А-П

П-Я

 косметическое зеркало с подсветкой настенное 
 lancome духи здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бейкер Мэдлин

Запретное пламя


 

Тут выложена электронная книга Запретное пламя автора, которого зовут Бейкер Мэдлин.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Бейкер Мэдлин - Запретное пламя в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Запретное пламя то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Запретное пламя равен 150.19 KB

Запретное пламя - Бейкер Мэдлин => скачать бесплатно книгу



OCR Lara
«Запретное пламя»: Русич; Смоленск; 1996
ISBN 5-88590-570-3
Оригинал: Madeline Baker, “Forbidden fires”
Аннотация
Сын ирландского авантюриста и индейской красавицы Рэйфорд Галлахер нарушает один из законов своего племени. Его с позором вы­гоняют, и он вынужден сам бороться за место под солнцем на неспокойных землях Дальнего Запада. Юная Кэтлин Кармайкл спасает его от неминуемой смерти, не зная, что вскоре не кто иной, как Рэйфорд вырвет ее из лап торговца живым товаром. Вспыхнувшее между молоды­ми людьми чувство помогает им преодолеть все преграды, в стремлении к счастью.
Мадлен Бейкер
Запретное пламя
ГЛАВА 1
Онни разу не плакал с тех пор, как вырос. Не плакал он и теперь, стоя перед советом ста­рейшин. Они решали его судьбу. С каменным лицом принял он их решение. Изгнание…
Уже ничего нельзя было изменить.
Молча он оставил вигвам совета и напра­вился к жилищу своего отца. Люди провожа­ли его взглядами, когда он шел по селению. На их лицах читалось сочувствие, но они не заговаривали с ним. Изгнание из племени при­равнивалось к смерти, а мертвых следовало из­бегать.
Слова старейшин звучали в его ушах: «Во­ин, известный под именем Крадущийся Волк, больше не живет, больше не живет…»
Сестренка, Желтый Цветок, тихо заплака­ла, узнав о решении совета. Мачеха, Высокая Трава, стояла безмолвно, но горе на ее лице было понятнее слов, красноречивее слез…
Слишком скоро настала пора уходить. Ему не позволено брать с собой ничего, кроме той одежды, что на нем. Он не мог взять ни лоша­ди, чтобы облегчить свой путь, ни пищи, что­бы утолить голод, ни оружия, чтобы защищать­ся от врагов.
В последний раз он обнял мачеху с сестрен­кой и вышел наружу. Небо над головой удиви­тельно голубое и чистое – просто дух захваты­вает. Неподалеку паслось стадо лошадей племени лакота – серые, черные, коричневые пятна в море сочной степной травы.
Стоя около вигвама отца, он долго глядел на деревню, старясь запомнить все до мелочей. Каж­дый вигвам был расположен на определенном месте, все входы обращены на восток. Жерди для сушки мяса отягощены длинными ломтями бизонины и оленины, вялившейся на солнце. Знакомые запахи жареного мяса, шалфея и та­бака заполнили ноздри, крики и беззаботный смех играющих детей достигли его ушей.
Он подождал еще немного, не понимая, по­чему нет отца. Неужели Киллиан Галлахер так стыдится своего сына, что не придет попро­щаться с ним? С неподвижным лицом Краду­щийся Волк распрямил плечи и быстро заша­гал к лесу, что поднимался за селением. Он чувствовал на спине взгляды и ускорил шаг, торопясь укрыться в лесу.
Он догадывался, что там его встретит Лет­ний Ветер, хотя не понимал, как она решилась на это. Она стояла в тени гигантской сосны, где они так часто встречались. Она была во­площением красоты в своей оленьей тунике цвета слоновой кости и расшитых бисером мо­касинах. Ее блестящие черные волосы падали на плечи двумя длинными косами. В ее голосе стояли слезы, когда она произнесла его имя.
Крадущийся Волк резко остановился, скрывая под спокойным лицом вихрь чувств, охва­тивших его.
Они смотрели друг на друга сквозь невиди­мую преграду, которую воздвигли между ними события двух последних дней.
– Ты теперь меня ненавидишь? – спросила Летний Ветер.
– Нет.
– Куда ты пойдешь?
Крадущийся Волк пожал плечами: кто зна­ет, куда ему теперь идти?
– Прости меня, Крадущийся Волк, – про­шептала она сокрушенно. – Я не думала, что все так закончится.
– Неужели? – гнев вырвался из-под маски безразличия, и Летний Ветер отступила, испу­ганная злым блеском его глубоко посаженных черных глаз.
– Мне и вправду очень жаль, что так полу­чилось, – повторила она. – Пожалуйста, про­сти меня.
– Скажи это Горбатому Медведю, – холодно ответил Крадущийся Волк, – если он тебя услышит, услышу и я.
Щеки Летнего Ветра покрылись краской стыда. Наклонив голову, чтобы скрыть слезы, она бросилась обратно в селение.
Крадущийся Волк долго провожал ее взгля­дом. Он любил ее и дорого за это заплатил. Гор­батый Медведь теперь мертв, потому что Летний Ветер обманывала их обоих, а он, Крадущийся Волк, лишился дома и семьи. Он клянется, что больше никогда не станет верить женщинам!
С тяжелым сердцем он брел по узкой оленьей тропе через лес, пока не вышел на широкую, покрытую травой равнину, прости­рающуюся далеко на запад.
Он прошел по ней уже больше трех километ­ров, когда его окликнул низкий мужской голос.
Крадущийся Волк резко обернулся, и на душе у него потеплело, когда он увидел скачу­щего к нему Киллиана. С гордостью смотрел он, как тот приближается и останавливает свою большую вороную кобылицу. Да, Киллиан Галлахер остался красавцем, все еще сильным и стройным, несмотря на свои пятьдесят с лиш­ним лет. Он был высок и широкоплеч, с вол­нистыми каштановыми волосами и бронзовой кожей, загоревшей за последние шесть лет под жарким солнцем Дакоты.
Киллиан улыбнулся, видя облегчение в гла­зах сына.
– Неужели ты думал, что я отпущу тебя, не попрощавшись? – ласково упрекнул сына Кил­лиан.
– Я не стал бы винить тебя, – ответил Кра­дущийся Волк. – Я опозорил нашу семью.
– Ты не опозорил ни меня, ни Высокую Траву, – возразил Киллиан, соскакивая с ло­шади. – Я всегда гордился тобой, и ты не сде­лал ничего, что могло бы уменьшить эту гор­дость.
Крадущийся Волк кивнул, тронутый слова­ми отца.
Двое мужчин молча стояли рядом, зная, что эти недолгие минуты – все, что у них осталось.
– Куда ты пойдешь, мальчик? – спросил Киллиан чуть погодя.
– Не знаю… Наверное, на запад.
– Ага… Может, ты как раз и разбогатеешь на Калифорнийских приисках!
Крадущийся Волк покачал головой:
– Я никогда не мечтал о золоте.
– Верно, – признал Киллиан, усмехаясь, – но горсть-другая монет тебе не помешает, не забывай об этом.
– Я буду помнить все, чему ты меня научил. Киллиан улыбнулся своей красивой улыб­кой.
– Не уверен, что я научил тебя хоть чему-нибудь из того, что должен знать честный че­ловек.
– Ты хочешь сказать, что жульничать, спать до полудня и обожать кентуккийский виски – не то, что нужно настоящему джентльмену?
Киллиан нежно похлопал сына по руке:
– Именно это я и хочу сказать, мальчик, хотя первое тебе может и пригодиться, если не сразу удастся найти приличную работу.
Его лицо посерьезнело.
– Мне будет не хватать тебя, сынок.
Его темные глаза задумчиво смотрели мимо сына.
– Я никогда не задумывался о том, как по­вернется моя жизнь, когда женился на твоей матери. Может быть, мне не следовало женить­ся на ней, иметь от нее ребенка… Но я любил ее, любил больше, чем ты можешь себе пред­ставить. Она была такой нежной, такой прекрасной, тихой… А когда она глядела на меня, я видел весь мир в ее глазах…
Крадущийся Волк ничего не ответил. Он никогда не видел своей матери. Она умерла от лихорадки через несколько месяцев после его рождения. Киллиан нанял женщину, чтобы та заботилась о Крадущемся Волке, а сам каж­дый вечер искал спасения в вине, пытаясь за­быть о молодой и прекрасной девушке-чероки, которая убежала из дома, чтобы стать женой бедного ирландца, и умерла, так и не успев по-настоящему пожить.
Первое воспоминание об отце у Крадущего­ся Волка связано с тем, как он нашел того мерт­вецки пьяным на пороге. Тогда он боялся отца, боялся и стыдился. Он помнил, как был одинок в детстве. Другим детям не разрешали играть с ним, потому что он полукровка, а его отец-пьяница. Только потом он узнал, что на самом деле значит быть полукровкой.
Когда нянька уволилась и Киллиан оказал­ся ответственным за своего сына, они по-на­стоящему узнали друг друга. Киллиан перестал пить, поняв, как он нужен сыну. Он продал дом в Джорджии и отправился в Новый Орле­ан, где занялся тем делом, которое знал лучше всего, – азартными играми.
Когда Крадущийся Волк подрос, Киллиан научил сына всему тому, чему когда-то научил его собственный отец: игре в покер, монте и фаро… и жульничеству в покере, монте и фаро. Еще он научил Крадущегося Волка, как узнать шулера в компании игроков и, что самое важное, как защитить себя голыми руками или ножом. Киллиан воспитал в сыне любовь к хо­рошему виски, вкус к дорогим сигарам и уме­ние ценить красоту женщин, будь они леди с незапятнанной репутацией или уличные девки.
Когда Крадущемуся Волку было почти двад­цать, им пришлось покинуть Новый Орлеан, потому что Киллиан убил за игрой человека. Они бежали, не взяв ничего, кроме того, в чем были, и направились в Калифорнию, где, по слухам, улицы вымощены чистым золотом, а самородки размером с кулак взрослого мужчины только и ждали, чтобы их нашли в реках. По пути они наткнулись на торговца, который был готов про­дать индеанок любому, кто сможет дать за них цену. Киллиан только раз взглянул на Высокую Траву и без памяти влюбился в нее.
У него не было денег. Глубокой ночью он выкрал ее и, чтобы утешить, пообещал вернуть родным. Ее отец, вне себя от радости, устроил в честь двух белых, спасших дочь, большое пиршество. Киллиана и Крадущегося Волка приняли в племя. Им дали вигвам и попроси­ли остаться с ними на зиму.
Индейцы очаровали Киллиана и Крадуще­гося Волка, и они приняли образ жизни людей племени лакота. Не прошло и года, как Кил­лиан взял в жены Высокую Траву. На следую­щее лето родилась Желтый Цветок, а Краду­щийся Волк стал воином племени лакота.
Это было для него нелегко. Крадущемуся Волку пришлось научиться охотиться и бо­роться, стрелять из лука и бросать копье. Он узнал, как читать знаки природы, как вы­слеживать человека или бизона. Он сменил брюки на узкие штаны из оленьей кожи, а ботинки – на мокасины и отпустил волосы. Среди лакота он чувствовал себя своим. Древ­ние военные песни заставляли бурлить его кровь, нашептывая ему о битвах и победах прошлого… Он воевал с поуни и воронами, охотился на оленей и лосей. А в свою двад­цать шестую осень он полюбил прекрасную девушку, чья улыбка была нежнее пуха оду­ванчика, – Летний Ветер…
Киллиан тихо засмеялся, и это вернуло его к действительности.
– Похоже, у меня слабость к индеанкам. Сначала твоя мать, теперь – Высокая Трава…
Киллиан тяжело вздохнул.
– Нелегко тебе придется там, среди белых. Крадущийся Волк тихо и горько рассмеял­ся. Ему никогда не было легко среди них.
– Будь осторожен, парень. Многие мужчи­ны, да и женщины тоже, будут презирать тебя за смешанную кровь.
Киллиан положил руку на плечо сына и сжал его:
– Да пребудут с тобой все боги красных и белых.
– И с тобой. Заботься, как следует, о маче­хе и сестренке.
– Можешь на меня положиться.
Мужчины стояли рядом, не желая расста­ваться, а потом Киллиан крепко обнял сына.
– Я люблю тебя, сынок, помни это.
Крадущийся Волк кивнул, не в силах гово­рить из-за комка в горле.
– На, – произнес отец и вложил в руки сына поводья кобылицы. – Возьми ее. Она поможет тебе в пути.
– Ты не должен помогать мне, – тихо ска­зал Крадущийся Волк.
– Не помогать собственному сыну?! Ты что, рехнулся? Давай, бери.
Они обнялись в последний раз, а потом Кра­дущийся Волк вспрыгнул на спину кобылице. Черный Ветер была выше любой из пони лако­та. У нее была длинная мускулистая шея, широкая грудь и широко расставленные ум­ные глаза. И она была быстра. Это не мустанг, а породистая лошадь. Киллиан угнал ее во вре­мя набега на поселение белых год назад.
– Спасибо, отец, – пробормотал Крадущий­ся Волк.
– Я буду молиться за тебя, мальчик.
Киллиан достал из-за пояса нож с длинным лезвием и вложил его в руку сына.
– Доброго пути.
– Долгой тебе жизни, отец, – ответил Кра­дущийся Волк.
Еще секунду он не отрывал глаз от Киллиана, потом коснулся пятками боков кобылицы. С высоко поднятой головой он поехал на за­пад, в земли, где заходит солнце…
ГЛАВА 2
Черный Ветер легко несла его на запад, все время на запад… Он искал место, которое мог бы назвать домом. У него никогда не было дома. Ребенком он жил с отцом. Позже, юношей, в Новом Орлеане, в гостиницах или снимал ком­наты. Последние шесть лет он делил вигвам лакота с отцом и Высокой Травой. До сих пор он не понимал, как сильно ему хотелось найти свой дом.
День за днем Крадущийся Волк ехал в сто­рону заходящего солнца, и время проходило все в том же мрачном одиночестве, искал ли он траву и воду для лошади, или пищу и кров для себя. Он исследовал местность вокруг, иног­да давая отдых себе и лошади в какой-нибудь зеленой долине, останавливался, чтобы рас­смотреть землю или гранитные скалы, подни­мавшиеся вдали. Он проехал краем Мако Сики – Плохой Земли. Индейцы называли это место Местом Плачущего Ветра. Это было боль­шое пространство, заполненное крутыми скло­нами и глубокими оврагами, разноцветными скалами из песчаника, острыми шпилями и бездонными расщелинами. Он слышал леденя­щий плач ветра в оврагах – так плачет покинутый ребенок – и чувствовал, как волоски на шее встают дыбом. Высоко над головой он уви­дел пару стервятников, высматривающих па­даль, и, страстно желая оставить поскорее по­зади это место, изо всех сил стал погонять Черный Ветер.
Его путешествие длилось уже почти месяц, когда он достиг огромной вздымающейся ввысь скалы, которую называли Матео Тепее – Виг­вам Медведя Гризли. Он узнал ее сразу же, хотя раньше никогда не видел – никакая другая скала не могла быть такой огромной и такой одинокой. Встав в седле, он долго смотрел на огромную скалу-башню, вспоминая легенду кайова, которую слышал от лакота.
Кайова говорили, что однажды неподалеку от своего селения играли семь сестер, и тут на них напали медведи. Девочки побежали к селе­нию, а когда медведи были уже совсем близко, они забрались на небольшую скалу. «Скала, пожалей нас! Скала, спаси нас!» – взмолилась одна из них. Скала услышала их и стала расти вверх, унося детей все выше и выше. Звери, карабкавшиеся по скале, обломали когти и упа­ли на землю, а девочки попали на небо и стали созвездием Большой Медведицы.
Крадущийся Волк отправился дальше, то и дело возвращаясь мыслями к легенде. У каж­дого племени были свои мифические герои, своя версия сотворения Земли и человека. Его отец рассказывал ему некоторые легенды чероки и их историю, чтобы Крадущийся Волк понял народ своей матери и ценил его наследие. Он вспомнил, какую гордость вызывал в нем рассказ о Секвойе, сыне женщины-чероки и англичанина. Тот верил, что в грамоте сила белого человека, и, не имея формального обра­зования, сам создал письменность для своего племени.
Много дней Крадущийся Волк ехал на за­пад в поисках своего дома. Хуже всего было по ночам. Именно тогда ему особенно не хва­тало друзей и семьи, танцев, пиров и празд­неств. Именно тогда его преследовали сны о Летнем Ветерке. Днем он мог не вспоминать о ней, но не мог изгнать ее из своих снов. Снова он женился на ней, обнимая за плечи, стоя на большом красном свадебном покры­вале, с бешено бьющимся в груди сердцем, слыша, как она шепчет ему тайные слова любви и верности.
Он лежал на спине под звездным апрель­ским небом, с руками под головой, глядя на яркую желтую луну. Нежные слова, горько думал он. Нежные и лживые слова… Какой-то тихий звук нарушил тишину ночи, и он про­ворно вскочил на ноги, потянувшись за ножом.

Запретное пламя - Бейкер Мэдлин => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Запретное пламя автора Бейкер Мэдлин дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Запретное пламя своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Бейкер Мэдлин - Запретное пламя.
Ключевые слова страницы: Запретное пламя; Бейкер Мэдлин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 куртки для девушек зима 

 салоны керамической плитки в москве в магазине плитка и сантехника тут