А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/smesiteli/dlya_vanny/s-dushem/nedorogie/ 
 tom ford парфюм женские в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Я считаю, что мой отец был слишком стар и ему не следовало жениться во второй раз. Но вы соблазнили его и заставили вступить с ним в брак. Ему было сорок четыре года, а вам семнадцать! Я был на год старше вас! Неужели вы не понимаете, как глупо он выглядел рядом с вами?
Маргарита печально покачала головой.
– Неужели вы так и не поняли, Уильям, что мы, я и ваш отец, любили друг друга? Разница в возрасте ничего не значила для нас. Если вы не желаете выполнить последнюю волю отца, можете забрать себе все деньги, но прошу вас, оставьте мне мой дом. Должны же мы с Эмили где-то жить! Все здесь напоминает мне о Чарлзе. Ваш отец похоронен на деревенском кладбище, Уильям. Забирайте все, что хотите, но не гоните меня из этого дома!
– Дом продан, – ледяным тоном заявил Уильям. – Завтра в него въедут новые владельцы.
– А как же мои вещи?! – в ужасе воскликнула Маргарита.
– У вас ничего нет, мадам. Дом продан со всей обстановкой. Я выгнал всех слуг, поскольку не желаю платить им выходное пособие.
– Ваш отец... – начала было Маргарита, но Уильям не дал договорить ей.
Он стукнул кулаком по столу, заставив мачеху замолчать.
– Мой отец! – зло воскликнул он. – Я до смерти устал слушать ваши похвалы в его адрес. Почему вы предпочли его мне? Вы всегда замечали только Чарлза Эббота и не обращали внимания на Уильяма Эббота. Почему? Я отвечу на этот вопрос. Все дело в том, что у моего отца были деньги, а у меня нет! Вы никогда не любили Чарлза Эббота, вы стремились заполучить его богатство!
Лицо Уильяма Эббота побагровело от гнева.
– Это неправда! – возмущенно воскликнула леди Эб-бот. – Я любила вашего отца и никогда не брала в расчет его деньги! Он был добрым, нежным, веселым, его невозможно было не любить. Впрочем, разве вы можете понять меня? Вы всегда были эгоистом, не способным на бескорыстное чувство!
– Чарлз Эббот был, наверное, хорошим любовником, мадам. Он заставлял вас стонать от наслаждения. А вы ублажали его разными способами, которым вас научила ваша тетя, профессиональная шлюха!
– Вы мне отвратительны, – холодно сказала Маргарита.
– Он совокупился с вами по крайней мере два раза, – продолжал Уильям. – Ведь вы родили ему двоих ублюдков. Или, может быть, у вас был любовник? Впрочем, вы вряд ли ограничились бы одним. Я знаю, что у вас ненасытные аппетиты.
– Я не намерена больше разговаривать с вами и не желаю слушать столь возмутительные речи! – сказала Маргарита Эббот, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. – Я любила вашего отца и была верна ему, Уильям. Повернувшись, она направилась к выходу.
– Сука! – крикнул Уильям и, быстро догнав ее, схватил за плечи. – Прежде чем ты уйдешь, ты должна доставить мне удовольствие, шлюха! Ты узнаешь, что такое настоящий мужчина, когда я овладею тобой и буду истязать до тех пор, пока ты не запросишь пощады!
Уильям начал срывать с Маргариты одежду. Он был вне себя от похоти. Маргарита яростно сопротивлялась. Нет, этот человек, этот злодей, внешне так похожий на ее мужа Чарлза, никогда не получит ее! Гнев придал ей сил, и она расцарапала до крови лицо Уильяма. Изловчившись, она ударила его коленом в пах, и негодяй взвыл от боли. Маргарите удалось вырваться из его рук.
– Свинья! Грязная свинья! Я никогда не буду твоей, запомни это! – вскричала она. – Ты удивлен, что я сумела защитить свою честь? Монахини, у которых я воспитывалась, научили меня этим приемам. Ты настоящее чудовище, Уильям. Ты отнял у меня все. Но ты напрасно покушаешься на последнее, что у меня осталось, – мою честь, моего ребенка и мои воспоминания. Я не отдам тебе их. Для меня они дороже денег, которые ты украл у меня.
Повернувшись, Маргарита вышла из гостиной, которую она когда-то с такой любовью украшала. Уильям, согнувшись, морщился от боли. Он действительно не ожидал, что мачеха сумеет постоять за себя.
В вестибюле дома Маргариту ждала ее горничная Клэрис с мужем, служившим в поместье Эбботов кучером. Клэрис молча накинула плащ на плечи своей госпожи. Корсаж платья Маргариты были разорван. Клэрис вывела госпожу из дома и помогла ей сесть в небольшую карету.
– Не беспокойтесь, мадам, он не хватится этого экипажа, – сказала Клэрис. – Эта карета всегда стояла в глубине сарая, и лорд Эббот никогда не видел ее.
Сев рядом со своей госпожой, она закрыла дверцу.
– А как же лошади? – спросила Маргарита.
– Он сможет забрать их позже. Но я уверена, что лорд Эббот не станет этого делать. Он побоится, что его обвинят и нарушении правил приличий. Он бесчестно поступил с вами и теперь думает только об одном: как бы ему побыстрее уехать в Англию.
Когда экипаж тронулся, плачущая Маргарита взглянула на дом, в котором провела шесть счастливых лет. Она не могла противиться злой судьбе, Уильям оказался сильнее. И теперь Маргарите предстояло самое трудное: найти средства к существованию и защитить от жизненных невзгод свою маленькую дочь Эмили, которая находилась сейчас в закрытом пансионе в Париже.
– Куда мы едем? – спросила она горничную.
– К мадам Рене, конечно. Куда же еще? – ответила Клэрис.
«Действительно, куда же еще мне теперь ехать?» – с горечью подумала Маргарита. Тетя Рене жила в Париже. Она всегда говорила Маргарите, что когда одни двери закрываются, обязательно открываются другие. Поэтому человек не должен отчаиваться. Тетя была прагматиком. Ее прагматизм спас их обеих во время эпохи Большого террора. Сама Маргарита не помнила революцию, тогда она была еще совсем крошкой. Но Рене много рассказывала ей об ужасах террора. Она откровенно призналась племяннице в том, что ей пришлось стать любовницей начальника тюрьмы, чтобы спасти свою жизнь и жизнь Маргариты. И впоследствии, выйдя из тюрьмы острова Сите, Рене вынуждена была торговать своим телом, для того чтобы прокормить племянницу и себя. Правда, ей не пришлось искать клиентов на улице.
Начальник тюрьмы де ла Пон был щедр со своей юной любовницей, и Рене удалось скопить немного денег. Она добилась освобождения старой шлюхи, с которой сидела когда-то в одной камере, и та до конца жизни верой и правдой служила ей. Селина – так звали старуху – обучила Рене своему ремеслу. Рене купила небольшой двухэтажный домик в районе Сите и вместе с Селиной привела его в порядок. А затем Рене начала зарабатывать деньги, приглашая к себе своего бывшего любовника, начальника тюрьмы де ла Пона, и его друзей. В домике, состоявшем из четырех комнат, она развлекала их и угощала ужинами. Рене слыла элегантной воспитанной дамой полусвета, обладавшей чувством юмора и хорошими манерами.
Вскоре слухи о Рене де Тьерри распространились по всему городу. Во второй спальне ее домика поселилась милая молодая девушка, приехавшая в столицу из сельской глубинки. Рене обучила ее хорошим манерам, научила играть на клавикордах, вести светскую беседу и ублажать господ. Через некоторое время в дом Рене начали стекаться сановники и знаменитости. Рене купила более просторный дом, окна которого выходили на Сену. Ходили слухи, что мадам Рене регулярно посещает сам император Наполеон.
В доме Рене не принимали посетителей в августе, в рождественские праздники и на Пасху. В августе мадам Рене уезжала из Парижа. Она проводила этот месяц с Маргаритой на побережье в Бретани, где в небольшой деревушке они отдыхали от городской суеты. Когда Маргарите исполнилось шесть лет, Рене отвезла ее в Англию на яхте, принадлежавшей одному из ее друзей, английскому герцогу. В Англии девочку отдали учиться в закрытый пансион.
Выходные дни и праздники она проводила в доме герцога, который стал ее опекуном. Каждый год в августе в Англию приезжала тетя Рене и проводила с племянницей целый месяц в Корнуолле. Так продолжалось до тех пор, пока Маргарита не вышла замуж за лорда Эббота, который владел поместьем на побережье.
Рене не стала скрывать от жениха Маргариты правду о себе и своей семье. Она мечтала, чтобы ее племянница вновь заняла то высокое положение в обществе, которое до революции занимала ее семья. Однако Рене не хотела утаивать от лорда Эббота того, чем она зарабатывает себе на жизнь. Лорд Эббот внимательно выслушал мадам Рене.
– Вы сказали, что Маргарита является законнорожденной дочерью Жюля и Мари-Агнес, графа и графини де Тьерри, – задумчиво промолвил он. – Что она была отправлена на воспитание в женский монастырь Святой Анны в возрасте трех месяцев, когда ее родителей казнили в парижской тюрьме. Далее вы сказали, что в шесть лет девочка была отправлена в Англию, где она училась в школе. Ее опекунами были герцог и герцогиня Седжуик. Итак, если я вас правильно понял, мадам, ваша племянница никогда не принимала участия в ваших... делах?
Лорд Эббот был очень спокойным человеком и никогда не повышал голос.
– Вы совершенно правильно поняли меня, милорд, – сказала Рене. – Когда Маргарита жила во Франции, она была еще слишком мала и не понимала, чем именно я занимаюсь. Девочка посещала мой дом дважды в году – на Рождество и на Пасху. В эти праздничные дни мой дом был закрыт для гостей. Было время, сэр, когда де Тьерри занимали высокое положение в обществе. В семье, в которой рос и мой брат, хранились старинные доспехи, принадлежавшие когда-то нашим славным предкам, сражавшимся за Францию. Вестибюль был украшен знаменами времен крестовых походов. Революция все коренным образом изменила. Мой брат был казнен, а я решила спасти свою жизнь и жизнь маленькой племянницы. – Рене усмехнулась. – Я соблазнила начальника тюрьмы острова Сите.
– Сколько лет вам тогда было?
История Рене заинтересовала лорда Эббота. Он видел, что Рене де Тьерри сохранила черты настоящей аристократки, несмотря на род своих занятий.
– Шестнадцать. Я была девственницей и страшно боялась начальника тюрьмы, – призналась Рене. – К счастью, Франсуа оказался добрым человеком, принесенная мной жертва растрогала его. Он спас мне жизнь, вычеркнув мое имя из списка осужденных на казнь аристократов. А затем он отпустил меня в город, чтобы я могла отнести маленькую Маргариту в женский монастырь. Я больше не вернулась в тюрьму. Франсуа взял меня в свой дом, где я жила некоторое время в качестве его любовницы. Когда эпоха Большого террора закончилась, он отпустил меня на все четыре стороны. Я, конечно, могла выйти за него замуж, но не захотела вступать в брак с человеком незнатного происхождения. Наверное, это звучит странно – ведь мир старой аристократии погиб, и в обществе установились совсем иные законы. Тем не менее я выбрала другую дорогу в жизни. Мне необходимы были деньги для воспитания племянницы. Я не хотела, чтобы она шла по моим стопам, милорд. Я считала, что Маргарита должна занять подобающее нашему знатному роду место в обществе. Однако мне хотелось, чтобы ее избранник знал мою историю. Я не собиралась скрывать правду от будущего мужа племянницы. Если вы после всего, что услышали, не передумаете жениться на Маргарите, я благословлю ваш брак. Я мечтаю увидеть ее замужней женщиной. Но если вы решите воздержаться от вступления в брак с моей племянницей, я пойму вас, сэр.
– Вы поймете, но Маргарита не поймет, – возразил лорд Эббот. – Вы храбрая женщина, мадам. Я счастлив, что познакомился с вами.
И он поцеловал Рене руку.
Тетя не раз пересказывала Маргарите этот разговор с лордом Эбботом. Подъезжая к Парижу, Маргарита вспоминала свою счастливую жизнь с Чарлзом, тихо улыбаясь. Их идиллию омрачило лишь одно событие – смерть маленького Генри. Теперь, оставшись без средств к существованию, Маргарита не знала, что ей делать. Как прокормить себя и Эмили?
– Мы приехали.
Голос Клэрис вывел Маргариту из задумчивости. Карета остановилась у изящного особняка на улице Виктуар. Из дома выбежал лакей, но, увидев, что из экипажа выходит вдова в трауре, остановился.
– Мадам, – сказал он, – вы ошиблись адресом. Это не тот дом, который вы ищете. Позвольте мне помочь вам снова сесть в карету.
– Меня зовут леди Эббот, – представилась Маргарита. – Мадам Рене – моя тетя.
И она прошла мимо изумленного лакея в дом.
– Рад видеть вас, мадам, – поздоровался с ней дежуривший в вестибюле Франсуа де ла Пон. Выйдя в отставку, он стал дворецким в доме Рене. Франсуа заметно постарел, многолетняя служба в наполеоновской армии подорвала его здоровье. Сняв плащ с плеч Маргариты, он передал его Клэрис.
– Ты знаешь, куда его надо повесить.
Маргарита прошла в комнаты тети, а Франсуа задержал горничную.
– Она остановится у нас? – спросил он, понизив голос.
– Конечно, – ответила Клэрис. – Новый милорд продал ее дом и выставил ее на улицу, лишив средств к существованию. Где же еще ей жить, как не здесь?
Франсуа де ла Пон кивнул.
– Вели Луи отвести лошадей в конюшню, – сказал он. – А я спрошу мадам, в какую комнату отнести багаж леди Эб-бот. Ей не следовало приезжать сюда. – Старик сокрушенно покачал головой. – Но ты, конечно, права, Клэрис. Где же еще ей жить, как не здесь?
Маргарита нашла тетю в гостиной, красивой комнате, стены которой были обиты бледно-золотистым шелком. Здесь висели картины с изображением мифологических сцен. С полотен на Маргариту смотрели обнаженные античные боги и богини.
– Тетушка!
– Дорогая моя! Какими судьбами?
Мадам Рене порывисто встала и, крепко обняв племянницу, расцеловала ее в обе щеки.
– Уильям Эббот продал мой дом и выставил меня на улицу. Он грозил забрать у меня Эмили и продать ее какому-то арабскому принцу, своему другу, живущему в Лондоне. Слава Богу, что он не знает, где моя дочь!
Маргарита разрыдалась.
– А как же завещание Чарлза? – спросила Рене. – Твой муж наверняка оставил тебе и Эмили какое-то наследство.
Мадам Рене усадила племянницу на мягкий удобный диванчик и села рядом с ней.
– Завещание Чарлза оказалось у Уильяма, тетя. Я не знаю, каким образом оно попало к нему. Чарлз оставил мне дом и немного денег на содержание. Эмили, согласно завещанию, должна была получить приданое. Уильям зачитал мне документ, прежде чем уничтожить его. Я уверена, что он был составлен в одном экземпляре. Уильям является основным наследником Чарлза, он получил владения в Англии. Я уверена, что сумма на мое содержание, составляющая две тысячи в год, и приданое для Эмили в тысячу фунтов не разорили бы его. Как он мог так жестоко поступить с нами?
– Он всегда был подлецом. Герцог Седжуик предупреждал меня об этом. Впрочем, не беспокойся, моя крошка, мы наймем хороших адвокатов. Ты же знаешь, что у меня много влиятельных друзей.
– Тетушка, Уильям завтра уедет в Англию. У меня нет никаких доказательств того, что мой муж оставил нам с дочерью наследство. Мне нужно подать в суд на Уильяма, но я не хочу делать это во Франции, чтобы не испортить репутацию моей дочери. Мне надо ехать в Англию и там начинать тяжбу.
Рене де Тьерри встала и, подойдя к инкрустированному столику, на котором стоял серебряный поднос с двумя бокалами, налила из открытой бутылки шампанского. Передав один из хрустальных бокалов племяннице, она снова опустилась на мягкий диван.
– Не спеши, дорогая, дай мне подумать. В одном ты права: мы должны оберегать репутацию маленькой Эмили. Я уверена, что мы найдем способ отомстить Уильяму.
– Я поживу у тебя, тетя, если ты не возражаешь.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Пробуждение'



1 2 3
 куртки спб женские зима 

 https://dekor.market/plitka/kerama-marazzi/