А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-kabiny/ 
 ароматы ланком в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Грифф ожидал увидеть горничную или дворецкого – кого-то в белом переднике, с мягким голосом и вежливыми, но в то же время равнодушными манерами. Парень, открывший дверь, выглядел иначе. Он был одет в обтягивающую черную футболку и черные слаксы. Широкое и плоское лицо, как у правителей майя. Прямые волосы, черные, как смоль.
– Э… Мистер Спикмен?
Парень покачал головой и улыбнулся. Или, скорее, показал зубы. Это нельзя было назвать улыбкой, потому что в его лице больше ничего не изменилось. Он отступил в сторону и жестом пригласил Гриффа войти.
Под высоким сводчатым потолком помещались три этажа. Восточные ковры нежными островами лежали на мраморном полу. Фигура Гриффа отражалась в огромном зеркале, висевшем над длинным пристенным столиком. Винтовая лестница представляла собой настоящее чудо архитектуры, особенно если учесть, когда был построен дом. Здесь было просторно и тихо, как в соборе.
Безмолвный парень кивком головы предложил Гриффу следовать за ним. Грифф снова подумал, что Фостер Спикмен устроил ему ловушку. Может, он припас в своей темнице тиски для дробления пальцев и плети?
Дойдя до двойных дверей, дворецкий – за неимением более подходящего слова Грифф назвал его так – толчком распахнул обе створки и отступил в сторону. Грифф перешагнул порог комнаты, скорее всего библиотеки, потому что три ее стены от пола до потолка занимали книжные шкафы. Четвертая стена почти полностью состояла из окон, откуда открывался чудесный вид на широкую лужайку и цветочные клумбы.
– Я гадал.
Грифф повернулся на неожиданный звук голоса и удивился во второй раз. Улыбавшийся ему мужчина сидел в инвалидном кресле.
– Что?
– Я гадал, насколько внушительным вы окажетесь при личной встрече, – он смерил Гриффа доброжелательным взглядом. – Вы такой же высокий, как я ожидал, но не такой… массивный. Разумеется, я видел вас только на расстоянии, с трибуны стадиона и по телевизору.
– Телевизор добавляет десять фунтов.
Мужчина рассмеялся.
– Не говоря уже о наплечниках. – Он протянул правую руку: – Фостер Спикмен. Спасибо, что пришли. – Они пожали друг другу руки. Неудивительно, что его ладонь была явно меньше, чем у Гриффа, но рукопожатие оказалось крепким. Он нажал кнопку на своем замысловатом кресле и немного отъехал назад. – Проходите, садитесь.
Он указал Гриффу на несколько удобно расставленных вокруг столика кресел. Грифф выбрал одно из кресел. Опускаясь, он ощутил приступ тоски по мебели такого качества, которой когда-то пользовался сам. Теперь он вынужден держать хлеб в холодильнике, который раздражающе жужжит.
Еще раз бросив взгляд на комнату и на ухоженный сад за окном, он вновь задал себе вопрос, какого черта ему здесь нужно, в этом особняке, увитом плющом, с прикованным к инвалидной коляске хозяином.
Фостер Спикмен был, по всей вероятности, лет на пять старше Гриффа, то есть ему было около сорока. Он отлично выглядел. Оценить его рост было сложно, но Грифф прикинул, что чуть меньше шести футов. На нем была скромная, но дорогая одежда – темно-синяя тенниска, слаксы цвета хаки, коричневый кожаный ремень, легкие кожаные туфли в тон ремню, желто-коричневые носки.
Штанины его брюк походили на сдувшиеся воздушные шары – внутри было слишком мало плоти, чтобы их заполнить.
– Хотите что-нибудь выпить?
Грифф отвлекся от своих размышлений и вновь посмотрел в лицо хозяина.
– У вас найдется кола?
Спикмен обернулся к парню, показавшемуся в дверях.
– Мануэло, две колы, пор фавор.
Мануэло был квадратным и массивным, как мешок с цементом, но двигался беззвучно. Спикмен заметил, что Грифф наблюдает за слугой, который подошел к бару и стал наливать напитки.
– Он из Сальвадора.
– Угу.
– Он в буквальном смысле пришел пешком в Соединенные Штаты.
– Угу.
– Он ухаживает за мной.
Грифф не мог придумать, что на это ответить, хотя ему хотелось спросить, не держит ли Мануэло, несмотря на свою улыбку, коллекцию высушенных человеческих голов под кроватью.
– Вы сегодня приехали из Биг-Спринг?
– Да, утром меня забрал мой адвокат.
– Неблизкий путь.
– Мне так не показалось.
– Пожалуй, – усмехнулся Спикмен. – После стольких лет за решеткой! – Он подождал, пока Грифф возьмет колу с небольшого подноса, который протянул ему Мануэло, а затем взял свой хрустальный стакан и поднял его: – За ваше освобождение.
– Спасибо.
Мануэло вышел и закрыл за собой двери. Грифф сделал еще один глоток кока-колы, и ему стало неуютно под откровенно любопытным взглядом Спикмена.
Что все это значит?
Обстановка начинала его тяготить. Решив, что пора переходить к делу, Грифф поставил свой стакан на край столика.
– Вы позвали меня сюда, чтобы лично познакомиться с бывшим футболистом? Или с осужденным преступником?
– Полагаю, вы ищете работу, – Спикмена, похоже, нисколько не обескуражила его грубость.
Не желая выглядеть отчаявшимся или нуждающимся, Грифф неопределенно пожал плечами.
– Уже есть предложения? – поинтересовался Спикмен.
– Ничего, что могло бы меня заинтересовать.
– А «Ковбои» не…
– Нет, и другие команды тоже. Меня отлучили от футбола. Сомневаюсь, что смогу даже купить билет на матч Национальной футбольной лиги.
Спикмен кивнул, как будто уже знал, как обстоят дела у Гриффа Буркетта.
– Если вы не можете заниматься ничем, что имеет отношение к футболу, что вы собираетесь делать?
– Я планировал отсидеть срок и выйти на свободу.
– И больше ничего?
Грифф откинулся на спинку кресла и вновь пожал плечами, затем потянулся за кока-колой и сделал еще один глоток.
– Я обдумывал несколько идей, но пока ни на чем не остановился.
– Я владелец авиакомпании. «Сансаут».
– Я летал на ее самолетах. А если точнее, то часто летал. – Грифф контролировал выражение своего лица, стараясь не показать, что удивлен или впечатлен, хотя испытывал оба эти чувства.
– Так могут сказать многие, и мне приятно это слышать, – лицо Спикмена озарилось естественной улыбкой.
– Не сомневаюсь.
Несмотря на его шутовской тон, Спикмен продолжал улыбаться.
– Я пригласил вас сюда, чтобы предложить работу.
Сердце Гриффа радостно подпрыгнуло. Такой человек, как Фостер Спикмен, может сделать для него очень много. Теперь он вспомнил, почему это имя показалось ему знакомым. Спикмен был влиятельным человеком в Далласе, владельцем и руководителем одного из самых успешных предприятий в регионе. Его поддержка – даже легкий кивок в знак приветствия – могла здорово помочь Гриффу хотя бы отчасти вернуть расположение людей, которого он лишился пять лет назад.
Но он сдержал бьющую через край радость. А что, если этот парень хочет, чтобы он выгребал дерьмо из фекальных баков своих самолетов?
– Слушаю.
– Работа, которую я вам предлагаю, мгновенно поправит ваше финансовое положение. Насколько я знаю, ваше имущество было продано, чтобы уплатить штраф, наложенный на вас судом.
– Да, большая часть, – кивнул Грифф, скрывая правду.
– Вырученная сумма также пошла на уплату значительных долгов. Правильно?
– Послушайте, Спикмен, перестаньте тянуть меня за язык – вы и так все знаете. Я потерял все, и еще сверх того. Вы это хотели услышать? У меня нет даже ночного горшка.
– В таком случае, полагаю, сто тысяч вам пригодятся.
Застигнутый врасплох этой суммой, Грифф почувствовал, как его раздражение сменяется подозрением. На своем горьком опыте он научился остерегаться всего, что дается слишком легко. Это выглядело чересчур заманчиво, чтобы быть правдой.
– Сто тысяч в год?
– Нет, мистер Буркетт, – с улыбкой сказал Спикмен, явно забавляясь. – Сто тысяч, чтобы скрепить наш договор. Если использовать знакомый вам термин, то это нечто вроде премии при подписании контракта.
Грифф секунд десять смотрел на него в упор.
– Сотня тысяч баксов? Американских долларов?
– Законными платежными средствами. Если вы согласитесь на мое предложение.
Грифф осторожно снял с колена перекинутую через него другую ногу, выигрывая время, потому что его мысли лихорадочно крутились вокруг сказочной суммы.
– Вы хотите использовать меня в рекламе своей авиакомпании? Плакаты, рекламные ролики и все такое? Вы это имеете в виду? Мне не хотелось бы позировать обнаженным, но это можно обсудить.
Спикмен покачал головой.
– Я понимаю, что подобного рода заработки составляли существенную часть вашего дохода, когда вы были куортербеком в «Ковбоях». Та майка с номером 10 помогла продать многое из того, что на ней рекламировалось. Но теперь реклама от вашего имени, боюсь, скорее отпугнет клиентов, чем привлечет их.
Это было правдой, но Грифф все равно разозлился.
– Тогда что у вас на уме? Кого я должен убить?
– Это не так ужасно. – Спикмен снова улыбнулся.
– Я ничего не понимаю в самолетах.
– Это не связано с авиакомпанией.
– Вам нужен садовник?
– Нет.
– Тогда у меня больше нет вариантов. Что я должен сделать, чтобы заработать сто тысяч долларов?
– Вы должны сделать беременной мою жену.
2
– Прошу прощения?
– Вы все правило расслышали, мистер Буркетт. Еще колы?
Грифф продолжал пристально смотреть на собеседника, пока до него наконец не дошел смысл сказанного. По крайней мере, этот чокнутый ублюдок был вежливым хозяином.
– Нет, спасибо.
Спикмен подкатил свое кресло к краю столика, взял пустой стакан Гриффа, отвез его вместе со своим стаканом к бару и поставил их на полочку под раковиной. Он вытер полотенцем гранитную стойку, хотя Грифф видел, что на ее блестящую поверхность де попало ни капли. Потом Спикмен сложил полотенце, аккуратно выровнял его края и продел через укрепленное на стойке кольцо.
Вернувшись к столику, Спикмен сменил подставку под стакан в медном держателе, затем включил задний ход кресла и занял прежнее положение в нескольких футах от кресла Гриффа.
Вежливый и аккуратный, подумал Грифф, наблюдая за всеми этими маневрами.
– Дайте мне знать, если передумаете насчет еще одной порции колы, – сказал Спикмен.
Грифф встал, обогнул кресло и вновь бросил взгляд на Спикмена, пытаясь понять, не заметно ли его безумие издали, затем подошел к окну и посмотрел наружу. Ему требовалось найти опору, убедиться, не провалился ли он в кроличью нору или что-то в этом роде.
Грифф чувствовал себя точно так же, как первые несколько недель в Биг-Спринг, когда он, просыпаясь, несколько секунд не мог понять, где он находится и почему. Ощущения были точно такими же – полная потерянность.
За окнами не было видно никакого Безумного Шляпника. Все на месте и выглядит абсолютно нормальным – изумрудная трава, вымощенные камнем дорожки, петляющие среди цветочных клумб, и деревья с раскидистыми кронами, отбрасывающие густую тень. Пруд вдалеке. Голубое небо. В небе реактивный самолет заходит на посадку в Далласе.
– Один из наших.
Грифф не слышал, как подъехало кресло Спикмена и вздрогнул, обнаружив его рядом. Это тоже влияние тюрьмы. Становишься нервным. На поле нападающие весом больше трехсот фунтов, скаля зубы за защитными масками и злобно сощурившись, обычно наваливались на него, стремясь толкнуть как можно больнее. Но он ждал их и был готов к атаке.
В тюрьме с наименее строгим режимом, где его соседями были «беловоротничковые» преступники, он оставался «на взводе» двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Там ты всегда должен быть начеку – это может стоить тебе жизни.
Неожиданности – вот чего он не любил больше всего.
– Из Нэшвила, – Спикмен следил взглядом за самолетом. – Должен приземлиться в семь ноль семь. – Он посмотрел на наручные часы. – Точно по расписанию.
Грифф пристально рассматривал его несколько секунд:
– Черт возьми, вы выглядите абсолютно нормальным.
– Вы сомневаетесь, в своем ли я уме?
– Немного.
– Почему?
– Ну, для начала, на мне не написано, что я банк спермы.
– Не та работа, что вы думали? – улыбнулся Спикмен.
– В общем, нет, – Грифф бросил взгляд на свои часы. – Послушайте, у меня есть кое-какие планы на вечер. Встретиться с друзьями. – Разумеется, никакой встречи не было. И друзей тоже. Но ничего лучшего он не придумал. – Мне нужно идти, чтобы не опоздать.
Похоже, Спикмен понял, что он лжет.
– Прежде чем отклонить мое предложение, – сказал он, – по крайней мере, выслушайте меня.
Он протянул руку, как будто хотел коснуться руки Гриффа. Грифф невольно дернулся, и Спикмен не мог этого не заметить. Он взглянул на Гриффа с явным удивлением и убрал руку, не успев притронуться к собеседнику.
– Простите, – пробормотал Грифф.
– Это инвалидное кресло, – спокойно произнес Спикмен. – Некоторых людей оно отпугивает. Нечто вроде болезни или плохой приметы.
– Это не так. Совсем не так. Это… Послушайте, мне кажется, мы закончили. Я пойду.
– Пожалуйста, не уходите сейчас, Грифф. Вы не возражаете, если я буду называть вас Грифф? Полагаю, это подходящий момент, чтобы отбросить формальности, а?
Глаза Спикмена отражали яркий свет, льющийся из окон. Ясные, умные глаза. Ни следа безумия или диковатого блеска, выдающего душевное расстройство. Интересно, знает ли об этом миссис Спикмен, подумал Грифф. Если эта миссис Спикмен вообще существует, черт бы ее побрал. Болезненная аккуратность миллионера вполне могла сочетаться с бредом.
Грифф ничего не ответил на предложение отбросить формальности, и улыбка Спикмена сменилась выражением разочарования.
– По крайней мере, задержитесь, пока я не сделаю свой ход. Будет обидно, если все мои репетиции пропадут зря. – На его губах снова мелькнула улыбка. – Пожалуйста.
Борясь с сильным желанием как можно скорее убраться отсюда подальше и одновременно испытывая вину за то, что не сумел скрыть неприязнь, Грифф вернулся к креслу и сел. Устраиваясь на подушках, он заметил, что рубашка на спине промокла от нервного пота. Как только позволят правила приличия, он тут же распрощается.
– Я не могу зачать ребенка. Никаким способом, – возобновил разговор Спикмен. Он помолчал, как бы подчеркивая значение сказанного. – Если бы у меня была сперма, – тихо добавил он, – мы бы не сидели здесь и не беседовали.
Грифф тоже был бы рад, если бы этого разговора не было. Не так-то легко смотреть в глаза человеку, который признается, что он больше не мужчина.
– Ладно. Значит, вам нужен донор.
– Вы упоминали банк спермы.
Грифф коротко кивнул.
– Мою жену зовут Лаура. Мы с ней не хотим идти этим путем.
– Почему нет? По большей части это достойные, надежные заведения, ведь так? Они проверяют доноров. И все такое.
Грифф почти ничего не знал о банках спермы, и его не очень интересовало, как они работают. Он думал о том, что случилось со Спикменом и почему он оказался в инвалидном кресле. Он всегда был парализован или это произошло недавно? Может, он подхватил какую-то болезнь, которая делает человека инвалидом? Или упал с лошади?
– Когда мужчина не в состоянии зачать ребенка, как в моем случае, – сказал Спикмен, – супружеские пары используют донорскую сперму. Как правило, успешно.
Вероятно, он не стеснялся и не смущался своего состояния, и Грифф отдавал ему должное. Если бы он сам оказался на месте Спикмена и ему понадобился бы кто-то вроде Мануэло, чтобы «ухаживать» за ним, вряд ли он смог бы спокойно примириться со своим состоянием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
 https://21-shop.ru/catalog/muzhskoe/odezhda/bryuki/-osnovnoy_tsvet-krasnyy/ 

 италон