А-П

П-Я

 зеркальный шкаф в ванную roca 
 духи кристиан лакруа в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Браун Сандра

Красноречивое молчание


 

Тут выложена электронная книга Красноречивое молчание автора, которого зовут Браун Сандра.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Браун Сандра - Красноречивое молчание в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Красноречивое молчание то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Красноречивое молчание равен 116.92 KB

Красноречивое молчание - Браун Сандра => скачать бесплатно книгу




«Красноречивое молчание»: АСТ; Москва; 1996
ISBN 5-88196-890-5
Оригинал: Sandra Brown, “Eloquent silence”
Аннотация
Они познакомились на съемочной площадке. Она – учительница, он знаменитый киноактер. Она потеряла мужа и не питает особых надежд на новое замужество. Как сложатся их нелегкие взаимоотношения? Найдется ли в сердце Дрейка место для Лаури?
Сандра Браун
Красноречивое молчание
Глава первая
– Так ты думаешь, дорогая, что твой муж о нас знает? – Мужчина судорожно прижал женщину к себе и легко коснулся губами ее лба.
– Даже если и знает, мне на это наплевать, – заявила та. – Сколько можно скрываться! Пусть все видят, что мы любим друг друга!
– О моя любимая… – Мужчина наклонил голову, довольно неуклюже ткнувшись при этом в нос женщины.
– Стоп!
Лаури Перриш подскочила от неожиданности, когда из репродуктора прогремел сердитый окрик – ни дать ни взять глас Господа с горы Синай.
– Что, черт подери, с вами сегодня происходит! Мы уже полтора часа талдычим эту идиотскую сцену, и все без толку! – На секунду воцарилась тишина. Актеры, операторы и другие, занятые в фильме неловко переминались с ноги на ногу. – Я спускаюсь!
Лаури, словно зачарованная, смотрела, как актриса повернулась к главному герою и ехидно бросила:
– Это меня должны были снимать первой камерой, Дрейк, а не тебя!
– Ты, Луиза, похоже, совсем читать разучилась. Что ж ты тогда стояла рядом с третьей? А потом, не боишься, что в первой будут заметнее твои шрамы от подтяжки?
– Негодяй! – прошипела актриса и, протиснувшись мимо ухмыляющихся операторов, процокала каблучками по бетонному полу телестудии к туалетным комнатам.
Лаури Перриш, нежданно-негаданно оказавшись на съемках «Отклика сердца» – популярной мыльной оперы, которая шла по телевизору в дневные часы, – с интересом следила за происходящим. Сама она телевизор днем никогда не смотрела, поскольку была на работе, но кто же в Америке не знает этой нашумевшей драмы! Многие работающие женщины так планировали свое обеденное время, чтобы, не дай Бог, не пропустить ни одного сексуального подвига, ни единого поворота в судьбе доктора Глена Хембрика.
Несколькими днями раньше доктор Марта Норвуд, основавшая институт для глухих, где Лаури работала преподавателем, вызвала ее к себе и сказала:
– У нас учится некая Дженифер Ривингтон. Ее отец подумывает о том, чтобы забрать ее из нашего заведения.
– Я знаю Дженифер, – заметила Лаури. – Она только частично лишена слуха, однако, это крайне необщительный ребенок.
– Вот это-то и беспокоит ее отца.
– Отца? Не мать?
Секунду поколебавшись, доктор Норвуд пояснила:
– Ее мать умерла, а у отца не совсем обычная работа. Поскольку Дженифер еще мала, ему пришлось поселить ее у нас. Но она не прижилась. И теперь он хочет нанять частного преподавателя, чтобы тот обучал ее дома. Мне кажется, Лаури, это могло бы вас заинтересовать.
Лаури нахмурила тонкие брови:
– Право, не знаю. Не могли бы вы рассказать обо всем подробнее?
Седовласая дама с умными голубыми глазами пристально посмотрела на свою лучшую преподавательницу.
– Не сейчас. Добавлю только, что мистер Ривингтон желает, чтобы та, кого он наймет, отвезла Дженифер в Нью-Мексико. Там, в горах, в небольшой общине, у него есть дом. – Губы доктора Норвуд тронула легкая улыбка. – Я знаю, что вы с удовольствием уехали бы из из Нью-Йорка. А работа подобного рода вам, без сомнения, по плечу.
Лаури тихонько рассмеялась.
– Я выросла в Небраске, и Нью-Йорк мне кажется несколько душным и многолюдным. Восемь лет живу здесь, но до сих пор тоскую по просторам. – Лаури откинула со лба непокорный каштановый локон. – Насколько я поняла, мистер Ривингтон хотел бы уклониться от ответственности за воспитание собственной дочери. Он из тех родителей, которые не любят своего ребенка только за то, что тот глухой?
Доктор Норвуд взглянула на свои тщательно отполированные ногти.
– Не стоит делать поспешных выводов, Лаури, – ласково пожурила она.
Иногда ее протеже проявляла склонность к скоропалительным суждениям, что являлось, пожалуй, ее единственным недостатком.
– Как я уже упомянула, обстоятельства несколько необычны.
После этих слов доктор Норвуд торопливо встала, давая понять, что разговор окончен.
– Я не жду от вас ответа сегодня, Лаури. Понаблюдайте за Дженифер в течение нескольких дней. Пообщайтесь с ней. А потом, когда вам будет удобно, вы встретитесь с мистером Ривингтоном и поговорите.
– Я сделаю все от меня зависящее, доктор Норвуд. Когда Лаури подошла к двери с окошком из матового стекла, доктор Норвуд ее остановила:
– Кстати, Лаури, если вас это интересует, мистер Ривингтон согласен на любую сумму.
– Доктор Норвуд, если я и возьмусь за частное преподавание, то только потому, что посчитаю это необходимым для ребенка, – совершенно искренне ответила она.
– Я так и думала, – улыбнулась пожилая дама.
Этим утром она дала Лаури адрес со словами: «Сегодня в три часа дня вы должны быть по этому адресу.
Спросите мистера Д.Л.Ривингтона. Он будет вас ждать».
Лаури поразилась, когда таксист остановился перед зданием, где размещалась телестудия. Она вошла в подъезд, горя желанием поскорее узнать, кто же такой этот таинственный мистер Ривингтон. В приемной спросила смазливую молоденькую секретаршу, где его можно найти. Та сначала в недоумении уставилась на нее, потом, хихикнув, сказала:
– На третьем этаже.
Лаури шагнула было к лифту, но девушка остановила ее:
– Одну минутку. Как вас зовут? Лаури назвала свою фамилию. Секретарша проехала пальчиком по отпечатанному на машинке списку:
– Все верно. Мисс Л.Перриш. Можете подниматься. Только, пожалуйста, потише. Идет съемка.
Выйдя из лифта, Лаури сразу попала в просторную телестудию. Специальная аппаратура и суета вокруг наполнили ее душу благоговейным трепетом.
Студия, похожая на амбар, была разделена на отсеки, предназначенные для съемок. В первом стояли больничная койка и бутафорское медицинское оборудование. Другой призван был изображать гостиницу.
Третий – крошечную кухню. Лаури обошла всю студию, с любопытством разглядывая декорации, стараясь не наступить на длиннющий кабель, который, как гигантская змея, обматывался вокруг студийных камер и мониторов.
– Эй, милашка, а тебе что здесь надо? – обратился к ней весельчак оператор в джинсовом костюме.
Вздрогнув от неожиданности, Лаури пробормотала:
– Я… мне… нужно видеть мистера Ривингтона.
– Мистера Ривингтона, говоришь? – захохотал оператор, будто она сказала что-то смешное. – Ну ты даешь! А мимо секретарши проскочила? – Лаури кивнула. – Ну, тогда увидишь. Подождешь, пока мы сварганим эту сцену?
– Да, – ответила Лаури. Она была согласна на все, что бы он ни сказал на своем тарабарском языке.
– Стой здесь, только тихо, и смотри, ничего не трогай, – предупредил ее парень.
Лаури отошла за камеры, направленные на отсек, напоминавший больничную палату.
И теперь, во время этого вынужденного перерыва, она наблюдала за актером, кумиром миллионов американок. Небрежно развалившись на бутафорском столе, он грыз яблоко, которое явно стащил из корзины, стоявшей тут же, на столе.
«Интересно, – подумала Лаури, – изменили бы почитательницы таланта Дрейка Слоуна мнение о своем любимце, если бы услышали, как он хамит своей партнерше». Впрочем, о чем это она! Разве грубость не является частью его очарования? Он играет роль врача, который терроризирует всех и вся в этой бутафорской больнице и своими властными манерами и неотразимой внешностью заставляет женщин трепетать и чуть ли не падать ниц перед ним.
Впрочем, нужно быть объективной, решила Лаури. В привлекательности ему явно не откажешь: этакое олицетворение грубой мужской силы. Но многим женщинам нравится именно такой тип мужчин. Первое, что бросается в глаза, – потрясающий цвет лица. Потом волосы необычного пепельно-каштанового оттенка, в свете прожекторов отливающие серебром. Резкий контраст с этими странными серебристыми волосами составляют черные густые брови и темные усы. Именно эти усы, придающие нижней губе дерзкую чувственность, заставляли с удвоенной быстротой биться сердца домохозяек, молоденьких работниц и бабушек. Но самое замечательное в его лице – глаза, мерцающие зеленоватым светом. Когда их показывают крупным планом, становится виден огонь, полыхающий в них, огонь, способный растопить сердца даже самых холодных женщин.
Со своего наблюдательного поста, находящегося вне круга, освещенного мощными прожекторами, Лаури видела, как Дрейк Слоун поднялся, потянулся – ну точь-в-точь ленивый котяра! – и метким броском швырнул огрызок в урну.
Она окинула взглядом его костюм и усмехнулась. Ни один уважающий себя врач не станет носить в больнице такие штаны «в облипочку». Да и зеленый балахон – обычная одежда хирурга – сидел на Дрейке Слоуне как влитой, подчеркивая его стройную фигуру. В глубоком треугольном вырезе виднелась голая грудь, поросшая буйной темной растительностью. «В таком виде к операционной и близко не подпустят!» – подытожила Лаури.
Услышав за спиной чей-то успокаивающий голос, Лаури обернулась. Похоже, режиссер выполнил-таки свое обещание спуститься и теперь, приобнимая за плечи пышущую негодованием актрису, направлялся к отсеку, где проходила съемка.
– Ему никто не указ! – причитала та. – Как только его начинают снимать, черт знает что вытворяет.
– Знаю, знаю, Луиза. Ну прошу тебя, будь хорошей девочкой, потерпи его ради меня, – проникновенным голосом увещевал режиссер. – Давай покончим с тем, что намечено на сегодня, а потом обо всем потолкуем за бокалом шампанского. А с Дрейком я поговорю. Ладненько? Ну же, улыбнись, как ты умеешь, радость моя!
«Какая чепуха!» – раздраженно подумала Лаури. Артистическая блажь… Уж кому-кому, а ей-то она отлично известна. Одно спасение – сказать актрисе то, что ей хочется услышать. Глядишь, и успокоится. До следующей истерики, конечно.
Они подошли к Дрейку Слоуну и о чем-то коротко переговорили. Операторы, занятые в фильме, использовали временную передышку каждый по-своему. Одни курили, другие листали журналы, третьи болтали. Теперь же все встали на свои рабочие места за камерами и надели на головы наушники – через них они получали указания от режиссера.
Оператор, отвечающий за шумовые эффекты, возился со своей громоздкой машиной – шатким сооружением, напоминавшим скелет доисторического животного.
Режиссер чмокнул Луизу в щечку и покинул съемочную площадку.
– Давайте прогоним эту сцену еще раз, а потом я поднимусь наверх. Поцелуй ее, как следует, Дрейк. Ты ведь любишь ее, помни об этом.
– Интересно, а тебе, Муррей, когда-нибудь доводилось целовать женщину, которая только что наелась пиццы с анчоусами?
Луиза издала негодующий вопль, а операторы так и покатились со смеху. Кое-как Муррею удалось успокоить актрису.
– Мотор! – приказал он.
Оператор, рядом с которым стояла Лаури, откатил камеру назад, загородив при этом весь вид. Неожиданно для себя самой Лаури заинтересовалась съемками и перешла на другое место, где ей ничего не мешало наблюдать за ними. На сей раз, завершив свой банальный диалог, Дрейк Слоун заключил Луизу в объятия и страстно поцеловал.
Когда Лаури увидела, как его губы прижались к губам актрисы, сердце ее отчаянно забилось. Казалось, она ощущает этот поцелуй на своих губах. Чтобы было лучше видно, она облокотилась о бутафорский столик. Что-то грохнуло об пол. Раздался звон разбитого стекла. Теперь все взоры были обращены на нее.
Лаури вздрогнула, с ужасом осознав, что привлекла всеобщее внимание. Она не заметила высокой стеклянной вазы, осколками которой был теперь усеян пол.
– Черт подери! – взревел Дрейк Слоун. – Что там еще случилось!
Оттолкнув от себя Луизу, он в три прыжка преодолел съемочную площадку. Муррей тащился следом. Видно было, что его не радует перспектива очередной вынужденной задержки, но он изо всех сил старается сохранить присутствие духа. Разъяренный актер подлетел к Лаури, и она съежилась от страха.
– Кто, черт возьми…
– Она пришла к мистеру Ривингтону, – перебил его весельчак оператор, которому Лаури сообщила, зачем сюда явилась.
Зеленые глаза Дрейка Слоуна, метавшие из-под черных бровей громы и молнии и буквально пригвоздившие Лаури к полу, широко распахнулись от изумления.
– Вот как? Значит, к мистеру Ривингтону? Операторы прыснули.
– Вот уж не знал, Муррей, что ты тут у нас организовал детский сад.
На сей раз присутствующие так и покатились со смеху.
Лаури взбесило, что Дрейк Слоун выставляет ее перед всеми на посмешище. Гневно сдвинув тонкие брови, она готова была ринуться в атаку, однако передумала и спокойно, даже несколько высокомерно произнесла:
– Прошу простить, что помешала.
И, отвернувшись от Дрейка Слоуна, нагло уставившегося на нее, обратилась к Муррею. Тот показался ей порядочным человеком.
– Меня зовут Лаури Перриш. Мистер Ривингтон попросил меня прийти сюда к трем часам. Извините, что отрываю вас от дела.
– Ничего, сегодня, похоже, мы только этим и занимаемся, – тяжело вздохнув, заметил он, бросив на Дрейка Слоуна яростный взгляд. – Мистер Ривингтон сейчас занят. Не могли бы вы подождать его в моем кабинете? Он скоро к вам подойдет.
– Конечно. Большое спасибо, – ответила Лаури и добавила: – А за вазу я заплачу.
– Ну что вы! Поднимитесь наверх, там пройдете через операторскую, потом через холл и сразу увидите мой кабинет.
– Спасибо, – повторила Лаури и, повернувшись, начала подниматься по винтовой лестнице, спиной чувствуя многочисленные взгляды, провожающие ее. Однако когда она добралась до самого верха и посмотрела вниз, оказалось, что Муррей уже заставил всех заняться делом.
В операторской Лаури остановилась: ее внимание привлек какой-то сложный компьютер. Над ним располагались мониторы, позволявшие режиссеру видеть все отснятые кадры. Бросилось в глаза лицо Дрейка Слоуна – то ясное, отчетливое, то расплывчатое. С трудом подавив желание показать ему язык, Лаури вышла из операторской и без труда нашла кабинет режиссера.
Там она уселась на единственный целый стул. Второй, довольно хлипкий на вид, стоял за обшарпанным столом. Стены были увешаны пыльными фотографиями. На них запечатлен Муррей в компании актрис, режиссеров и прочих важных персон.
Интересно, кто этот мистер Ривингтон? Наверное, какой-нибудь ассистент режиссера или оператор, решила Лаури. Впрочем, нет. Это, должно быть, состоятельный человек, поскольку институт Марты Норвуд не из дешевых, а мистер Ривингтон оставил там Дженифер на полном пансионе, отчего плата сразу возрастает втрое, так что рядовой работник киноискусства вряд ли смог бы позволить себе такое удовольствие.
Минута шла за минутой, а мистера Ривингтона все не было. Лаури уже начала терять терпение, когда услышала, как за спиной открылась дверь.
В кабинет вошел Дрейк Слоун.
Лаури порывисто встала и приготовилась к бою.
– Я пришла встретиться с мистером Ривингтоном.
– Я и есть мистер Ривингтон, отец Дженифер.
Онемев от неожиданности, Лаури во все глаза смотрела на Дрейка Слоуна, прислонившегося к двери.

Красноречивое молчание - Браун Сандра => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Красноречивое молчание автора Браун Сандра дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Красноречивое молчание своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Браун Сандра - Красноречивое молчание.
Ключевые слова страницы: Красноречивое молчание; Браун Сандра, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 смотрите здесь 

 искусственный декоративный камень купить лучшая стоимость доставки