейшую судьбу. А судьба его была непростой, яркой и извилистой, длиною не в одну жизнь… Нечеловеческой была эта судьба, как и сам Фанатик не был человеком.
В поскрипывающей телеге позади него — прикрытый соломой, неподвижный, холодный, окоченевший — лежал труп. Вчера еще печальный груз телеги сражался на стенах крепости Угден, обороняясь от лихих ребят Хоша Доброго. Среди этих ребят числился Фанатик, тоже принимавший участие во вчерашней битве.
Злое, жаркое было дело! По сей час не остыло еще сердце от праведной ярости, тело налито блаженной усталостью нелегкой победы, и горят еще ладони после неистовой рубки. И пировать бы сейчас Фанатику вместе с Хошем во взятой крепости, да поймала его после сражения Особая Судьба — окровавленной рукою.
Чего только не повидал Фанатик в своей неординарной жизни, но тут и его поначалу взяла ледяная оторопь: рука, вцепившаяся мертвой хваткой в его пыльный сапог, принадлежала несомненному трупу — три стрелы торчали в его груди и одна — в горле. Лицо убитого было налито мертвенной синью, глаза остекленели, и кровь из многочисленных ран уже перестала течь. В довершение откуда-то из глубин мертвеца донесся деревянный, лишенный всякой интонации голос:
— Я — ХРАНИТЕЛЬ. ОДИН ИЗ ТРЕХ. Я ДОЛЖЕН ПЕРЕДАТЬ. ТЫ — ПОМОЖЕШЬ.
После этого пальцы разжалась. Покойник, назвавшийся Хранителем, уронил голову и лежал среди трупов мертвее мертвого. Лесные братья, проходящие мимо по двору, с удивлением глядели на Фанатика, склонившегося к мертвецу в попытках его разговорить.
Ночью Фанатик покинул крепость, прихватив с собой разговорчивый труп. Он не имел ни малейшего представления о том, куда едет, но это его не особенно волновало.
Туман парил над взъерошенными лугами, едва касаясь мягким брюхом дремлющих трав. Молчали цикады, не шелестела, застыв, трава, мир стал похож на объемную фотографию. Двигалась только разбитая телега с седоком на козлах и неподвижным телом на дне.
Лошадь тихо встала, словно уснула в середине очередного шага. И тогда оцепенение стало полным. Фанатика охватило странное ощущение: весь мир усыплен, задушен туманом, как наркотиком. Он, Фанатик, единственный, кому дано бодрствовать в этом остановившемся мире.
Тишина внезапно треснула звуком, будто топором из-за угла:
— СЛУШАЙ!
Фанатик вздрогнул всем телом и обернулся: с его места было хорошо видно мертвое лицо с черным шрамом приоткрытого рта, откуда и шел звук:
— ПРИМЕШЬ ТО, ЧТО ДАМ, И ПЕРЕДАШЬ ФЕЛЬЕ ДАГАНУ.
Даганы соседствовали Угденам с востока: знатный старинный род, возводивший свою родословную к Харосским королям. Фелье, насколько знал Фанатик, было имя их младшего отпрыска.
Рука трупа резко вздернулась вверх, взметнув фонтан соломенных былинок. Фанатик шарахнулся и чуть не свалился с телеги. Потом, овладев собой, всмотрелся: судорожно сведенные пальцы мертвеца сжимали какой-то мелкий предмет. Было видно, что это какая-то побрякушка, мелочь, недостойная быть хранилищем Предвечной Стихии. Он хотел было взять предмет, но мертвые пальцы держали крепко, не отдавали свое сокровище. Фанатик сделал осторожную попытку разжать их хватку. Неожиданно холодная клешня хищно сомкнулась на пятерне Фанатика, втиснув предмет до боли в его ладонь. Опешить и облиться липким потом ужаса Фанатик не успел, потому что пребывал уже в каком-то совершенно ином, требующем еще осмысления месте, куда его впустили благодаря цепкому рукопожатию мертвеца.
Он находился в углу мрачного пятиугольного помещения, похожего на каменный склеп с тусклым освещением неясной природы. Его внимание сразу привлек предмет, стоящий на невысоком постаменте: небольшой — размером примерно в локоть, изготовленный из цельного куска какого-то полупрозрачного кристалла. Поверхность его представляла собой калейдоскопический набор тысяч разновеликих граней, образующих узоры, похожие на извилистую вязь древних символов. Фанатик сделал шаг вперед, и светотени на кристалле неуловимо сместились, сложив замысловатые узоры-символы в новый кабаллистический рисунок.
Фанатик почувствовал пустоту в груди, сродни сильной жажде, требующей утоления: кристалл притягивал его, как — он знал это — способны притягивать только предметы, обладающие Силой. А любая сила — от самой примитивной мускульной до силы, таящейся в атомных ядрах, для человека во все времена являлась в первую очередь оружием — защиты или поражения, а чаще того и другого. Оружия Фанатик на своем богатом приключениями веку повидал немало. Судя по мощи притяжения, он безошибочным чутьем профессионала определил: в кристалле заключена чудовищная сила, способная, быть может, потрясти основы мироздания. Хранитель не обманул: одна из Трех Предвечных Стихий, покоренных еще до начала мира в непостижимые смертными времена Хаоса, мерцала и переливалась перед ним за прозрачными гранями.
Фанатик упустил момент, когда он позабыл, где находится и как сюда попал, забыл и о мертвом Хранителе, вцепившемся где-то в другом мире в его онемевшую руку. Все сущее для него исчезло, кануло в небытие. Один лишь кристалл царил в ужасающей пустоте на незыблемом пьедестале, нашептывая изменчивыми переливами все тайны Вселенной, маня, обещая — вот-вот сейчас, еще чуть-чуть, последняя преграда — мгновение, тонкое, как шелковая нить, — порвется, и ты их постигнешь…
Руки потянулись вперед, пустые, как вакуумные полости, до ломоты жаждущие заполнения. И тогда густую тишину продолжил мягкий и шероховатый, как сама эта тишина, голос:
— ВОЗЬМИ…
Ладони обняли кристалл, успев ощутить ранящие прикосновения тысяч острых, как бритвы, граней, но так и не сумев вобрать в себя, осознать и постигнуть их смысл.
Вместо острых граней левая рука Фанатика сжимала вожжи, а правая вцепилась в жесткую ладонь давно окоченевшего трупа с рвением, наводящим на мысль о выжимании жидкостей из сухостоя. Телега по-прежнему плыла сквозь зыбкие туманные толщи, или скорее эти толщи сами плыли мимо телеги.
Он выпустил мертвую руку. При этом собственная отозвалась такой резкой болью, будто вся ладонь представляла собой сплошную рану. Поднеся ее к лицу, Фанатик разглядел треугольный медальон на цепочке, оставленный в руке посмертным рукопожатием. На черной крышке выделялась белым металлом маленькая звезда. А сама ладонь была иссечена сетью глубоких порезов, различимых в предутреннем полумраке по черному бисеру сочащейся крови.
Стиснув зубы. Фанатик медленно сжал медальон в кулаке. Посидел с минуту, глядя, как из-под пальцев вытекают на запястье черные струйки, сливаясь по пути к локтю в два торопливых ручейка. Поднес к лицу вторую руку — также изрезана. Он разжал кулак, расправил цепочку и надел медальон на шею, даже не дав себе труда открыть его, чтобы заглянуть внутрь.
Фанатик принадлежал к расе Изначальных, возникшей во Вселенной за миллиарды лет до появления в ней расы человеческой — изнеженной, смертной и по большому счету нежизнеспособной. Изначальные обладали неограниченной властью над собственным телом: не говоря уже о фактическом бессмертии, Фанатик мог, к примеру, зарастить мгновенно любой порез или рану на своем теле, а мог и оставить ее открытой, чтобы заживала медленно, как на человеке, с болью и с загноениями — просто для разнообразия, ради полноты ощущений от прискучившей за тысячелетия жизни. Имелись у него и способности по меркам его расы куда более ценные: например, для понимания сути Фанатику достаточно было только прикоснуться к предмету — рукой, взглядом или просто дотянуться до него мысленно. Он не стал заглядывать в медальон Хранителя, потому что понял: медальон — это только символ, предмет, необходимый человеку. На самом деле главный ключ и единственный рычаг заключался в душе, несущей бремя власти над Предвечной Стихией.
Теперь, пусть временно, это бремя легло на плечи Фанатика, он стал, пускай ненадолго, Великим Невидимым Властелином, одним из Столпов, на которых испокон века держался мир. Его сочли достойным, допустили и сказали: «Возьми»… И передай…
А если… Не передавать? Оставить Стихию себе, унести ее с этой планеты, стать самому Хранителем, подлинным Властелином, а не передаточным звеном?
Острая боль пронзила обе ладони, ударила с двух сторон в сердце, приведя Фанатика в чувство. Обмануть оказанное ему высшее доверие, стать навсегда предателем и вором, утратив при этом свою изначальную независимость, — не слишком ли высокая цена за место вечного стража у врат Апокалипсиса?
Порыв прохладного ветра дунул в лицо, слизнув с него напряженные складки, прошелся верхушками трав, вороша плывущие над лугами клочья тумана. В поле застрекотала цикада, ей ответила еще одна. Время, проснувшись, тронулось с места. Мир, разбуженный чьим-то мягким толчком, очнулся и зябко поеживался со сна в предвкушении утра.
Подобрав вожжи, Фанатик тронул лошадь. Ладони и пальцы нестерпимо пылали, отзываясь на малейшее движение фейерверками колющей боли, будто утыканные осколками битого стекла. Это надолго. Пусть. Хоть это останется ему в память о его миссии, как доказательство самому себе, что Высшие Силы удостоили его чести держать в руках и стать на миг властелином страшного оружия, способного, быть может, уничтожить сам этот мир.
1. БРАТЬЯ
Было около половины шестого вечера по среднеевропейскому времени. Михаил Летин ехал в стареньком разбитом дилижансе из города Урюпинска в предгорья Сто Тринадцатого скального массива. Горные массивы взгромоздились в донских степях сравнительно недавно — как результат экспериментов: опыты по изменению земного ландшафта дали в свое время потрясающий результат, но были заморожены, как искажающие древний облик планеты и портящие ее исторически сложившиеся погодные условия. Однако многочисленные скалистые острова так и высились с тех пор в бескрайнем океане равнин, не то чтобы радуя, но по крайней мере привлекая взгляды инопланетных туристов.
Итак, Михаила Летина везли ясным летним вечером из родного Урюпинска в предгорья. Поскольку, как любил говаривать Михаилов дед Панас Житомир, — ежели ты едешь в транспорте лицом вперед, то ты таки едешь, а ежели лицом назад — то тогда тебя, стало быть, везут. Шел дилижанс не тряско, а плыл, можно сказать, тихой лодочкой, потому что дорога под его колесами лежала упругая и гладенькая, как шелковая лента. Справа вдали громоздились Сто Восьмой и Сто Девятый скальные массивы. В полуметре за левым окном шел невысокий полосатый бордюр, за ним пролегала скоростная трасса для более современного наземного транспорта. На горизонте громоздились зубьями гигантской циркулярной пилы четыре гордых пика Сто Пятнадцатого скального массива.
Безоблачный небесный океан пересекали на разных высотах сразу несколько видов летательных аппаратов: подобно низкому грозовому облаку летела с юга грузовая авиаплатформа, похожая на неприступную летающую крепость; торжественно парили два дирижабля, черный, элегантный и легкомысленный зеленый, в веселенький красный горошек; трещал на все небо порхающий в самом зените трехъярусный аэроплан-этажерка. Время от времени небосклон прочерчивали стремительными ракетами граждане в индивидуальных силовых креслах, а к западу сносило стайку разноцветных летающих блюдец. Самыми шикарными считались в последнее время такие виды воздушного транспорта, как деревянные избы, изготовленные из крупных нетесаных бревен, но подобная летучая роскошь появлялась над донскими степями нечасто.
— И он заявляет мне — мне, старейшему члену клуба!!! — что пять убитых панцирных загрыз, это слишком много на одного охотника! — напористо говорил Михаилу сидящий напротив сухощавый мужчина с глубокими глазками и широкими залысинами над выпуклым загорелым лбом. — Он заявляет, что подаст ходатайство о запрещении охоты на Дирлоке с пространственными резаками! Он клянется, что скоро нам, охотникам, не придется брать в руки ничего тяжелее учебного парализатора! — Сосед сжал жилистые кулаки, сопроводив это конвульсивное движение нехорошей усмешкой.
— А цветы там есть? — спрашивала между тем хорошенькая пассажирка в салатовом платьице-топ у мускулистого блондина в белой тенниске и в цветастых шортах — парочка сидела слева от Михаила. Вопрос соседки поверг неотразимого ухажора в замешательство: перед этим он грузил даму своими героическими подвигами в сумасшедшем аду Беблера — одной из самых молодых и нестабильных планет в галактике.
— Цветы, девушка, на Беблере не растут, — подал голос из хвоста дилижанса еще один пассажир — моложавый господин средних лет в мятом бежевом костюме. — Если вы хотите цветов, то отправляйтесь в Серединную Империю на планету Айрап — там они произрастают просто повсеместно, в самых неподходящих для этого местах.
Девушка обернулась, восхищенно всплеснув руками. Похоже, что она понятия не имела о существовании во Вселенной таких мест, где цветы могли бы быть неуместны.
— Если его ходатайство пройдет, он первым об этом горько пожалеет! — вновь подступился к Летину попутчик напротив. — Он вынудит нас стать браконьерами! Уж я-то сумею нелегально провезти на Дирлок свой именной РП! — Охотник сделал резкое движение руками, будто выкручивал мокрое белье.
«Трепещите, панцирные загрызы! Браконьеры Урюпинска уже точат на вас свои именные резаки!» — с тоской подумал Михаил, остро сожалея о том, что выбрал сегодня для поездки на ответственное, можно даже сказать конспиративное, свидание такой вид общественного транспорта, как дилижанс.
А ведь он специально вышел пораньше из дому, надеясь хорошенько обдумать в пути предстоящую встречу. Завзятому домоседу и виртуалыцику Летину почему-то казалось, что дилижансами ездят исключительно мечтательные и молчаливые люди.

Третья стихия - Симонова Мария => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Третья стихия автора Симонова Мария дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Третья стихия своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Симонова Мария - Третья стихия.
Ключевые слова страницы: Третья стихия; Симонова Мария, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 куртка парки мужские 

 https://dekor.market/plitka/