А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/aksessuary/ershik/ 
 https://pompadoo.ru/catalog/parfjumerija/loewe/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Очевидно, он возился с чертовой штуковиной, когда она взорвалась. Это, вероятно, случилось быстро.
Леди Агнес полагала, что если бы Эштон мог выбрать свою смерть, то предпочел бы умереть именно так. Нет сомнений, что он был единственным герцогом в Англии, которого настолько сильно увлекала бы механика. Но он был человеком необычным во многих смыслах.
Леди Агнес еще раз обдумала сказанное.
– Тело его нашли?
Молодые люди переглянулись.
– Нет, – сказал Рэндалл. – Хотя мы не владеем всей информацией.
Он, может быть, жив! Как бы ни хотелось ей в это верить, она понимала, что надежда на то, что он окажется жив, слаба. И все же…
– Итак, доказательств того, что он мертв, нет.
– Учитывая, что на судне был пожар, и из-за особенностей течения, возможно, его тело никогда не будет найдено, – сказал Мастерсон.
– Но он мог выжить. – Леди Агнес нахмурилась в раздумье. – Что, если он получил травму и выбрался на берег в некотором отдалении от места аварии? В одном из своих писем он рассказывал, какими сильными могут быть течения возле побережья Шотландии и графства Камберленд. В самом худшем случае его… его тело могло быть отнесено так далеко, что никому бы не пришло в голову связывать эту находку со взрывом на судне.
– Да, – сдвинув брови, сказал Рэндалл, – это возможно.
– Тогда почему вы здесь, вместо того чтобы его искать? – строго спросила леди Агнес. Все трое замерли от ее резкости. Возникла затяжная пауза, после чего Мастерсон со стуком опустил бокал на стол.
– Чертовски хороший вопрос! Весть о гибели Эштона так меня потрясла, что мозги заклинило. Я намерен поехать на север и досконально выяснить, что произошло. Выжившие смогут рассказать нам больше того, что мы знаем. Возможно, чудо произойдет.
– Что, черт возьми, маловероятно, – угрюмо сказал Рэндалл.
– Может, ты и прав, но зато мы узнаем больше о его гибели. – Мастерсон поднялся, качнувшись из-за усталости и выпитого.
– Я поеду с тобой, – спокойно сказал Керкленд. Мастерсон и Керкленд устремили взгляды на Рэндалла.
– Дурацкая это затея! – воскликнул Рэндалл. – Цепляясь за ложную надежду, мы делаем правду только более горькой.
– Я так не думаю, – сказал Мастерсон. – Мне будет легче от сознания, что я попытался его найти. Я согласен, что шансов на то, что он выжил, почти нет, но существует вероятность обнаружить его тело.
Рэндалл скривился:
– Ладно. Я поеду с вами. Эштон это заслужил.
– Значит, решено, господа. Вы можете переночевать здесь и взять свежих коней из моей конюшни. – Леди Агнес поднялась и обвела взглядом гостей. В голосе ее звучали стальные нотки, когда она произнесла: – И если Адам жив, я думаю, вы доставите его домой!
Глава 2
Камберленд, северо-запад Англии
Двумя месяцами ранее
К тому моменту, когда из главных помещений дома осталось осмотреть только гостиную, у Марии Кларк от счастья уже кружилась голова.
– Чудесно! – воскликнула она и принялась кружиться на месте. Светлые волосы разлетелись, словно у шестилетней девочки, тогда как Мария была вполне взрослой женщиной двадцати пяти лет от роду.
Отец ее, Чарлз, подошел к окну, чтобы полюбоваться видом на Ирландское море, мерцавшее на западной окраине поместья.
– Наконец у нас есть дом, какого ты достойна, – Он окинул дочь любящим взглядом. – С сегодняшнего дня ты хозяйка Хартли-Мэнора.
Мисс Кларк, хозяйка Хартли-Мэнора. Звучит пугающе. Пора начать вести себя, как подобает леди. Мария выпрямила спину и завернула волосы в узел, чтобы и выглядеть как леди, и во всем походить на Сару. Ребенком Мария часто оставалась одна, и поэтому она воображала, будто у нее есть сестра-близнец по имени Сара, с которой можно поиграть. Верная подруга.
Сара была еще и идеальной леди, какой Мария себя не считала. Если бы Сара действительно существовала, она бы и одевалась безупречно, и из прически ее не выбивался бы ни один волосок. Она не ходила бы в одежде с оторванными пуговицами и с пятнами от травы – результат привычки Марии сидеть на газоне. Она ездила бы верхом всегда в дамском седле и никогда не шокировала бы соседей, разъезжая на лошади, раскинув ноги, как амазонка. Она была бы любезной и милой со всеми: от крикливых младенцев до престарелых скупердяев-полковников.
– Мне придется научиться управлять большим домом. Можем ли мы позволить себе больше слуг? Трех явно не хватит для хозяйства.
Отец кивнул.
– В той же карточной игре, в какой я добыл нам Хартли-Мэнор, я еще выиграл приличную сумму денег. При разумном расходовании средств хватит, чтобы нанять еще прислугу и кое-что тут отремонтировать. В умелых руках имение может приносить приличный доход.
Мария нахмурилась при упоминании о том способе, каким было добыто это имение.
– Тот господин, который проиграл имение, теперь остался без средств?
– Уи Джорди Берк родом из богатой семьи, так что голод ему не грозит. – Чарлз пожал плечами. – Нельзя ставить на кон свое поместье, если не можешь позволить себе его проиграть.
Несмотря на то что Мария не могла относиться к судьбе проигравшего с таким же небрежением, как ее отец, она предпочла не продолжать тему. Маленькой девочкой Мария жила со своей прабабушкой, в которой текла цыганская кровь. После смерти бабушки Розы Чарлз стал брать Марию всюду с собой. Мария, хотя и любила отца, кочевую жизнь не жаловала. Отец добывал средства к существованию своим обаянием и виртуозной игрой в карты, и, даже если голодать им не приходилось, жизнь они вели довольно странную и беспорядочную.
Когда кошелек отца пустел, Мария предсказывала будущее на деревенских ярмарках, научившись от прабабки. На самом деле провидеть будущее Мария не умела, но она умела читать по глазам и говорила то, что хотели услышать обращавшиеся к ней. Так она делала их счастливее.
Предсказание будущего на деревенских ярмарках – совсем не то занятие, которое сочла бы для себя приемлемым мисс Кларк из Хартли-Мэнора! К счастью, ей не придется заниматься этим впредь.
– Я посмотрю бухгалтерские книги, чтобы лучше понять наше финансовое положение.
– Моя практичная малышка! – с веселым изумлением воскликнул Чарлз. – Ты наведешь здесь образцовый порядок, комар носа не подточит.
– Очень хочется надеяться. – Мария стащила с ближайшего предмета мебели чехол, открыв кресло, обитое голубой парчой. Как и большая часть мебели в доме, кресло было старым и потертым, но вполне пригодным к использованию. В каждой комнате и на каждой стене имелись пустоты, где когда-то стояло или висело нечто ценное, что успел вывезти и продать Берк. – Мебели и картинам можно найти замену. А дом и сад должны быть окружены заботой, которой заслуживают.
– Берк предпочитал тратить деньги в Лондоне, где и жил почти весь год на широкую ногу. – Чарлз посмотрел на дочь с печалью в глазах. Жаль, что ей не довелось запомнить мать. – Из тебя получится великолепная хозяйка усадьбы. Но я должен тебя предупредить, что очень скоро мне придется уехать на несколько недель.
Мария расстроилась и вздохнула:
– Это так необходимо, папа? Я думала, что теперь, когда у нас появился дом, мы заживем как все.
– И мы заживем, Мария. – Чарлз невесело усмехнулся. – Я уже не так молод, как раньше, и мне все больше хочется покоя. Приятно сознавать, что есть уютный дом, где тебя любят и ждут. Но у меня есть… кое-какие семейные дела, которые не терпят отлагательства.
– Семейные дела? – удивленно переспросила Мария. – Я не знала, что у нас есть родственники.
– У тебя целый легион родственников. – Чарлз вновь перевел взгляд на море. – Я был паршивой овцой в стаде, и отец отрекся от меня. И поделом мне, должен признаться. Теперь, когда я добился определенной респектабельности, пора вновь наводить мосты.
Семья. Мария смутно представляла, что такое настоящая семья.
– У тебя есть братья и сестры, а у меня – кузены и кузины?
– Они у тебя определенно есть. Хотя я ни с кем из них не встречался. – Чарлз вздохнул. – Я сильно чудил в молодости, Мария. Я начал взрослеть лишь после того, как стал отвечать за тебя.
Мария попыталась представить, каково это: иметь родственников, помимо отца?..
– Расскажи мне о своей… о нашей… семье.
Чарлз покачал головой:
– Я больше ничего не скажу. Я не хочу, чтобы ты испытала разочарование, если семейный дом окажется закрыт для меня. Я не знаю, что меня там ждет. – Выражение лица у него было унылым и мрачным.
– Но хоть кто-нибудь из твоих родственников будет рад твоему возвращению в лоно семьи, правда же? – Мария старалась не выдать голосом своего волнения, задав отцу вопрос, который боялась задать: – Может, я смогу их навестить?
– Убежден, что даже те члены моей семьи, которые все еще недолюбливают меня, с удовольствием примут у себя мисс Кларк, хозяйку Хартли-Мэнора. – Он усмехнулся. – А теперь давай-ка пройдем на кухню. Мне сказали, что миссис Бекетт великолепно готовит, и я хочу в этом удостовериться.
Мария с удовольствием приняла предложение отца. Из кухни вкусно пахло свежеиспеченным хлебом. Двухнедельная и даже длиной в месяц разлука с отцом стоила того, чтобы в конечном итоге обрести семью.
Хартли-Мэнор, несколько недель спустя
Мария проснулась с блаженной улыбкой на лице. Теперь она каждое утро просыпалась с улыбкой. Она соскользнула с постели, накинула халат и, мягко ступая по ковру, подошла к окну, чтобы полюбоваться золотистой полоской песка у самой кромки моря. Ей все еще с трудом верилось, что это чудесное поместье стало ее домом. Конечно, сделать предстояло весьма многое. Когда вернется отец, он будет приятно удивлен произошедшими переменами.
Землю поливал мелкий дождь, и тихий шум его был как шепот заклинаний. Если бы Марии дано было выбирать место для жизни, едва ли выбор ее пал бы на этот самый дождливый уголок Англии. Впрочем, теперь, когда она поселилась здесь, она полюбила и дождь, и туман.
Сказав себе, что сегодня письмо от отца обязательно придет, Мария оделась так, как оделась бы ее достойная во всех отношениях воображаемая сестра. Она начала расчесывать волосы, мысленно перебирая в уме все, что наметила на сегодня. После завтрака она отправится в деревню. Вначале ей нужно навестить викария, который пообещал порекомендовать ей садовника и его помощников. Кстати, о викарии. Мистер Уильямс был холост и привлекателен, и Мария замечала тепло в его взгляде, когда они виделись. Если бы он присматривал жену, то предпочел бы Сару, никак не Марию, но Мария старалась добиться респектабельности и делала на этом пути успехи.
После посещения мистера Уильямса она пойдет пить чай к своей новой подруге миссис Джулии Бэнкрофт. Проводить время с неглупой женщиной примерно одного с Марией возраста в определенном смысле было даже приятнее, чем наслаждаться томными взглядами викария.
Молодая вдова Джулия, акушерка из местных, выполняла заодно и работу фельдшера, ибо ни одного врача в радиусе нескольких миль тут не было. Она лечила травмы, если они не были слишком серьезными, помогала при недомоганиях и немного разбиралась в травах.
Мария и Джулия встретились в церкви, разговорились после службы и как-то сразу подружились. От бабушки Розы Мария многое узнала о лечебных свойствах трав и способах приготовления лекарств. Мария не была прирожденной целительницей, как Джулия, и поэтому с удовольствием передавала знания, полученные от прабабки, той, кто могла не только оценить их по достоинству, но и успешно применить на практике.
Тщательно расчесав волосы, Мария убрала их в узел на затылке. Сара одобрила бы такую прическу. Молодая горничная, что называется, прислуга за все, принесла в спальню Марии поднос с поджаристыми тостами и чашкой шоколада. Потом она помогла ей одеться, и Мария почувствовала себя леди.
После легкого завтрака Мария, взяв перчатки и плащ, принялась спускаться по лестнице, весело насвистывая. Она была убеждена, что Саре свистеть и в голову не пришло бы.
– Доброе утро, мисс. – Кухарка, миссис Бекетт, говорила с таким сильным камберлендским акцентом, что Мария с трудом ее понимала. Впрочем, это не важно. Она вкусно готовила простые блюда и дружелюбно относилась к новым хозяевам уже потому, что в доме появились постоянные жители. Годами миссис Бекетт приходилось выполнять обязанности домоправительницы и готовить доводилось лишь изредка, когда прежний хозяин навещал поместье. Миссис Бекетт призналась, что положение домоправительницы ее вполне устраивало, но без людей было тоскливо.
– Надо ли что-нибудь купить в деревенской лавке? – спросила Мария.
Кухарка покачала головой:
– Не надо, кладовая полна. Приятной вам прогулки, мисс.
Мария уже застегивала плащ, когда на кухню с квадратными от испуга глазами влетела горничная.
– Мистер Уи Джорди Берк к вам с визитом, мисс! – выпалила она.
У Марии тут же испортилось настроение. Если бы только отец ее был здесь! Но она вот уже больше недели не получала от него писем.
– Пожалуй, мне придется его принять, – неохотно пробормотала Мария. – Пожалуйста, попроси его подождать в маленькой гостиной.
После ухода горничной Мария сказала, обращаясь к кухарке:
– В это время дня я, кажется, не обязана предлагать ему угощение. Интересно, чего он хочет?
Миссис Бекетт нахмурилась:
– От мистера Берка никогда не знаешь, чего ждать, это факт. Я слышала, что он остановился в «Быке и якоре». Я надеялась, что он уедет из Хартли, не заезжая в имение. Держите с ним ухо востро, мисс Мария.
Хорошо, что она уже успела надеть плащ. Можно будет сослаться на то, что ее ждут в деревне, и попросить гостя не засиживаться.
– Я прилично выгляжу?
– Вполне, мисс.
Изобразив безмятежность, как поступила бы Сара, Мария направилась в маленькую гостиную. Войдя в комнату, Мария застала Уи Джорди Берка стоящим посреди комнаты. Заложив руки за спину, он с задумчивым видом смотрел на изящный инкрустированный столик. Ему было слегка за тридцать, он был светловолос и хорош собой, хотя лицо его показалось Марии несколько простоватым.
– Мистер Берк? – сказала, войдя, Мария. – Я Мария Кларк.
– Спасибо за то, что приняли меня. – Он бережно провел рукой по инкрустированной столешнице. – Этот стол принадлежал моей бабушке.
Столик был красивым, и Марии он нравился, но они с отцом решили, что позволят Берку забрать личные вещи, которые ему дороги как память.
– В этом случае вам следует его забрать, мистер Берк.
Он не взглянул на нее, когда она вошла, но эти ее слова заставили его поднять на Марию глаза. Выражение его лица изменилось. Мария узнала его взгляд. Это был заинтересованный взгляд мужчины, который счел ее привлекательной женщиной и теперь раздумывает, насколько она доступна.
– Вы великодушны, – сказал он. – Сожалею, что наше знакомство состоялось при таких печальных обстоятельствах.
«Так и не лез бы ко мне со знакомством».
– Вы вернулись в Хартли, чтобы нанести нам визит? – прохладным тоном спросила она.
– Я остановился в гостинице. – Он нахмурился. – Неудобно и неловко. Я пришел потому, что не знал, дошли ли до вас вести о вашем отце.
По спине Марии прокатился холодок тревоги.
– Что за вести? Если вы хотите поговорить с ним, то вам придется дождаться его возвращения из Лондона.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 мужские утепленные брюки и джинсы 

 https://dekor.market/plitka/dlya-vannoj-i-tualeta/