А-П

П-Я

 заказать ванную по индивидуальным размерам 
 https://pompadoo.ru/catalog/krema/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Грэм Хизер

Ничто не разлучит нас


 

Тут выложена электронная книга Ничто не разлучит нас автора, которого зовут Грэм Хизер.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Грэм Хизер - Ничто не разлучит нас в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Ничто не разлучит нас то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Ничто не разлучит нас равен 175.7 KB

Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер => скачать бесплатно книгу



OCR Larisa_F
«Ничто не разлучит нас»: АСТ; Москва; 1999
ISBN 5-237-01635-9
Аннотация
Иногда – редко, очень редко – любовь бывает так сильна, что даже смерть не в силах ее оборвать. И тогда те, кто любили друг друга столетия назад, возрождаются – чтобы снова быть вместе. Так случилось с Гейли Норман и Брентом Мак-Келли. С первого взгляда они ощутили могущественную силу страстной любви, бросившей их в объятия друг друга. Теперь уже ничто не помешает влюбленным обрести счастье…
Хизер Грэм
Ничто не разлучит нас
Мериан Дэвент, замечательной женщине, которой я столь многим обязана.
С благодарностью.
Глава 1
– Изысканно. Блестяще. Само совершенство, – сказал Джеффри Сейбл и, вопросительно приподняв бровь, поглядел на свою помощницу. Она, правда, пыталась сохранить невозмутимость, но легкая улыбка все же играла на губах. Это была высокая женщина, стройная, элегантная, одетая с безупречным вкусом и несомненным умением любой частью своего туалета выгодно подчеркнуть фигуру. Очаровательная блондинка обладала невинным, как у ребенка, взором, который, однако, при необходимости умела искусно бросить на собеседника из-под своих темно-золотистых бровей. Ее широко распахнутые небесно-голубые ясные глаза выгодно подчеркивались темными длинными ресницами и сразу приковывали к себе внимание.
– Интересно… – протянула она, старательно разглядывая полотно. – Интересно.
– И это все?! – воскликнул Джефф.
Гейли Норман держала паузу, продолжая рассматривать картину, висевшую на голой белой стене. По спине у нее бежали мурашки от избытка чувств, но отчего-то ей упорно не хотелось признавать гениальность автора этих работ.
– Ну что же… – в конце концов молвила она.
– Ах, Гейли, ну говори! – не вытерпел Джефф, хозяин хорошо известной в Ричмонде, штат Виргиния, «Сейбл гэлери». Последние четыре года он был начальником Гейли. Еще задолго до этого они стали близкими друзьями, и теперь каждый читал в душе другого, словно в открытой книге. – Гейли, ты же сразу отличаешь талантливое от посредственного! – торопил ее Джефф. – Тебе уже ясно, что эти картины – самые трогательные произведения из всех, какие нам приходилось когда-либо видеть!
Трогательные… Что ж, возможно, это как раз подходящее прилагательное. Правда, Гейли сразу же подумала эротичные, но отказалась от собственного определения как от слишком примитивного. В приглушенных красках, в позах фигур, в их сказочной красоте было нечто выходящее за рамки обычной эротики. На полотне, перед которым она остановилась, обнимались двое влюбленных. Гейли смотрела на них, и ей казалось, будто она вот-вот увидит, где именно и какими мазками прописано чувство глубокой нежности. Картина покоряла силой пробуждаемых в зрителе чувств. В облике мужчины ощущались сила, напор, готовность оберегать возлюбленную. Женщина отвечала ему полным доверием, и от ее фигуры веяло спокойствием и уютом. По краям полотна краски расплывались в серую дымку. Это было так красиво, что Гейли овладело какое-то неясное томление. Как всякая женщина, она хотела быть любимой, познать чувства, похожие на те, которые видела. До сих пор, однако, ничего подобного с ней не случалось. Поэтому, наверное, от созерцания полотна она испытывала еще и острое одиночество. Впрочем, она не пускалась в плавание по океану любви, поскольку не хотела этого. Вдобавок картина явно живописала о чувстве, которое гораздо глубже обычного увлечения, – о нежнейшей и преданной любви. А такое редко случается в жизни, и то если очень повезет.
Гейли решительно оторвала взгляд от полотна, чтобы еще раз осмотреть остальные картины. На всех были изображены обнаженные человеческие фигуры.
Еще в художественной школе Гейли провела сотни часов, рисуя обнаженную натуру: стройные, мускулистые, а порой даже необычайно красивые тела. Она изучала творчество Рубенса и Боттичелли, много раз бывала в Лувре и других прославленных художественных музеях.
Но до сих пор никогда не видела такой обнаженной натуры. Казалось, каждая из этих картин невидимой рукой трогает самые тонкие эмоциональные струны зрителя. Джефф сказал трогательные. Пожалуй, все-таки это недостаточно сильное определение, но Гейли не нашла ничего более подходящего.
– Ты прав, Джеффри, – наконец-то сказала она. – Они восхитительны. Мак-Келли – просто гений.
Не отрывая глаз от одной из картин, Джеффри удовлетворенно кивнул и спросил:
– Мы получили ответы на все наши приглашения?
– На все до единого.
– И это значит?..
– Это значит, что завтра вечером сюда заявятся две сотни гостей, причем весьма именитых гостей.
– Прекрасно, прекрасно. – Джеффри явно был доволен. Даже чересчур доволен: широкая радостная улыбка, сиявшая на милом дружелюбном лице, совершенно не гармонировала с деловитой многозначительностью костюма-тройки.
«Почему бы и нет? – с нежностью подумала она. – Джефф заслужил эту радость. Ведь выставка Мак-Келли – это такая удача!»
Ей рассказывали, что художник – настоящий затворник. Его первое творение было продано в Париже за баснословные деньги лет десять назад. После мастер ни разу не снизошел до интервью с прессой и даже не появился в свете. Гейли представляла его согбенным отшельником с бородой до колен, в какой-нибудь замазанной масляными красками робе. Возможно, он хрипло дышал, колдуя над очередным шедевром и при этом посмеиваясь от удовольствия за мольбертом, когда ему что-нибудь особенно удавалось.
Скорее всего Гейли не могла избавиться от необъяснимой неприязни к художнику. Ничего особенного в ее чувствах не было. Само по себе проведение выставки – сущая пытка, а при этом Мак-Келли ни разу не поговорил лично с Гейли, перепоручив все хлопоты своему помощнику, молодому человеку по имени Чед Беллоуз. Правда, парень оказался неглупым и приятным собеседником, но никакого отношения к искусству не имел, и от этого любая мелочь, связанная с выставкой, превращалась для Гейли в настоящее испытание. Она так боялась допустить какую-нибудь оплошность, что много раз проверяла и перепроверяла себя, почти безвылазно проведя в галерее около двух недель.
– Как ты думаешь, он в последний момент не откажется? – вдруг спросила она.
Джеффри бросил на нее почти враждебный взгляд, не скрывая раздражения. По его взгляду Гейли догадалась, что он весьма озабочен и сильно переживает за исход выставки.
Несмотря ни на что, Джефф скорее был ее другом, чем боссом. Они повстречались в одном из парижских кафе, когда учились в художественной школе. У них не оказалось особого дарования, но оба без тени зависти восхищались истинными талантами однокашников. Дружба тех лет постепенно дополнилась деловым сотрудничеством. Они никогда не были влюблены друг в друга, хотя для этого не существовало препятствий: оба были молоды и – почему-то всякий раз, думая об этом, Гейли мысленно усмехалась – гетеросексуальны. Их дружба слишком много значила для обоих. Для Гейли, сироты с богатым наследством, Джеффри оказался важным приобретением. Она неожиданно нашла в нем чудесный подарок судьбы – старшего брата. Спустя семь лет после счастливой встречи в Париже его мечта о собственной солидной галерее стала реальностью. А завтра в «Сейбл гэлери» должна открыться выставка полотен самого Брента Мак-Келли, наимоднейшего художника, чьи картины мечтали выставить многие конкуренты Джеффри и Гейли.
Джеффри неожиданно просиял:
– Он никуда не денется. А если только попробует, то я зашлю к нему тебя.
– С чего ты взял, что я смогу поправить положение? – грозным голосом переспросила Гейли.
– Он постоянно нуждается в натурщицах.
– Не поняла?!
– Считай, что это комплимент. Наверное, Рубенс счел бы тебя чересчур костлявой, но в наши дни ты обладаешь ценным капиталом. – Гейли смотрела на него, подумывая, как распорядиться комплиментом. Джеффри рассмеялся: – Ну давай же! Ты хочешь меня убедить, что не пожертвуешь всем ради искусства?
– Нет, – отрезала она. – Уж во всяком случае, не для этого старого затворника.
– Ага! А будь он молод и красив, тогда бы пожертвовала?
– Нет! Я этого не говорила. Но я не позирую, а торгую картинами, забыл? – Гейли улыбнулась. – Да, у меня полно всевозможных предрассудков, но, несмотря на них, ты меня терпишь.
Джефф тоже улыбнулся:
– Но позировать самому Бренту Мак-Келли…
– Хочешь пари? Я бьюсь об заклад, что он – настоящий монах. Джефф, спорим, у него длинные седые космы и борода до колен? Он никогда не моется, потому что все время проводит в своей студии за мольбертами. Наверняка его малюсенькие свинячьи глазки горят адским огнем. И мы проведем весь завтрашний день в надежде, чтобы он вообще отказался выставляться!
Джеффри хмыкнул и удивленно приподнял брови:
– Неужели подготовка выставки далась тебе так трудно?
– Не то слово! – Гейли пожала плечами и отвернулась от картин, направляясь к рабочему месту. Это был подлинный викторианский стол-бюро, вполне соответствовавший строгой роскоши галереи.
Она перекинула ремень сумочки через плечо, а когда повернулась, чтобы уходить, то увидела, как Джеффри все еще внимательно рассматривает ее. Гейли вздохнула.
– Возможно, это все гениально, – объяснила она, указывая рукой на стены, увешанные полотнами. – Но признаюсь, я здорово намучилась с ними. У меня ничего не получалось. Вот увидишь, если завтра утром мистер Мак-Келли все-таки соизволит нас посетить, то все к чертовой матери переделает по-своему.
– Может, да, а может, и нет, – безмятежно сказал Джефф.
Гейли слегка раздражала его улыбка. Конечно, он не из тех, кто спорит до победного конца.
– Ты собираешься ехать? – спросил он.
– Все равно уже ничего не исправишь.
– Да, но ты кое-что забыла. Без меня тебе до дома не добраться, ведь утром ты приехала со мной.
– А-а… Ну что ж, я собралась, а это значит, что работать больше некому.
– Звучит патетически. Намекаешь на то, что я не оценил твоих усилий? Хорошо. Сейчас запрем галерею и поедем.
Уже в серебристо-голубом «мазератти», который Джефф смог позволить себе только в этом году, он решил расспросить Гейли о ее планах на вечер. Выбираясь из гаража на оживленную трассу, он бросил взгляд на спутницу:
– Идешь с девчонками в «Красный лев»?
– Да, сегодня у Тины день рождения, и она любит этот бар. Там неплохо.
– Громкая музыка, табачный дым клубами и тьма народу.
– Хочешь прийти?
– Нет.
– Ах да! Ведь у тебя свидание с Бубс!
– С Мадлен Курбье, – незлобиво поправил Джеффри.
– Ну да, я и говорю. С Бубс. – Гейли улыбнулась, шаловливо опустив ресницы. Она ничего не могла поделать. Ей хотелось поддразнить Джеффа, потому что Мадлен Курбье, или Бубс, была обладательницей необъятного бюста, а Джеффри обожал большие груди.
– Возможно. У меня и вправду сегодня встреча.
– Поберегись, чтобы она тебя ненароком не придушила. Не забывай, что завтра выставка. Мечта всей твоей жизни. А мне кажется, я уже читаю газетные заголовки вроде: «Владелец известной галереи задушен грудями любовницы накануне самого знаменательного дня в своей жизни!»
– Очень смешно, мисс Норман. Но я не говорил, что у меня свидание, я сказал «встреча». А тебе советую вести себя поаккуратнее: старшего брата не будет рядом, чтобы отгонять чрезмерно назойливых ухажеров, с которыми ты станешь флиртовать.
– Но я никогда…
– Врешь.
– Я всегда только по-дружески…
– Врешь. Стоит тебе улыбнуться, как у них начинают течь слюни.
– Джеффри, ты невыносим!
Между тем они подъехали к дому Гейли. Джефф нагнулся, чтобы открыть дверцу:
– Будь подобрее к Бубс, и я исправлюсь. Потом, я не уверен, что тебе стоит ехать в «Красный лев». Ей-богу, уж лучше бы отправиться на религиозную вечеринку.
– Это еще почему?
Огни проезжающей машины осветили загорелое лицо Джеффри. Он пожал плечами:
– Пора бы найти симпатичного парня и остепениться. Ты ведь не молодеешь.
– Но мне только двадцать восемь, Джеффри.
– А чем был плох Тим Гарретт?
Гейли насупилась и подумала, что разговор зашел слишком далеко, и, как ей казалось, она понимала, к чему клонит Джефф.
– Он ненавидит искусство.
– А Ховард Грин?
– Да у него такая одышка! Нет, правда. Это ужасно. Будто пришла на свидание с древним старцем.
– Билл Уильямсон? У него тоже одышка?
– Нет. Но мы друг другу не подходим.
– А он был от тебя без ума. Ты просто не даешь никому ни единого шанса.
– Но я же не отказываюсь от знакомств…
– Нет. Но даю голову на отсечение, что после Тейна Джонсона ты ни разу не была ни с кем в постели.
Она внезапно напряглась:
– А вот это тебя не касается, Джеффри, – и толкнула дверцу машины.
Он поймал ее за руку и состроил виноватую мину.
– Я не хочу совать нос не в свое дело. Просто мечтаю видеть тебя счастливой, Гейли.
Она со вздохом улыбнулась и пожала его руку:
– Спасибо, Джефф, но я уже счастлива.
– У тебя есть прозвище. Снежная королева. Хоуви на днях жаловался мне, когда мы вместе обедали у Даффи.
Гейли рассмеялась:
– Только что ты упрекал меня в склонности к флирту, и вот я уже Снежная королева.
– Я хотел бы, чтобы ты не замыкалась на неудаче. И веди себя осторожно. На тебя всегда и все обращают внимание, а ты играешь поклонниками. Но однажды какой-нибудь отчаянный парень заставит тебя плясать под свою дудку.
– Джефф! Я иду с подругами на день рождения Тины. Я буду хорошей, обещаю тебе.
– Но сегодня всякое может статься, – загадочно пробормотал Джефф, однако, когда Гейли переспросила, он отрицательно покачал головой.
– Ты что, увлекся Таро? – поддела она.
– Нет, кофейной гущей! – нашелся Джефф. – А теперь ступай-ка поживее. На улице не жарко. Да и Бубс меня, наверное, заждалась!
– Значит, все-таки Бубс?
– Какая разница, с кем целоваться.
Гейли со смехом выбралась из машины. В воздухе кружились мягкие снежинки. Она поплотнее закуталась в пальто, держа воротник под самым подбородком, и помахала «мазератти», мягко поплывшему в сгущающиеся сумерки. Даже когда задние фонари исчезли вдали, Гейли продолжала стоять у обочины дороги. Начиналась чудная ночь. Снег лежал не мокрый, а свежий и чистый. Прохладный воздух, казалось, был накрахмален морозом.
Гейли поежилась и заспешила к дому, на ходу помахав рукой подъехавшим соседям. Она жила в самой середине Моньюмент-авеню, в домике с долгой историей и прелестным видом на маленький сквер с несколькими скульптурами. Въехав в дом по приезде в Ричмонд, Гейли до сих пор обставляла его. Тогда здесь было совершенно пусто. Теперь же она могла похвастать двумя чудесными персидскими коврами на полу в столовой и в гостиной, а также гарнитуром для спальни, в который входили кровать с пологом из настоящего китайского шелка, два высоких викторианских диванчика и трюмо. На стенах у нее было два полотна Дали, одна картина Раушенберга и несколько морских пейзажей подающего надежды молодого художника Ральфа Филберга. Купить Раушенберга как хорошее вложение капитала ее уговорил Джеффри. Дали ей самой очень нравился. Но морские пейзажи – это была ее слабость. Никогда Гейли не нуждалась в советчиках, она видела, что талантливо. Случайно встретившись с Филбергом на этюдах, Гейли страшно обрадовалась, тогда как угрюмый молодой человек с узенькой бородкой и огромным мольбертом через плечо едва кивнул в ответ.

Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Ничто не разлучит нас автора Грэм Хизер дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Ничто не разлучит нас своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Грэм Хизер - Ничто не разлучит нас.
Ключевые слова страницы: Ничто не разлучит нас; Грэм Хизер, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 купить одежду для мужчин в интернет магазине 

 Унитаз с косым с