А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/ 
 valentino uomo здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Но когда Алина, нежно утешая дочь, погладила ее по шелковистым волосам, она притихла и придвинулась ближе к матери, проклиная тот час, когда должна будет покинуть ее.
Мара принесла письменные принадлежности, и комнату заполнил ровный скрип пера. Письмо не было слишком длинным, и Гевин скоро запечатал его в конверт с черной каймой. Служанка накинула шаль на плечи и поспешила на почту.
– Я попросил Малкольма как можно скорее прислать за тобой кузена Гидеона, Рокси, – нарушил тишину Гевин. – А пока не выходи из дома и держись подальше от слуг, которые бегают туда-сюда.
Роксана, готовая вновь разрыдаться, молча кивнула головой.
Скоро вернулась служанка и рассказала, как ей повезло:
– Я успела вовремя, прямо к почтовой карете. Она приходит раз в месяц, но почтальон сказал, что больше не приедет: слишком опасно стало с этой войной и все такое. – Мара почти вышла из комнаты, но остановилась и добавила: – Он сказал, что доставит письмо мистеру Шервуду за три дня.
Через несколько минут в дверь постучали, и Роксана, заслышав бодрый голос кузины Мэри, воспрянула духом. Она восхищалась двоюродной сестрой, которая была на два года старше ее. Она была такой опытной! Мэри вышла замуж больше года тому назад и теперь ждала ребенка:
Мэри вошла и с искренним чувством обняла по очереди тетю и дядю.
– Я так хотела быть с вами там. Но доктор и Том настояли, чтобы я не выходила.
– И правильно сделали, дорогая, – мягко ответила Алина дочери своей сестры. – Мы совсем и не ожидали увидеть тебя на кладбище в такую погоду.
– Но я одета очень тепло. И ехать совсем недалеко. Я сказала Тому, что должна увидеть вас сегодня вечером во что бы то ни стало.
Мэри взглянула на Роксану, молча кинулась к девушке и сжала ее в мягких объятиях. Роксана уронила голову на подставленное ей плечо и уже не сдерживала слез. Погладив вздрагивающие плечи кузины, Мэри вынула из складок юбки платок и вытерла собственные слезы.
– Не плачь, Рокси. Время залечит эту рану. Роксана слегка кивнула, а Мэри тихо сказала:
– А не пойти ли нам к тебе наверх? Ты снимешь сырую одежду. Разве ты не чувствуешь, что вся промокла?
Роксана слабо улыбнулась на выговор кузины и стала подниматься вслед за ней по винтовой лестнице.
В большой красивой комнате с рюшами на занавесках и с цветами на обоях, которая, безусловно, служила девичьей спальней, уютно горел огонь. Мэри быстро помогла Роксане переодеться в мягкую фланелевую рубашку. Роксана укрылась теплыми, мягкими одеялами, а Мэри уселась на краю кровати и вздохнула:
– Какая у тебя красивая фигура, Роксана. А я стала такой толстой, что бедняжка Том едва может обхватить меня руками.
Роксана вытерла слезы и хихикнула:
– Думаю, ему стало трудно приблизиться и к кое-чему еще.
– Ты испорченная девчонка, – засмеялась она. – Но, сказать по правде, Том так жаловался, что ему мешает мой живот.
– Что ты имеешь в виду – жаловался? Он что, оставил попытки?
Мэри покраснела, отчего стала еще симпатичней, потом наклонилась к уху кузины и зашептала что-то. Роксана откинулась назад и взглянула на нее круглыми от удивления глазами:
– Ты делала это с Томом?
– Да, делала, – ответила молодая жена, как бы защищаясь. – Живот стал таким огромным. Каждую ночь Том просил меня и говорил, что задевает его, – и я, в конце концов, уступила ему. Он утверждает, будто отец Джон сказал ему, что все происходящее между мужем и женой в глазах Бога правильно.
То, что рассказала ей Мэри, было совершенно не похоже на случаи, которые рассказывали ей другие близкие подруги, и Роксана почувствовала смутное волнение. Она представила себе свою кузину, делавшую это со своим мужем, и внизу ее живота появилось странное ощущение. Как бы вытаращили глаза ее школьные приятельницы, если бы услышали такое!
Она улыбнулась: какими наивными были ее подружки. Они едва знали, откуда берутся младенцы, и уж совсем не имели никакого представления о том, как они туда попадают. И она бы не знала, если бы Мэри не рассказала ей. Ее кузина была для нее, несомненно, богатым источником информации.
Но то, что она узнала сегодня, потрясло девушку. Неужели это дозволялось в браке? Сможет ли она делать это, как бы ни любила она своего мужа?
Она почувствовала вопрошающий взгляд Мэри и, запинаясь, произнесла:
– Если отец Джон сказал, значит, правильно. Но я думаю, что если бы я делала это, то чувствовала бы себя ужасно грешной.
– Не спеши судить, Рокси, – Мэри поспешила защититься. – Сначала я чувствовала примерно то же самое. Но Тому так это нравится, а я его так сильно люблю, что я быстро привыкла. – Она подождала минуту и добавила, поддразнивая подругу: – Ты тоже однажды будешь делать это с мужчиной, вот увидишь.
Роксана покраснела. Она мысленно представила себе незнакомца – того грубого человека с дороги.
Роксана быстро опустила глаза, испугавшись, что Мэри сможет что-то разглядеть в них.
Мэри заметила смущение своей молодой кузины и терпеливо подождала, гадая, кто же именно завладел ее фантазией.
– Не знаю; сомневаюсь, будет ли у меня такая возможность, – тихо произнесла Роксана.
Мэри подняла брови. Роксана напрашивалась на комплимент? Вряд ли. Ее молодая родственница никогда не притворялась и не кокетничала.
– О чем ты говоришь? В Бостоне, по меньшей мере, десяток мужчин сходит с ума по тебе.
Горячность Мэри взволновала Роксану, и она снова разразилась слезами:
– Мэри, папа отсылает меня к дяде Малкольму до тех пор, пока не пройдет эпидемия. Мне кажется, что я больше никогда не увижу Бостон.
Старшая кузина потрясенно взглянула на Роксану:
– Что ты сказала?
– Это правда, Мэри. Я уеду отсюда, как только кузен Гидеон приедет за мной. – Слезы ручьем катились по щекам Роксаны.
Мэри тоже расстроилась и обняла плачущую девушку. Она укачивала ее, сама почти плача:
– Бедная, бедная. Как ужасно – ты в этой лесной глуши. Том рассказывал как-то, что там нет никого, кроме грубых фермеров и диких охотников, не говоря уже об индейцах. Как ты выдержишь это?
Чувства Мэри, так неуклюже высказанные, лишь подлили масла в огонь. Откинувшись на кровати, Роксана громко зарыдала:
– Я не знаю, Мэри. Папа настаивает, и я ничего не могу поделать.
Мэри поднялась с кровати и подошла к окну. Она отодвинула занавески и посмотрела на улицу. Дождь еще шел, заслоняя собой все; только уличный фонарь мягко светил перед домом. Мимо прошли два британских солдата, и Мэри глухо прошептала: «Негодяи». Она обернулась и подошла к постели.
– Я думаю, – произнесла она, вновь усаживаясь, – ты должна сделать так, как говорит дядя Гевин.
Роксана вздохнула, признавая правоту этих слов.
– Пожалуйста, Мэри, давай больше не будем говорить об этом.
– Хорошо, дорогая, не будем. Постарайся теперь уснуть. Завтра все покажется тебе не таким мрачным.
Мэри оставалась сидеть на кровати кузины, гладя ее лоб, пока та, глубоко вздохнув, не заснула.
Через шесть дней после того как Гевин отправил письмо, отец и дочь сидели за завтраком и пили кофе. Роксана поднялась и подошла к окну с чашкой в руке, потягивая горячий напиток.
– Похоже, будет дождь, папа, – заметила она.
Гевин вздохнул, подумав о могилке на горе. Один из слуг сказал ему, что дождь пока не повредил ее… но сколько она еще выдержит?
Унылую тишину нарушили голоса, доносившиеся из передней. В дверь постучали.
– Войдите, – пригласил Гевин.
Мара вошла в комнату в сопровождении высокого неуклюжего юноши. Он остановился в дверном проеме. Видно было, что он чувствует себя неловко и не к месту в этой богато обставленной комнате. Он посмотрел на свои ноги – в тщетной надежде, что никто не заметит его грязную обувь.
Его торчащие в разные стороны, спутанные волосы спускались ему до плеч. Перед ними был явно деревенский гость. Гевин не понимал, что было нужно этому странному юноше. Однако чем больше смотрел он на незнакомца, тем больше что-то напоминал ему этот блеск темных глаз.
– Этот человек говорит, что он ваш племянник, мистер Шервуд, – сказала Мара.
Гевин широко раскрыл глаза и прошептал: «Гидеон!» Вскочив на ноги, он бросился к гостю с распростертыми объятиями:
– Я не узнал тебя, сынок!
В ответ на теплую улыбку и приветствия дяди Гидеон смахнул длинную прядь со лба и улыбнулся. Он схватил протянутую ему руку и с чувством пожал ее.
Вглядываясь в лицо своего родственника, Гевин понял, почему оно показалось ему таким знакомым. У Гидеона были глаза и улыбка их Дэви. Гевин положил руку на мускулистое плечо Гидеона и радостно улыбнулся:
– Как хорошо увидеть тебя после стольких лет, Гидеон… – Подведя гостя к огню, Гевин спросил: – Как ты добрался? Легко ли было пройти в город? Сразу после того как я отправил письмо, отцы города запретили входить в город и покидать его всем без исключения.
– Я хорошо доехал, дядя Гевин. Как только мы получили ваше письмо, я сразу отправился в путь и быстро добрался. А насчет того чтобы войти в город, дядя Малкольм догадался, что движение будет перекрыто, и предупредил, чтобы я не ехал главной дорогой и, где можно, сворачивал в переулки.
– Уж поверь Малкольму. Мальчишками мы уже один раз пережили эпидемию и знаем, что это такое.
– Да, он ничего не забыл, – засмеялся Гидеон.
– Как там братец? Как он жил все эти годы?
– Он очень горюет о маленьком Дэви; ну а здоровье его хорошо, и все у него как обычно.
Гевин улыбнулся воспоминаниям. Он знал, что означает это «как обычно». Его старший брат-вдовец остался таким же неукротимым, каким был.
Все это время Роксана стояла в темном проеме окна, не замеченная Гидеоном, и могла рассмотреть кузена, которого не видела пять лет. Пока Гидеону не исполнилось двенадцать, он жил на той же улице, что и они. Они росли вместе, играли и дрались, как играют и дерутся двоюродные брат с сестрой. Однако между ними была глубокая нежность, и Роксану сильно потряс отъезд Гидеона к дяде, у которого он и остался жить. Родители Гидеона погибли, когда однажды ночью их экипаж соскользнул с обледенелой дороги и перевернулся. Родители оказались под повозкой, которая сломала им позвоночники.
Первое, на что обратила внимание Роксана, это полосы Гидеона, которые свободно свисали, а не были собраны, как по бостонской моде. Она вспомнила, что и незнакомец на дороге тоже был длинноволосым. Рассмотрев фигуру Гидеона, она увидела, что и одет он был так же, только его лосины проще, чем у незнакомца.
Гевин позвал Роксану, прервав ее размышления. Гидеон засмущался и замолчал. «Кузина Рокси выросла, – подумал он. – Она еще покажет мужчинам».
Широкая приветливая улыбка Рокси заставила его забыть о смущении. Они перебросились несколькими словами, и он понял, что перед ним все тот же друг, каким она была ему в детстве.
На звон колокольчика явилась служанка.
– Мара, будь добра, принеси моему кузену завтрак.
Пока Гидеон поглощал ветчину и яйца, теплое печенье, пирог и кофе, Роксана нетерпеливо расспрашивала его:
– А как ведут себя индейцы в Кентукки? Они не перешли на сторону англичан?
– Только некоторые… ренегаты. Но они не очень нас тревожат. Большей частью они воруют у нас скот и иногда поджигают лачуги фермеров, построенные не на месте. Я думаю, в основном они охотятся для английских солдат.
Гевин потрепал свою аккуратно подстриженную короткую бородку. Этот знак всегда предупреждал членов семьи о том, что он чем-то обеспокоен или не уверен в чем-то. Молодые люди понимали, о чем он подумал сейчас. Роксана быстро опустилась на колени рядом с ним.
– Все будет хорошо, папа, – сказала она. – Пожалуйста, не волнуйся.
– Рокси права, дядя. Индейцы не вышли на тропу войны. Мы в горах считаем, что пока они не приняли решение и пытаются усмирить пыл англичан.
Однако Гевин продолжал теребить свою бороду. Его не убедили их слова. Наконец он отозвался:
– Надеюсь, ты прав, Гидеон. Но, куда ни посмотри, вас везде подстерегает опасность. Краснокожие язычники – в горах, тиф – здесь, в Бостоне. – Он глубоко вздохнул и поднялся. – Я буду молиться за вас, дети, за каждый шаг на вашем пути. – Поднимитесь ненадолго к Алине и попрощайтесь с ней. Я хочу, чтобы вы отправились как можно скорее.
Глава 2
Прошли два дня и одна ночь. Уже совсем далеко от Бостона Гидеон и Роксана ехали верхом по лесу. Низко по небу плыли грозовые облака. Уверенность, которую прежде демонстрировал Гидеон, почти исчезла. Он сдвинул свою кожаную шляпу на затылок и беспокойно оглядывался.
Тропа стала шире, и Роксана подогнала лошадь, чтобы ехать рядом с Гидеоном. Они оба были в растерянности.
– Гидеон, мы, кажется, заблудились? – спросила она.
– Похоже, что так, Рокси, – ответил Гидеон, вспоминая путь, который они проделали. – Наверное, мы где-то поехали не по той дороге.
Они пришпорили лошадей. Нахмурив лоб и насупив брови, Гидеон смотрел на небо. Порыв ветра закрыл лицо Роксаны волосами, и она нетерпеливо отвела их.
– Что же нам делать?
– У нас не так много времени, Рокси. Посмотри, какие тучи. Нам надо найти место, чтобы укрыться от дождя прежде, чем он начнется. – Он помолчал, потом снова заговорил: – Теперь мы точно знаем, что позади нет никакого жилья, но у меня чувство, что эта тропа приведет нас куда-нибудь… Может быть, к хижине.
Сердце Роксаны забилось. Да, хорошо бы. Последнюю ночь они спали, прижавшись друг к другу под раскидистым кедром. Большие, доходящие до земли ветви закрывали их от пронизывающего осеннего ветра, и ложе, которое Гидеон сделал из сосновых веток, было вполне мягким, но постоянно раздававшийся вой волков заставлял Роксану цепенеть от страха.
Роксана вздрогнула. Гром, который до этого они слышали вдалеке, теперь прогремел почти над их головами.
– Это серьезно. Будет очень сильный ливень, – прокричал Гидеон сквозь раскаты грома.
Стемнело, и тропу, по которой они ехали, было едва видно. Поднявшись на холм, Гидеон закричал, перекрикивая гром и шум ветра:
– Там хижина, у подножия горы. Дождь начинается, скорее, – поторопил он Роксану.
Они поскакали, стараясь обогнать грозовое облако. Дождь хлестал по их спинам. Слегка подстегивая свою кобылку, Роксана неслась рядом с Гидеоном, наслаждаясь каждой минутой.
Внезапно и без предупреждения на тропе возникли всадники. Роксана побледнела и от ужаса широко раскрыла глаза. Индейцы перекрыли им путь, появившись из окружавшего их леса подобно привидениям. С непроницаемыми лицами они следили своими черными глазами за каждым движением попавшей в ловушку пары.
Роксана слегка повернула голову и быстро взглянула на Гидеона. Она увидела, как напряжено его тело, и поняла, что он испуган так же, как она.
«Они убьют нас, – пронеслось у нее в голове. – Может быть, сначала нас будут пытать». В одно мгновение она вспомнила все рассказы о жестокости индейцев и начала молиться про себя: «Боже, помоги нам».
Позади индейцев она разглядела смутные очертания лачуги, к которой они с Гидеоном так стремились. Затеплился огонек надежды. Может быть, там ость кто-то, кто придет им на помощь. Однако окно было темным, и из трубы не поднимался дым. Издав вздох отчаяния, она удрученно опустилась в седло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
 посмотрите здесь 

 https://dekor.market/plitka/tip-povekhnosti-rektificirovannaya/kerama-marazzi/