А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/derevyannye/ 
 духи леди миллион цена здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Мисс Беллман, я уверен, что вы вступаете в этот брак под давлением вашего брата, чтобы спасти родовое поместье. Нельзя допустить, чтобы между нами осталось что-либо неясное, недоговоренное. Будем же чистосердечны и искренни друг с другом. Я теперь немолод, но у меня есть еще свои честолюбивые мысли о будущем. И чтобы осуществилось задуманное, мне нужна жена. Но это должна быть не любая женщина. Мне необходима рядом благовоспитанная южанка аристократического происхождения. Не всякая девушка захотела бы выйти замуж за старого янки, хоть и родился он на Юге, но ведь и не всякий так богат, как я. Я решил найти себе кого-нибудь, доведенного до отчаяния. И я нашел вас, мисс Беллман.
Он сделал паузу, рассчитывая на ее ответ. Но Тэйлор молчала. Тогда он продолжал:
— Я уже был женат. Моя жена умерла после восемнадцати лет замужества. У нас с ней сложились хорошие, надежные отношения, так что мы были абсолютно уверены друг в друге. От того брака у меня есть сын, который в настоящее время находится за границей. — Он снова кашлянул. — Мисс Беллман, я, разумеется, не так глуп, чтобы думать, будто настоящее соглашение приятно такой молодой и прекрасной особе, как вы. И все же мне думается, что мы сможем неплохо ужиться и быть во всем удобными друг другу. Я вовсе не суровый надсмотрщик, как могло показаться…
Он бодро встал, подал руку Тэйлор и проводил ее до двери.
— Я полагаю, вам нужно сделать некоторые приготовления.
— Да, — прошептала Тэйлор и поспешно удалилась.
Она быстро поднималась по лестнице и слышала стоявший в гостиной гул от многочисленных приглашенных. Стук колес и цокот копыт возвестили о приезде еще одного. В полном смятении Тэйлор буквально ворвалась в свою комнату.
Дэвид Латтимер был приятно удивлен Тэйлор. Что и говорить, она очаровала его своей красотой и молодостью. Он, конечно, заблаговременно был осведомлен о ее возрасте, но почему-то считал, что это всего лишь обыкновенная провинциалка, не имеющая поклонников, а значит, и какой-либо возможности найти для себя подходящую пару. И вот — сюрприз…
Дэвид вздохнул и налил себе выпить. «Что же ты делаешь, старый глупец?» — спрашивал он себя. Но ответ ему уже был ясен. Латтимер знал, что делает, наверняка. Он в деталях спланировал свое возвращение на Юг, где когда-то им пренебрегали как выходцем из бедноты. Он все рассчитал и догадался, как можно проникнуть в здешнее светское общество. Да и ждать долго не пришлось — Тэйлор Беллман, можно сказать, упала с неба прямо в его руки. Да, он стар. Стар настолько, что годится ей, скорее, в дедушки. Справедливо ли наделять ее, чистую, светлую, удивительно благовоспитанную девушку, таким мужем?
В раздражении он так сильно стукнул пустым стаканом, что разбил его на части. Справедливо или нет — сейчас это не имеет значения. Так нужно в интересах дела. Он будет с Тэйлор добрым и внимательным. И от нее потребует лишь малого — разве что называться его женой. Да, у него вовсе нет намерения делать ее своей настоящей женой. Пусть она только исправно играет свою роль на публике. И не более того. Она никогда ни в чем не будет нуждаться. С ней все будут обращаться лучшим образом. Это, в конце концов, сделка, от которой выигрывают обе стороны. Так что Дэвиду нет нужды как-то особенно беспокоиться о ее счастье…
Дженни уже давно поджидала Тэйлор. На кровати раскинутым лежало свадебное платье Кристины, любовно сбереженное служанкой для этого дня.
— Нам нужно поторопиться, мисс. Вдруг что-нибудь не так — я быстро, в один присест все поправлю, — успокаивала девушку Дженни.
Она подвела Тэйлор к кровати и принялась ловко расстегивать на ней одежду. Пальцы ее, привыкшие к этому за долгие годы практики, словно летали. Дженни была личной прислугой Тэйлор с самого раннего детства. Замуж она вышла лишь два года назад — за большого негра по имени Цезарь. Он работал у Беллманов на плантациях. И вот замужество Тэйлор должно будет разлучить Дженни с Цезарем, поскольку Филип не захотел лишиться лучшего раба. Дженни стойко держалась и хранила в себе боль предстоящей разлуки. Тэйлор была очень привязана к Дженни и сейчас с удовольствием наблюдала за ней в зеркало. В последнее время ей часто приходило в голову спросить свою служанку, что значит быть замужем, делить постель с мужчиной. Но она никак не решалась задать свои вопросы вслух.
Теперь уже поздно.
Фигура Тэйлор не нуждалась в корсете, поэтому Дженни, накинув на обнаженную девушку шелковую сорочку, сразу же принялась за свадебный наряд. Сначала одну за другой она надела на Тэйдор несколько легких юбок, а потом платье из старинных французских кружев и атласа. Неглубокий вырез платья был аккуратно окаймлен пришитым по кромке жемчугом. Внизу платье заканчивалось длинным шлейфом, придававшим невесте грациозность и величественность. Справившись с многочисленными пуговицами, Дженни надела на голову Тэйлор жемчужную диадему со свисающей тонкой, прозрачной вуалью.
«Мама, наверное, сияла от счастья, когда выходила замуж, — думала Тэйлор, глядя в зеркало на свое далеко не жизнерадостное отражение. — Они с папой так любили друг друга».
— Пойди и скажи Филипу, что невеста уже готова. Хочу, чтоб побыстрее со всем этим… — нервно бросила Тэйлор Дженни. — Я даже не могу присесть.
Она подошла к окну и выглянула на улицу. На лужайке уже толпился народ — друзья, знакомые и даже совсем не знакомые ей мужчины и женщины. А вот и ее жених, Дэвид Латтимер — высокий, стройный еще мужчина с совсем седой головой и аккуратно подстриженной бородкой. В свадебном костюме он даже приятно выделялся среди приглашенных. Его вид и поведение были естественными видом и поведением человека, который хорошо знает, что он хочет получить. И, видимо, всегда получает то, что ему нужно. Дэвид был хорош — и грубоватой мужской красотой и представительными манерами.
Тэйлор вспомнила слова, сказанные им в библиотеке. Чувства ее к этому человеку перемешались. Резко и холодно анализируя причины их свадьбы, он в то же время, кажется, вполне искренне говорил о том, что сделает их совместную жизнь дружеской. Тэйлор почему-то верила ему. Очень хорошо, что он правильно понял, почему она выходит за него замуж, а значит, и не ждет от нее более того, что она может ему дать. По крайней мере, у него нет никаких иллюзий, которые впоследствии могли бы не оправдаться, что сделало бы их жизнь невыносимой. Возможно даже, что это замужество поможет Тэйлор окунуться в более благоприятную атмосферу, чем та, в которой она пребывала последнее время. Что и говорить, Филип, не имея на то никаких оснований, стал по отношению к ней просто нетерпим. Его злость, ненависть… Откуда они?
Под окном зазвучала музыка. Тэйлор, еще раз безразлично взглянув на себя в зеркало, медленно направилась к двери. Еще немного, и она станет миссис Латтимер.
Глава 2
Тэйлор медленно спускалась по крутой мраморной лестнице. Руки ее бессильно скользили по резным дубовым перилам, сверкавшим от долгих часов полировки слугами под наблюдением внимательных глаз Сюзан. Спустившись вниз, она остановилась, посмотрела вокруг себя, как бы прощаясь со всем, к чему привыкла и была привязана с рождения. Она любила Спринг Хавен всем своим существом. И вот теперь она должна доказать эту любовь — спасти Спринг Хавен для Беллманов. По-видимому, ей никогда уже не придется жить здесь, но этот дом навсегда останется ее домом. «Я выхожу замуж по любви, папа, — мысленно говорила Тэйлор. — По любви к Спринг Хавену…»
Филип молча наблюдал за ней, стоя в дверном проеме. Никогда прежде не видел он девушки, выглядевшей бы так восхитительно, так прекрасно, как Тэйлор сегодня, сейчас. Но и теперь, когда он сам, казалось, утонул в глубине ее колдовски притягательных глаз, почти физически ощущая неповторимое обаяние своей сестры, Филип злился на нее. Чувства его смешались так, что ему внутренне приходилось бороться с собой. На какое-то мгновение он вдруг загорелся желанием освободить ее от жестокости и обид, нежно любить и быть ей настоящим другом. Но нет, говорил он себе, ни в коем случае нельзя поддаться ее очарованию. Спринг Хавен для него — все. Когда-то, приведя в дом новую жену, отец как бы отлучил его от поместья. Вернее, корень зла Филип видел в Кристине, которая, как ему казалось, делала все, чтобы взять над ним верх. Отцом она вертела, как хотела, и чувствовала себя здесь настоящей хозяйкой. От природы она была доброй и мягкой. Она так весело смеялась, шутила, что очень скоро вокруг нее закружился весь Спринг Хавен. Спринг Хавен, который Кристина полюбила так же сильно, как и все Беллманы. А потом у отца и Кристины родилась дочь… Вот она, захватчица, которая чуть не отняла у него, Филипа, Спринг Хавен. Да, конечно, она должна быть принесена в жертву, чтобы спасти его дом и его самого.
— Вы готовы, Тэйлор? — спросил он грубовато.
Она взглянула на него отрешенно, всеми силами стараясь выглядеть спокойной:
— Да, я готова.
При этом ей вдруг захотелось броситься к одной из белых массивных колонн, вцепиться в нее и держаться так до тех пор, пока не закончится весь этот кошмар и она не будет спасена каким-то чудом. Тэйлор с прощальной тоской смотрела на привычные ей предметы и вещи, запечатлевая их в своей памяти. Потом быстро повернулась и направилась к выходу.
Зеленая лужайка ярко пестрела цветами. Вокруг нее вперемешку росли дуб и сосна, кедр и магнолия, другие распространенные в этих местах деревья. В воздухе стоял насыщенный аромат роз и фиалок, азалий и жимолости вместе.
Филип и Тэйлор, появившись на улице, на мгновение остановились. Увидев невесту, толпа громко вздохнула. Разговоры стихли. Все взгляды устремились к Тэйлор, неспешно плывущей в своем длинном платье навстречу собравшимся. Она смотрела на Дэвида, поджидавшего ее на другом конце прохода и стоявшего прямо и уверенно. Филип, все еще держа Тэйлор под руку, слегка наклонил к ней голову. В затуманенное от страха перед неизвестностью сознание девушки не сразу проникли произнесенные им очень тихо слова:
— Я очень надеюсь, что ты будешь счастлива. Пойми, пожалуйста, у меня в самом деле нет другого выхода.
Пораженная такой его искренностью, тоном, каким он говорил, Тэйлор остановилась и внимательно посмотрела на него: возможно, он все-таки уступит и не даст свершиться этой свадьбе… Неужели его не волнует то, что с ней произойдет? А ведь они могли бы стать ближе друг другу, так, как настоящие брат и сестра.
Филип, заметив мольбу в ее глазах под тонкой вуалью, слегка вздрогнул. Вот так отец всегда таял под взглядом этих глаз. Нет-нет, он не может отступать!
— Невеста в день свадьбы должна быть радостной, — негромко сказал он, сжав руку Тэйлор. — Улыбнись же. О, как она ненавидела его в эти минуты! Глаза ее сверкнули в ярости, но она сумела совладать с собой и… улыбнулась. Решив вести себя так, чтобы никто не заметил ее смятения, Тэйлор настойчиво освободилась от Филипа и с видом счастливой невесты сама подошла к Дэвиду. Тот сразу же взял ее за руку.
И вот они уже стоят перед преподобным отцом Стоуном, повторяя за ним обещания любить и беречь друг друга. Тэйлор, будто в полусне, стояла и слушала, как его преподобие велел Дэвиду поцеловать свою супругу. Длинные старческие пальцы приподняли вуаль, и борода слегка коснулась юной щеки. Когда мистер и миссис Латтимер пошли рука об руку по проходу, они тут же оказались в окружении гостей. Их обнимали, целовали, поздравляли. Оркестр заиграл свадебный вальс. Все замерли в ожидании танца новобрачных.
— Миссис Латтимер, мы должны танцевать, — шепнул Дэвид.
Перебросив шлейф платья через руку, Тэйлор закружилась в крепких объятиях. К ним тут же присоединились другие, и всеми овладело ощущение настоящего праздника.
— Ваш брат устроил все как подобает, — с честью и достоинством, не правда ли, Тэйлор?
— А почему бы и нет? — удивилась Тэйлор.
И тут же она подумала, что Филип не скупился потому, что все было организовано на деньги Латтимера.
Веселье продолжалось до вечера. Длинные столы ломились от изобилия яств. Все щедро разливалось и раздавалось, не замедляя поглощаться довольными гостями. Наблюдая за собственной свадьбой, Тэйлор вдруг осознала, как же теперь отдалилась от своих подруг, от их беззаботных интересов… Сейчас она чувствовала себя намного старше своих сверстниц. Глубокая пропасть пролегла между ними и ею, и теперь ей, жене старого чужеземца, никогда не одолеть этой пропасти.
В голове ослабевшей от шума и танцев Тэйлор пульсировала боль предстоящей разлуки с родным Спринг Хавеном. Дэвид заметил ее состояние и ласково сказал:
— Пожалуй, самое время попрощаться с гостями и отправиться домой, Тэйлор. Пожалуйста, прошу вас, подготовьтесь к отъезду.
— Да, я пойду переоденусь.
— Буду ждать вас в библиотеке. С меня уже хватит этого веселья.
Тэйлор быстро пошла в свою комнату и позвала Дженни. Но ответа не последовало. Наверное, она прощается с Цезарем, решила Тзйлор, и, не желая мешать им, принялась расстегивать на себе платье. Она почти уже справилась, когда на пороге показалась Дженни и, всплеснув руками, виновато засуетилась:
— О, мисс… миссис, почему же вы не послали за мной?
— Да-да, нужно было послать. Ну, ничего, теперь ты, наконец, здесь. Пожалуйста, избавь меня поскорей от этих трудностей с раздеванием. Мистер Латтимер ждет нас, мы уже должны ехать.
Не мешкая, Дженни тут же расправилась с венчальным нарядом и быстро облачила Тэйлор в легкую, почти невесомую, дорожную одежду розового цвета, приятно оттенявшую матовую кожу лица и как нельзя выразительнее сочетающуюся с черными вьющимися волосами.
— А ты уже собралась, Дженни? Пора идти.
— Да, миссис. Я уже попрощалась. Кажется, мы не уезжаем за пределы графства? А то я ведь мечтаю как-нибудь все же приехать сюда, чтобы навестить своего Цезаря.
Тэйлор протянула руки и нежно обняла служанку:
— Я очень сожалею, что вам с мужем придется разлучиться. Правда, Дженни, искренне тебе сочувствую. Но, с другой стороны, я очень рада, что со мной будет хоть один близкий человек, тем более в твоем лице, моя милая Дженни…
В Дорсет Халл новобрачные ехали в тишине. Каждый был погружен в собственные раздумья. Дженни же сидела впереди кареты, рядом с извозчиком.
Всю дорогу Тэйлор неотрывно смотрела в окно, и чем дальше они отъезжали от Спринг Хавена, тем тоскливее становилось у нее на душе. При мысли о надвигающейся ночи, когда ей придется лечь в постель с Латтимером, Тэйлор овладел панический страх. Ее представление о физиологической стороне замужества носили лишь предположительный характер. Какими-либо знаниями на этот счет она вследствие своего скромного воспитания, естественно, не владела. Разыгрывающееся в страхе перед неизвестностью воображение угрожающе рисовало ей самые жуткие картины.
А вот и Дорсет Халл. Тэйлор буквально прилипла к окну, радуясь хоть чему-то, что могло бы отвлечь ее от неприятных размышлений.
Дом Дэвида стоял на небольшом возвышении. Он был намного меньше их дома в Спринг Хавене. Повсюду горели яркие огни, зажженные слугами в честь их господина и его молодой жены.
На плантациях здесь, как успела заметить Тэйлор, главным образом выращивают хлопок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
 красивые женские кеды 

 Апе Spark 
 керамогранитная плитка под мрамор