А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/brands/marmo-bagno/ 
 духи демон в pompadoo 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Кэтрин, назови ее Эллисон. Не позволяй им забрать ее… Они не должны.., ее заполучить. — Белые, словно мел, пальцы, впились Кэтрин в запястье. — Увези ее отсюда. И скажи.., скажи, я очень ее люблю… — Она закрыла глаза и тяжело, часто задышала. А когда глаза открылись вновь, они были словно затянуты туманной мечтательной пленкой. Но в них светились мир и покой. — Эллисон.., такое красивое имя. Тебе не кажется, Кэтрин?
* * *
Похороны супругов состоялись два дня спустя, превратившись в настоящий спектакль. Ненасытное пристрастие публики к скандалам подогревали бойкие репортеры, старавшиеся переплюнуть один другого в сочинении наиболее сенсационной истории. Девушка, погибшая вместе с Питером, оказалась семнадцатилетней выпускницей средней школы. В момент аварии тело ее было едва прикрыто одеждой. Преждевременное появление на свет Эллисон и смерть Мэри лишь добавляли остроты всем этим скандальным репортажам.
Горе Кэтрин было безмерно. Питер скончался на месте, у него оказались сломаны шейные позвонки, а на теле — ни единой царапины. Кэтрин казалось это несправедливым, особенно когда она вспоминала искаженное мукой лицо сестры, чья невинная красота поблекла, а затем и вовсе увяла после перенесенных ею за месяцы супружества страданий. Нет, это просто нечестно, несправедливо!
За год до этого Кэтрин с трудом вынесла фальшь и показуху свадебной церемонии; происходящее же сегодня, на похоронах, вылилось для нее в настоящее испытание.
Элеонор Мэннинг, выглядевшая весьма импозантно в своем черном платье от дорогого кутюрье, с тщательно уложенными светлыми волосами, казалась безутешной. Она то приникала к мужу, Питеру Мзннингу-старшему, высокому и величественному седовласому мужчине, то разражалась истерическими рыданиями. Она принималась укорять “бедняжку Мэри” за то, что та недостаточно любила Питера, ее дорогого сыночка. Потом начинала проклинать Джейсона, его младшего брата, за то, что тот всегда пренебрегал интересами семьи.
— Мало того, что он оскорбил всех нас, не удосужившись приехать на свадьбу! Он не изволил явиться даже на похороны собственного брата! Африка!.. Бог ты мой, но чем он лучше тех варваров, что ее населяют? Сначала были индейцы, теперь эти ужасные дикари в Африке! — и тут она снова истерически разрыдалась.
О младшем брате, Джейсоне Мэннинге, Кэтрин знала совсем немного. Питер упоминал о нем вскользь, словно само его существование не имело ни малейшего значения. Как-то Мэри страшно обрадовалась, получив от него письмо.
— А знаешь, Кэтрин, я получила письмо от брата Питера! Он в Африке, занимается там нефтью или чем-то в этом роде. Он извиняется за то, что не смог приехать на свадьбу, и поздравляет меня с будущим ребенком. Вот, послушай, — и, достав листок простой почтовой бумаги, исписанный четкими черными строками, она начала читать:
— “С нетерпением ожидаю возвращения домой, чтобы познакомиться с вами лично, как и подобает порядочному брату. Если вы действительно такая хорошенькая, как на фотографиях, что прислала мне мама, то остается только сожалеть, что не познакомился с вами первым. Ах уж этот Питер! Вечно ему достается все самое лучшее!” Ну, разумеется, это всего лишь шутка, — заметила Мэри и покраснела. — Правда милое письмо? А вот дальше, послушай: “Смотрите, берегите моего маленького племянника (или племянницу?), который скоро появится на свет. Страшно здорово, когда в доме есть ребенок, верно? Только подумать, я буду дядюшкой Джейсоном!"
Кэтрин согласно кивала головой, но делала это скорее из вежливости. Ее тревожило, что Мэри все больше худела, несмотря на растущий живот. И тогда Кэтрин куда больше волновало здоровье сестры, нежели этот вечно отсутствующий брат, впечатление о котором уже сложилось у нее из рассказов других членов семьи Мэннингов.
После похорон потянулись долгие будни, заполненные столь привычной и утомительной рутиной. Каждый день Кэтрин отправлялась на работу в электрическую компанию, где в ее обязанности входило составление исследовательских отчетов и пресс-релизов, для чего, собственно, ее и наняли пять лет назад. Неужели со дня окончания колледжа уже успело пройти целых пять лет? Неужели она занимается этой скучной работой так долго? Она получала вполне приличную зарплату, но рассматривала свою должность как некий переходный этап к каким-то более интересным занятиям. Она чувствовала, что одарена большими литературными способностями, чем требовала нынешняя ее работа, и мечтала найти им должное применение. Возможно, появление на свет ребенка, вся ответственность за которого падала отныне на ее плечи, заставит ее активнее искать более интересное и высокооплачиваемое занятие…
Эллисон! Кэтрин не уставала восхищаться малышкой. Каждый вечер она отправлялась в больницу и любовалась племянницей через стеклянную стенку палаты для недоношенных младенцев. Она ждала и не могла дождаться того дня, когда ей позволят забрать девочку. Эллисон набирала вес с каждым днем, врачи обещали нетерпеливой тетушке, что как только вес младенца достигнет пяти фунтов, его можно будет отдать на попечение родственницы.
Кэтрин уже договорилась на работе, что возьмет двухнедельный отпуск с того дня, как племянница окажется дома, и начала подыскивать самые лучшие дневные ясли для работающих матерей. Прежде чем доверить им Эллисон, она непременно должна убедиться, что там все будет на самом высшем уровне. Ей и в голову не приходило, что кто-то может оспорить ее права на ребенка.
Но из этого умиротворенного состояния ее вывел адвокат Мэннингов, не постеснявшийся явиться к ней на работу. Вывалив на стол груду каких-то документов, он скрипучим и самодовольным голосом заявил, что его клиенты “…намерены целиком и полностью взять заботу о ребенке на себя”.
— Мои клиенты готовы взять ребенка и воспитать его как своего собственного. Само собой разумеется, они готовы также возместить вам расходы, связанные со всеми хлопотами, затратами времени и пребыванием ее в больнице в течение последних нескольких недель…
— Вы хотите сказать, откупиться?
— Прошу вас, мисс Эдамс! Мне кажется, вы не совсем адекватно расцениваете намерения моих клиентов. Они обладают возможностями для содержания ребенка в наилучших условиях. Не станете же вы утверждать, что вам безразличны интересы племянницы?
— Мать девочки считала, что в ее интересах будет лучше, если воспитанием займусь я. — У Кэтрин хватило ума не упомянуть о письменном распоряжении сестры.
— Уверен, что отец девочки имел иную точку зрения на ее интересы. — Кэтрин был ненавистен этот снисходительный тон. — Впрочем, вся эта дискуссия носит чисто академический характер. Да ни один суд в мире не отдаст ребенка на попечение работающей девушки с весьма сомнительными моральными устоями, в то время как такие известные и уважаемые люди, как Мэннинги, просто мечтают взять всю ответственность и заботы о своей единственной внучке на себя. Заметьте, родной внучке, наследнице и законной дочери их старшего сына.
Оскорбительное замечание в ее адрес настолько потрясло Кэтрин, что она даже не нашлась, что ответить. Да и не до того ей было. Она со всей отчетливостью осознала, что ей угрожают. Она представила себе, как адвокат будет произносить те же слова в зале судебных заседаний, а при мысли о том, какое решение примет суд, по спине у нее пробежали мурашки.
Но Кэтрин поборола охватившую ее панику и пыталась рассуждать здраво. Убеждение, что Эллисон ни в коем случае не следует отдавать на попечение Мэннингам, еще более окрепло. Нет, она ничуть не склонна недооценивать влияние и могущество Мэннингов. Наверняка у них полно друзей, занимающих самые высокие посты. А потому.., потому ей и Эллисон лучше всего бежать от них, и как можно дальше. Итак, в голове у нее созрел план и откладывать его исполнение не следовало.
Педиатр согласился выписать Эллисон на несколько дней раньше планируемого срока — при условии, что Кэтрин обязуется показать ему младенца на следующей неделе. Кэтрин терпеть не могла лжи, но была вынуждена обещать, что принесет ребенка на осмотр.
Затем она позвонила агенту и обсудила с ним проблемы, связанные с продажей дома. Деньги, вырученные от сделки, должны поступить на банковский счет, открытый на имя Эллисон, с условием, что их можно будет снять позже, вместе с набежавшими процентами. Мебель и все вещи в доме, за исключением тех, что Кэтрин возьмет с собой, следовало продать. Вырученные при этом деньги агент должен держать у себя и передать Кэтрин по первому ее требованию.
Затем Кэтрин арендовала в банке сейф и, сделав копию с того памятного документа на бумажном полотенце, любовно и аккуратно сложила его и заперла в металлическом ящике.
Кэтрин не отвечала на телефонные звонки и была крайне осмотрительна во всех своих передвижениях. Машину она оставляла вдалеке от дома, света после наступления темноты старалась не зажигать. Опасаясь повестки в суд, она решила затаиться.
Наконец все самые необходимые вещи были упакованы и сложены в маленький автомобиль. Забирая Эллисон из больницы, она страшно волновалась.
Кэтрин бережно уложила малышку в специальную автомобильную колыбельку, привязанную на переднем сиденье ремнями безопасности. Наклонилась ,и нежно поцеловала племянницу в бархатистый лобик.
— Не знаю, какая из меня получится мама, — ласково прошептала она спящему младенцу, — но обещаю, я буду стараться.
Глядя на милое личико Эллисон, так напоминавшее ей о Мэри, она впервые за все время со дня гибели Питера ощутила спокойствие и умиротворение.
Покидая Денвер, Кэтрин не позволила себе обернуться и бросить последний взгляд на окружавшие город холмы и горы, отгоняла она от себя и мысли о доме, единственном настоящем доме в ее жизни. Она должна думать только о будущем, своем и Эллисон. Отныне у них нет никакого прошлого.
* * *
Кэтрин распрямилась и расправила плечи, давая роздых онемевшим мышцам. Она сидела на газетах, устилавших пол гостиной в их новой квартирке над гаражом. В течение получаса она расписывала комод, который должен был занять место в детской Эллисон. Накануне вечером Кэтрин наложила на деревянную поверхность слой блестящей голубой краски и теперь разрисовывала ее веселыми желтыми полосками. Газеты были забрызганы желтой краской, несколько капель украшали босые ноги Кэтрин.
Опустив тонкую кисточку в банку с краской, она удовлетворенно вздохнула. Что ж, на данном этапе для нее и Эллисон все складывалось довольно удачно. В любом случае проехать чуть ли не полстраны с грудным младенцем в люльке было нешуточным испытанием. Крайние обстоятельства вынудили Кэтрин покинуть Денвер, однако путешествие прошло вполне гладко. Эллисон оказалась сущим ангелом и мирно спала все время, за исключением тех моментов, когда Кэтрин кормила или перепеленывала ее.
Кэтрин совершенно не помнила Ван-Бюрена, маленького городка в Техасе, но знала, что семья ее некогда жила здесь, до того как отцу предложили более выгодную работу в Денвере.
Кэтрин помнила рассказы матери о восточном Техасе, его зеленых равнинах и густых лесах. Картины, которые та рисовала, ничуть не напоминали сложившихся представлений о Техасе как о штате, сплошь состоящем из просторных степей, поросших сорняками и перекати-поле, клочья которых гонит неведомо куда никогда не стихающий ветер. Кэтрин, проехавшая многие мили по западному Техасу, убедилась, что тамошние земли вполне соответствуют сложившемуся стереотипу, а затем с удивлением была вынуждена признать, что Ван-Бюрен оказался именно таким, каким описывала его мать, — тихим и уютным университетским городком, затерявшимся среди сосновых лесов.
Всякий раз, выглядывая из широкого окна, Кэтрин любовалась шестью ветвистыми ореховыми деревьями, что росли во дворе, отделяющем ее квартирку над гаражом от дома Хэппи Купер.
Да, ее новую хозяйку ей сам Бог послал! Кэтрин приехала в Ван-Бюрен, когда весенний семестр у студентов уже заканчивался, и ей посчастливилось снять квартиру, которую последние два года делили между собой две студентки колледжа. Квартира, состоящая из двух спален, гостиной, кухни и ванной, оказалась вполне просторной.
Кэтрин отложила кисть и, бесшумно ступая, прошла в соседнюю комнату, где размещалась детская, хотя спали они там с Эллисон пока вдвоем. Склонившись над свежевыкрашенной деревянной кроваткой, приобретенной ею в лавке подержанных вещей, она взглянула на племянницу. Девочка росла и развивалась на удивление быстро. За те два месяца, что они находились в Ван-Бюрене, она как следует набрала в весе и превратилась в пухлощекого и жизнерадостного младенца — и это несмотря на то, что родилась недоношенной. Кэтрин улыбнулась Эллисон и, прежде чем накрыть ее легким одеяльцем, вынула из крохотной ручки в ямочках плюшевого кролика.
Кэтрин радовалась каждой минуте, проведенной наедине с девочкой. Ей буквально чудом удалось получить место в университетском центре по общественным связям, но сразу же возникла проблема — кто будет приглядывать за Эллисон днем. И тут, к ее удивлению, Хэппи робко предложила свои услуги. Когда она сказала об этом Кэтрин, та сперва просто молча смотрела на нее, потом улыбнулась, а затем, к собственному своему изумлению, расплакалась, чем изрядно перепугала Хэппи Что бы делала она без Хэппи, этой не слишком заботливой по отношению к собственным внукам бабушки, которая навещала их не чаще двух раз в год. У Хэппи были две замужние дочери, поселившиеся со своими семьями на побережье, и сын, живший и работавший в Луизиане Он до сих пор ходил в холостяках, и Хэппи сокрушалась по этому поводу не реже одного раза в день Прожившая в браке сорок три года, а затем овдовевшая, Хэппи с трудом представляла, как это человек мог добровольно влачить одинокое существование.
Итак, все складывалось наилучшим образом. Работа теперь у Кэтрин была куда интереснее, чем в Денвере Правда, босс иногда казался несколько странным он имел манеру вдруг замирать на месте, уставившись в пустоту и непрестанно облизывая губы Но если не обращать на это внимания, работа вполне устраивала Кэтрин* * *
В дверь постучали Кэтрин рассеянно почесала нос, не заметив, что испачкала его желтой краской, и, тихо мурлыкая что-то, поднялась с пола, чтобы открыть дверь Вряд ли это Хэппи — не ее время, да и стучать она не имела привычки Кэтрин поддернула штанины старых, обрезанных до колена джинсов, выпачканных в краске, надеясь, что, кто бы там ни оказался, он извинит ее внешний вид.
— Да? — откликнулась она и распахнула дверь.
И так и замерла с раскрытым ртом, не в силах вымолвить ни слова. Мужчина, заполнивший собою весь дверной проем, обладал самой поразительной внешностью из всех, с кем ей когда-либо доводилось встречаться… Мало того, что он отличался внушительным ростом и мощной фигурой, — изумительное сочетание черных, оттенка воронова крыла, волос и пронзительно-синих глаз дополняло эту картину Он, в свою очередь, пристально разглядывал Кэтрин, и чувственные, красиво очерченные губы сложились в насмешливую улыбку. Зная, что проторчит дома за работой весь день, Кэтрин не удосужилась даже толком причесаться, а просто собрала свои светлые, медного оттенка волосы в небрежный пучок на макушке, воткнув в него несколько криво торчащих шпилек.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 купить мужскую куртку весна осень в москве 

 https://dekor.market/collection/delicate-10001648/