А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-poddony/trapy/s-suhim-zatvorom/ 
 https://pompadoo.ru/product/4194-diptyque-do-son/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Прекрасно, дорогая, прекрасно. Но теперь мне нужно спешить. Поеду в клуб, узнаю, что именно она натворила. Не жди меня к ужину, я, вероятно, задержусь. А ты береги себя, дорогая. Через несколько недель мы вернемся домой. Когда должен родиться малыш?
— В октябре. Надеюсь, будет мальчик, — отозвалась Кэролайн. — У нас уже есть один для армии, второй для церкви. Теперь нам нужен адмирал.
— Я не возражал бы против девочки, — заметил епископ.
— А если она будет похожа на Люсинду? — встревожилась жена.
— Наша дочь никогда не будет похода на Люсинду, — твердо постановил Джордж. — Мы просто этого не позволим, дорогая.
И, нежно поцеловав жену, отбыл в клуб.
Этим вечером в «Уайтсе» присутствовали все трое неудачливых поклонников, о чем-то тихо беседовавших. Епископ поспешил подойти к ним.
— Я должен извиниться за Люсинду, — начал он. — Кэролайн была так шокирована поведением моей сестры, что только сегодня обо всем рассказала. Мы ожидаем еще одного ребенка, и ей нельзя расстраиваться.
Но к величайшему его удивлению, герцог Рексфорд восторженно воскликнул:
— Никогда еще не встречал столь надменную особу! Клянусь Богом, леди Люсинда — необыкновенная женщина! В ней есть сила духа! Любой мужчина жаждал бы иметь от нее наследников.
— Совершенно верно, — согласился с лучшим другом маркиз Харгрейв. — Кому нужны эти жеманные мямли-девственницы?! Либо ваша сестра, либо я остаюсь холостяком.
— Но ее следует научить подобающему почтению к мужчине, — спокойно вставил лорд Бертрам, многозначительно поглядывая на епископа. — Она, бесспорно, красива, и происхождение ее благородно, но, к сожалению, чересчур независима. Ее нужно наставить в искусстве подчинения мужу. Разве святой Павел не считает такое поведение подобающим и христианским, ваше преподобие?
— Да, — протянул Джордж Уорт, гадая, правильно ли понял намек лорда Бертрама.
— Леди Люсинду необходимо укротить, — мягко пояснил лорд Бертрам.
— Боже… Берти… не хотите же вы… — ахнул герцог.
— Именно, — кивнул лорд Бертрам. — Никто более леди Люсинды не нуждается в чем-то подобном.
— Но перед нашим судом никогда не представала леди, — вмешался маркиз. — Только служанки, дочери торговцев и фермеров. Иногда продавщицы или игривые гувернанточки. Мы никогда не укрощали настоящую леди.
— Но это еще не значит, что мы на такое не способны, — возразил герцог. — Люсинда оскорбила всех нас, когда мы самым честным образом просили ее выйти замуж. Разве не вы, Джордж, жаловались, что она успела оскорбить половину джентльменов, живущих по соседству с вами? Разве не поэтому вы привезли ее в Лондон? Чтобы ей было из кого выбирать. И что же? Получив предложения от самых видных и богатых поклонников, она публично поиздевалась над ними и в довершение всего сделала нас троих посмешищем всего лондонского общества. Где бы мы ни появлялись, на нас показывают пальцами. Бедняги Гамлет и Берти тоже пострадали от ее жалящего язычка. Мне хотелось бы, чтобы этот язычок нашел себе занятие более приятное, как, например, облизывать мой «петушок». Надеюсь, джентльмены со мной согласны?
— При условии, если «петушок» окажется моим, — подмигнув, согласился маркиз.
— В таком случае, милорды, предлагаю привести леди Люсинду на суд «Учеников дьявола», и как можно скорее, — объявил лорд Бертрам.
— Мне, пожалуй, не стоит присутствовать именно на этом собрании, — покачал головой Джордж Уорт. — Ни моя жена, ни Люсинда не подозревают о существовании таких тайных обществ, как наше, джентльмены. Если мою сестру отдадут на послушание Повелителю, меня там быть не должно.
— Разумеется, — согласились присутствующие.
— Однако, Джордж, вы должны помочь нам составить план, как захватить леди и передать на наше нежное попечение, — предложил лорд Бертрам.
— Смирившаяся и укрощенная, она не увидит иного выхода, кроме как выбрать мужа из нас троих, — злорадно заключил маркиз.
— Сколько времени вам понадобится? — осведомился епископ.
— Думаю, не меньше месяца, — решил герцог. Его приятели согласно кивнули. Епископ долго думал, прежде чем кивнуть.
— Кроме Кэролайн, некому беспокоиться о Люсинде. Две мои сестры сейчас в Шотландии, еще одна — в Уэльсе, а Джулия живет в Ирландии. Никто не станет задавать нескромных вопросов, джентльмены. Думаю, лучше всего сказать Кэролайн, что Люсинда отправилась погостить к Джулии.
— Но она должна упомянуть об этой поездке, — добавил Бертрам, — иначе у вашей жены возникнут подозрения.
— Я знаю, как заставить Люсинду согласиться на визит к сестре, — ухмыльнулся Джордж. — Вот уже больше двух лет, как мы спорим из-за ее намерения приобрести дом в Лондоне. Она даже нашла подходящий особнячок на Трейли-сквер. Я позволю ей купить его и пригласить рабочих и обойщиков, чтобы обставить комнаты. А потом предложу отправиться к Джулии на время ремонта и вернуться к осени. Это даст нам не один, а три летних месяца, на случай, если моя сестрица окажется более непослушной ученицей, чем мы предполагали, и Повелителю понадобится время, чтобы сломить ее дух. Дом, разумеется, будет продан сразу же после свадьбы, так что расходы на обстановку окупятся. Кроме того, Люсинда может себе это позволить. Она невероятно богата. Ну как, согласны, джентльмены?
— А как насчет горничной? — спохватился герцог. — Ни одна леди не согласится путешествовать без горничной.
— Полли? — фыркнул Джордж. — Наглая потаскушка, милорды. Она, разумеется, отправится с моей дражайшей сестрицей, а когда Люсинде придет время выбирать, Полли станет для вас дополнительным развлечением. И, уверяю, очаровательным! Она сочный кусочек, который так приятно покрыть разок-другой. Мне будет ее не хватать, но тот из вас, кто выиграет Люсинду, получит и бесплатное приложение. Я два года забавлялся с ней и ее сестрой Молли, горничной Кэролайн. Горячие шлюшки, ничего не скажешь!
— В таком случае мы уведомим Повелителя, милорды. Встретимся снова в это время на будущей неделе, чтобы сверить планы, — заключил герцог, после чего джентльмены раскланялись и засели за карточный стол.
Наутро епископ с супругой позвали Люсинду в утреннюю гостиную.
— Кэролайн убедила меня, что ты не станешь искать мужа, пока не получишь собственный дом, — начал Джордж. — Я не хочу стать причиной твоих несчастий, Люсинда, и поэтому уведомил банкиров, что они могут выдать тебе деньги. Покупай свой особняк на Трейли-сквер, дорогая. Я по-прежнему не уверен, что это мудрое решение, но, очевидно, ты не успокоишься, пока не настоишь на своем.
Он даже слегка улыбнулся, не испытывая ни малейших угрызений совести от собственной лжи.
— О, Джордж! — вскрикнула Люсинда, восторженно захлопав в ладоши. — Я немедленно пошлю к милому старичку Уайту и попрошу подготовить купчую. У нас есть время до отъезда из Лондона?
Джордж Уорт улыбнулся еще шире.
— Разумеется, — почти пропел он. — Кстати, Люси, я заодно распоряжусь обставить дом, там наверняка требуется ремонт. Мы с места не тронемся, пока все не будет улажено, дорогая.
Люсинда бросилась ему на шею и звонко расцеловала в обе щеки.
— Ты самый лучший брат на свете, хоть и тугодум.
— Тугодум?! — оскорбился Джордж. — О чем ты, Люсинда?
— Сделай ты это два года назад, все бы давно уладилось, — пояснила она. — Хорошо, что ты хотя бы сейчас прислушался к доводам рассудка и опомнился! Я очень счастлива!
Она снова расцеловала его и обратилась к невестке:
— Дорогая Каро, спасибо, что заступилась за меня!
— Я согласна с Джорджем, Люсинда, но понимаю также, что ты не выберешь мужа, пока не настоишь на своем. Вспомни, тебе уже двадцать пять! Молодость проходит, еще два-три года, и ты никому не будешь нужна, — резко бросила Кэролайн. — После того как ты отказала лучшим женихам, вряд ли в следующем сезоне тебе будет легко найти им замену!
Люсинда закусила губу, чтобы не рассмеяться. Бедняжка Каро, для которой вся жизнь заключается в доме, детях и муже. Она не поймет ту, у которой нет подобных амбиций. Вышла за Джорджа, милого, но донельзя скучного зануду, родила пятерых и ждет шестого. И при этом счастлива и довольна, как свинья в теплой грязи.
Люсинда вдруг почувствовала, что не сможет вынести жизни в одном доме с братом и его «женой.
— По зрелом размышлении я решила остаться в Лондоне, пока дом не будет заново меблирован, — объявила она.
— Лондон летом становится похож на сточную канаву, — покачал головой брат. — Покупай дом, отдавай распоряжения, дорогая, а потом… почему бы тебе не навестить Джулию? Вы всегда прекрасно ладили. Вспомни, ты не виделась с ней со дня своей свадьбы. Или отправляйся в Шотландию к Летиции и Шарлотте. А может, хочешь побывать у Джорджины в Уэльсе?
Люсинда задумалась. Вероятно, брат прав. Летом в Лондоне можно задохнуться от жары и миазмов.
— Поеду к Джулии и ее Брайену, — кивнула она. С Джулией всегда было весело, остальные сестры быстро ее утомляли.
— Я сам напишу Джулии, — предложил епископ, — а когда закончишь свои дела, найду экипаж и кучера. Мне говорили, что в Дублине жизнь бьет ключом, даже в летние месяцы.
— Ты так добр ко мне, Джордж, — растрогалась Люсинда. — Прости, что так долго была с тобой на ножах. Но теперь мы помирились, и все будет хорошо.
— О, я совершенно уверен в этом, дорогая, — кивнул Джордж.
Ничего, скоро все переменится. Повелитель сумеет вышколить его непокорную сестрицу и превратит в послушную смирную женщину и жену, умеющую угодить мужу. Недаром поклонники согласны и готовы ждать. К Рождеству она, как и остальные сестры, будет замужем, и он наконец вздохнет спокойно. Когда-нибудь Люсинда поблагодарит его за заботу.
Довольный собственными мыслями, епископ улыбнулся женщинам.
— Тебе стоит немедленно послать за мистером Уайтом, Люсинда, иначе кто-нибудь выхватит дом у тебя из-под носа.
Однако к концу дня особняк на Трейли-сквер перешел в собственность леди Люсинды Харрингтон. На следующее утро, зажав ключ в обтянутой перчаткой ручке, она вместе с братом и невесткой вошла в новое жилище. Дом, хоть и небольшой, был поистине очаровательным. На такие всегда есть спрос, так что в случае чего его можно быстро продать. На первом этаже размещалась утренняя гостиная, салон для приемов, библиотека и столовая. За лестницей располагалась просторная кузница, выходившая в большой яблоневый сад. На верхних этажах находились несколько спален и гардеробные. Выше были помещения для слуг, светлые и солнечные. Поскольку дом стоял на углу площади, то и окон имел больше, чем соседние здания. Предыдущие владельцы вывезли всю мебель. Помещения нуждались в покраске и декоре.
— Я собираюсь отделать утреннюю гостиную и салон в желтых и кремовых тонах, — сообщила невестке Люсинда. — Братец, я хотела бы получить «Пять граций». Почетное место в твоей гостиной должен занять портрет Каро и детей, а не изображение твоих противных сестер, от которых ничего не дождешься, кроме беспокойства.
— Картина твоя, — великодушно заверил брат, зная, как будет довольна жена. «Пять граций» станут достойным добавлением к приданому Люсинды в доме мужа, где бы этот дом ни был.
Люсинда наняла временного управляющего, которому и поручила действовать от ее имени на время отъезда. Несколько недель она провела с обойщиком и декоратором, вникая в каждую мелочь, выбирая драпировки и обои, занавеси и шторы, сама ездила к мистеру Чиппендейлу договариваться о мебели и покупала великолепные восточные ковры. Часами рылась в каталогах, рассматривая образцы вустерского фарфора из мастерских доктора Уолла, и приобретала тысячи необходимых в хозяйстве мелочей. Наняла садовника, чтобы ухаживать за заброшенным, обнесенным стеной самом позади дома.
— Остальные слуги подождут до моего возвращения, — сообщила она брату.
— Превосходно! Превосходно! — восхищался тот. — Не можешь сказать, хотя бы приблизительно, когда думаешь отправляться к Джулии, дорогая?
— Вероятно, недели через две смогу освободиться. Ты так много сделал для меня, Джорджи. Уверена, что вы с Каро будете больше чем рады избавиться от непрошеных гостей. Будь я на твоем месте, не испытывала бы ничего, кроме облегчения, хотя искренне люблю своих родных.
— Я распоряжусь, дорогая, — еще раз пообещал брат, — и уверен, что это лето ты не скоро забудешь.
Наконец настало утро отъезда. Сундуки Люсинды были уложены в большой дорожный экипаж, стоявший перед лондонским домом, снятым епископом на сезон. Джордж объяснил сестре, что ей предстоит пересечь страну и добраться до Кардиффа, где она сядет на корабль, плывущий в Ирландию. Он заверил также, что она не увидится с Шарлоттой. Та даже не узнает, что Люсинда была неподалеку. И поскольку поездка займет несколько дней, номера в приличных гостиницах уже заказаны и оплачены.
— Это мой маленький подарок тебе, — сказал брат, целуя сестру. — Когда вернешься в Лондон, дорогая, я приеду погостить.
Потом епископ Уэллингтонский помог сестре сесть в карету и помахал на прощание, довольный, что все прошло так гладко.
Погода стояла прекрасная, дороги были сухими, за все время не упало ни капли дождя, и первый день карета катила без остановок. Кухарка снабдила их объемистой корзиной, содержимое которой хозяйка разделила со своей горничной Полли. К концу дня они прибыли в «Серебряный лебедь», уютную гостиницу у самого Мейденхеда. Люсинду почтительно проводили в дом. Для нее был заказан двухкомнатный номер. Леди подали легкий ужин, состоявший из жареной индюшачьей грудки с молодым горошком, свежим хлебом, местным сыром и блюдом июньской земляники. Вино оказалось поистине великолепным, но от усталости веки Люсинды начали слипаться, и Полли быстро уложила ее в постель.
— Господи, — сонно пробормотала Люсинда, когда горничная помогала ей раздеваться, — путешествие как-то странно на меня подействовало.
Полли аккуратно уложила в сундук одежду госпожи и приготовила дорожный костюм на завтра, после чего допила остатки вина и быстро захрапела на походной кровати. Примерно час спустя дверь в спальню тихо отворилась, и несколько джентльменов в плащах, с закрытыми шарфами лицами быстро убрали вещи, а женщин перенесли в ожидавшую карету.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
 где купить толстовку мужскую 

 https://dekor.market/collection/sakura-10003017/