А-П

П-Я

 Супер магазин Душевой 
 https://pompadoo.ru/product/3776-yves-saint-laurent-black-opium/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Так что дела у нее, похоже, обстояли хорошо. Она любила преподавательскую работу и здесь собиралась развернуться на двух поприщах. Владелицы дома моды дали ей полномочия устраивать выставки для местных торговцев одеждой, и у нее будет масса возможностей, учитывая близость Бол-Харбора, Коконат-Гроув и Палм-Бич. Ее ждет прекрасное будущее.
И все-таки на душе у Лори было тревожно, Прошлое ушло, жизнь продолжалась, но старая рана не зажила.
«Забудь обо всем, живи спокойно», — убеждала она себя. Глупо было обвинять все графство в том, что произошло много лет назад. Теперь она взрослая женщина, у нее своя жизнь, четырнадцатилетний сын; она нужна дедушке, которого считала одним из величайших людей; более того, ее приезд обрадовал всю семью. Ей давно надо было вернуться домой и посылать к черту тех, кто стал бы напоминать ей о прошлом. К тому же все забыли о случившемся в тот день, оно теперь является достоянием пожелтевших газет, запертых в архиве библиотеки.
Но разумеется, не для семьи Мэнди Один.
И не для Блэков.
— Мам, очнись. — Брендан смотрел на нее со спокойствием и терпением взрослеющего молодого человека. — Мы приехали, а это означает, что надо вылезать из машины.
— Ну и как твое мнение? — Лори улыбнулась сыну, который внимательно разглядывал дом, и почувствовала материнскую гордость. Брендан такой симпатичный, он унаследовал от нее светло-карие глаза, хотя волосы у него темные, а у нее светлые, чуть рыжеватые. В свои четырнадцать лет он выше ее на пару дюймов, стройный, подвижный, спортивный, да и учится прекрасно. Много лет назад ее отъезд в Англию был вызван душевной травмой и отчаянным желанием убежать подальше, но рождение Брендана все компенсировало.
— Тебе нравится дом? — нетерпеливо спросила Лори.
— Симпатичный, Похож даже на замок, правда, без башен. Хотя это ведь что-то вроде башни, да?
— Да, можно сказать к так. В задней части дома есть витая лестница — она ведет на самый вверх, в маленькую комнату. Оттуда прекрасный вид на окрестности. Надеюсь, дом тебе понравится. Возможно, у нас будут с ним кое-какие проблемы, но…
Но спасибо Джен: это она нашла дом, который Лори могла позволить себе купить, Именно в том районе, который ей нравился, рядом с домом родных и не слишком близко, к тому же и недалеко от больницы, где лечился Грампс.
— Давай заносить вещи. Поработаем несколько часов, пока не устанем. Затем проедемся по окрестностям, поужинаем в Гроув, сходим в кино.
— Ты намерена показать мне все места, где вы тусовались школьниками? — усмехнулся Брендан.
— Возможно, — пробормотала Лори.
«Только не котлован, — подумала она. — Ни в коем случае».
— Ладно, принимаемся за работу. Мам, да вылезай же из машины! Ты словно боишься выходить, как будто вокруг зыбучие пески.
— А в Эверглейдсе действительно есть зыбучие пески, аллигаторы, гремучие змеи, королевские аспиды, скорпионы.
— И все это в доме? — подковырнул Брендан. — Не думал, что здесь так опасно.
— Эверглейдс — один из самых необычных и красивых природных заповедников в стране, — проинформировала Лори. — Сам увидишь, как там здорово, мы съездим туда в следующие выходные.
Брендан кивнул, и она вспомнила, что ему пришлось оставить всех своих друзей. Ничего, поездка в Эверглейдс развлечет обоих. Или ему грустно осознавать, что он вынужден соглашаться на ее предложение, поскольку г] отсутствие друзей у него просто нет других планов?
— Но из машины все-таки вылезать надо, мам, — снова усмехнулся Брендан.
— Да, вперед!
Однако, выйдя из машины, Лори замерла. Ее не покидали тревожные мысли. У нее тут есть знакомые, даже друзья, а у Брендана — никого. Ладно, надо надеяться, он тоже вскоре обзаведется друзьями.
— Не волнуйся, мам, все будет хорошо. — Брендан обнял ее за талию.
— Да, тебе здесь понравится. Ну а теперь за работу.
Кейт Гиллеспи, худощавая седая женщина лет пятидесяти пяти, с благодарностью приняла книгу Майкла Шей-на и, как настоящий профессионал, сразу перешла к делу, включив диктофон, лежащий у нее в кармане белого халата. На вскрытии присутствуют Майкл Шейн и Рики Гарсия; жертвой является женщина около тридцати лет, рост сто шестьдесят пять, вес около пятидесяти семи килограммов, возможные, причины смерти — удушение, сильный ушиб, но синяк на шее, видимо, появился до ее смерти. Доктор Гиллеспи описала травму головы, вызвавшую повреждение черепа и лицевых костей, взяла на анализ кровь, волосы с лобка, образцы микрочастиц из-под ногтей, пока ассистент брал образцы грязи с лица жертвы, а затем тщательно смыл с него кровь и грязь.
Не успела еще доктор Гиллеспи поднести к телу скальпель, как Рики громко вскрикнул, а Шоку показалось, что у него из легких выкачали кислород.
— В чем дело? — резко спросила доктор, уставившись на Рики.
Тот откашлялся, глядя на друга.
— Я знаю ее. Знал. Мы… — Он запнулся, передернул плечами и добавил: — Мы оба ее знали.
Глава 2
Распаковка вещей — занятие утомительное. К четырем часам они устали, начали ворчать, и Лори объявила, что на сегодня хватит. Основную часть вещей доставят профессиональные грузчики, а она привезла с собой только необходимую одежду, спортивные принадлежности Брекдана, папки со своими бумагами и образцы тканей для моделей, над которыми работала.
Выйдя из ванной, Лори услышала внизу голоса. Странно, родственники приглашены на завтрак, до этого она не ожидала их визита. Лори подкралась к лестнице и увидела, что снизу на нее смотрит Джен Хант.
— Привет! — воскликнула та.
— Привет! — ответила Лори, изображая радость.
Сегодняшний вечер она намеревалась провести с сыном, но в конце концов Джен была ее подругой, хотя после школы они не поддерживали связь. Лори почти сразу уехала в Лондон, друзья поступали в колледжи, однако, приехав в Нью-Йорк, она получила от Джен письмо: та писала, что сошлась с Брэдом Джексоном, и просила ее простить. Лори к тому времени уже едва помнила Брэда и охотно простила подругу.
Их брак продлился всего два года, после развода они периодически сходились и расходились, но даже когда Джен была готова убить Брэда, она философски рассуждала, что благодарна мужу за их дочь Тину, Познакомившись с ней, Лори поняла подругу. Девочке исполнилось тринадцать, она была необычайно привлекательна, унаследовав от родителей огромные голубые глаза, а от отца еще и платиновые волосы.
— Я захотела познакомить наших детей! — крикнула Джен, поднимаясь по лестнице. — И уже познакомила. Возьми свою «Майами геральд».
— А я и не знала, что получаю газету.
— Она лежала на твоей лужайке.
— Замечательно. Дай мне пару минут, я должна одеться.
— Ты помнишь, наши шкафчики в душевой были рядом? — засмеялась Джен, вошла в комнату, растянулась на кровати, которую она купила для Лори, подперла голову рукой и уставилась на подругу. — Черт побери, а ты прекрасно выглядишь для тридцати двух лет! Правда, ты высокая, а высокие всегда кажутся стройнее. Но у тебя отличная фигурка, хотя я думала, что к этим годам ты обросла жирком.
Лори достала из шкафа трикотажное платье и начала одеваться.
— Джен, нам ведь с тобой всего по тридцать два. Посмотри, как Джейн Фонда здорово справляется с возрастом.
— Но тридцать два уже много, — вздохнула подруга, разворачивая газету. — У меня полно морщин. И седые волосы появляются.
Лори засмеялась, потом нахмурилась. Видимо, Джен тревожат эти проблемы. Раньше ей не стоило беспокоиться по поводу своей внешности. Красивая женщина, темные волосы она осветлила, глаза небесного цвета, пухленькая фигурка.
— Возраст — понятие относительное. Моя мать до сих пор считает нас с Эндрю детьми. Ты, Джен, выглядишь на миллион долларов. Лучше, чем когда бы то ни было, — заверила Лори.
— Думаешь? Ты всегда была очень тактичной. Мы в детстве бывали противными, но ты ни о ком не сказала плохого слова. Красивая, скромная, добрая. Сначала я ненавидела тебя, а затем полюбила. Честно говоря, в детстве я очень хотела стать твоей подругой, но зависть буквально грызла мое сердце.
— Джен, не делай из меня добрую фею, я не Мэри Поппинс, а мой теперешний возраст нравится мне больше, чем юность.
— Ты можешь так говорить, потому что у тебя парень, а у меня девочка. Я безумно ее люблю, но порой смотрю на нее и думаю: у нее вся жизнь впереди, а у меня все в прошлом. Если я рожу еще когда-нибудь, то мальчика. — Джен всхлипнула. — Для тебя нет ничего нового в моих словах. Но если говорить о мужчинах в общем…
Внезапно Джен осеклась, лицо у нее побелело.
— Что такое? — спросила Лори.
— Ты помнишь Элеонору Мец? Должна помнить. Разве мог кто-то из нас забыть?!
— Но я действительно не помню фамилию Мец.
— Это ее фамилия по мужу. Но ты не можешь не помнить Элеонору!
— Элеонора? Нет. Подожди… Элли?
— Да.
— Почему ты спрашиваешь, что случилось?
Джен не отрывала глаз от газеты.
— Элеонора мертва!
— Значит, ты любишь читать? — спросила Тина Джексон, крутя на пальце белокурый локон и внимательно разглядывая Брендана Коркорана.
Она была ужасно недовольна, что мать привезла ее сюда, чтобы познакомить с каким-то замкнутым, необщительным парнем из Нью-Йорка. Она, конечно, не против знакомства, но ей пришлось отложить свои дела, а она лидер группы поддержки школьной команды и завтра предстояла игра. Кроме того, мать всегда стремилась познакомить ее с детьми тех, кому она продавала дома в этом городе. Брендан Коркоран почему-то особенно ее заинтересовал. Много лет назад они были подругами с матерью Брендана; в этом городе жили его дедушка, бабушка, дядя, а еще прадед. Но сам Брендан никогда не бывал в округе Дейд, а родился он в Лондоне. Тина ожидала, что он будет говорить, как парни из группы «Оазис» или как старые «Битлз», однако у Брендана нет совершенно никакого акцента, даже нью-йоркского. Он говорит, что специфический акцент только у жителей отдельных районов, что Нью-Йорк — огромный город, там полно народа со всего мира. А Тина считала, что на земле нет лучшего места, чем Южная Флорида. Здесь можно кататься на водных лыжах, нырять с аквалангом, нежиться на солнышке, плавать почти каждый день в году. Но по поводу Нью-Йорка она спорить не стала, потому что Брендан ей, честно говоря, понравился. Высокий, довольно симпатичный, забавный, вежливый. Тина решила непременно похвастаться новым знакомым перед своими друзьями.
Брендан немного устал за день и теперь решил сделать перерыв. Они уселись на софе, оставшейся в доме от прежних хозяев. Устремив на нее взгляд светло-карих глаз, в которых плясали золотистые искорки, он сказал:
— Да, я люблю читать. Видишь, у меня много книг по спорту.
— Ты правда играешь в хоккей?.
— Вернее, играл. Кто знает, чем я буду заниматься тут.
— Приходи в мою школу — и сможешь играть во что захочешь. Это частная школа, поэтому у наших тренеров не слишком богатый выбор игроков.
— Я пойду в муниципальную школу.
— Что ж, данные у тебя хорошие, а пока начнут формировать команды, ты успеешь освоиться.
Брендан усмехнулся, пожал плечами и отбросил прядь темных волос, закрывавших глаз.
— Там видно будет. — Он понизил голос, чтобы не услышали их матери. — Жаль, что я не смогу учиться в твоей школе.
— А я, наоборот, охотно бы училась в муниципальной школе. Ладно, не имеет значения. У нас своя компания, мы встречаемся по выходным и после школы. Я тебя познакомлю со своими друзьями. В пятницу, например. Мы собрались в кино, хочешь пойти с нами?
— Конечно. В Гроув мама меня отпустит.
— Моя поначалу возражала. Это туристический район, но они тоже гуляли там, когда учились в школе. А папа считает, что в этом районе больше всего торговцев наркотиками.
— Правда?
— Да, попадаются. На самом деле там все в порядке. Сперва мама постоянно сопровождала меня, а теперь, когда мы ездим туда компанией не менее пяти человек, отпускает одну. Времени хватает, чтобы сходить в кино и съесть гамбургер. Там ведь действует нечто вроде комендантского часа. Мама очень обрадуется, если ты поедешь со мной — ты самый высокий из парней моего возраста. Она считает, что девочкам всегда угрожает опасность. — Тина скорчила рожицу.
Брендан рассмеялся.
— Открою тебе секрет — за сыновей матери тоже волнуются. В Нью-Йорке мама буквально составила карту мест, где можно бывать, а где нет. Уверен, через несколько дней она составит такую же карту и для здешних мест. — Внезапно у него заурчало в животе, и он покраснел. — Извини. Эй, когда же мы будем обедать? Я проголодался.
— Ты любишь спагетти?
— Конечно.
— Отлично. Я думаю, мы поедем в итальянский ресторан в Коконат-Гроув. Сам все увидишь и поймешь, что я имела в виду. А ты читал Майкла Шейна?
— Это один из моих любимых писателей.
— Он здесь. Раздает автографы в книжном магазине, расположенном буквально в двух кварталах от ресторана.
— Здесь? Я считал, он не встречается с читателями.
— В связи с новой книгой несколько раз появился на публике. Во всяком случае, он здесь! — Тина легонько хлопнула Брендана по руке. — Один — ноль в пользу Майами.
Брендан не обратил внимания на шутку. Его расстроила мысль о том, что он наверняка пропустил возможность получить автограф.
— Он, видимо, уже уехал? — спросил Брендан.
— Да кто же знает, где он находится. Я не могла попасть на встречу с ним: мне нельзя было пропускать репетиции группы поддержки. Но Майкл Шейн оставил в магазине несколько подписанных экземпляров, а у меня приятельница работает там в кафе — она попросит отложить для меня парочку книг. Я же говорю тебе: в Гроув просто великолепно. Мы поедим там, погуляем, будет здорово.
— Да. — Глядя на нее, Брендан улыбнулся, и Тина почувствовала, что его улыбка как бы согревает ее. — Наверное, будет здорово.
Он пожал ей руку, поднялся с софы и направился к очередной коробке с вещами.
Тина с улыбкой посмотрела на свою ладонь. Кажется, она влюбляется.
— Мертва… но почему? — спросила Лори.
— Ее убили. — Джен покачала головой, не отрывая глаз от газеты. — Она была в клубе «Саут-Бич» с подругами, а потом ушла. Ее машину нашли возле клуба, а тело обнаружили на Эверглейдском скоростном шоссе в окрестностях Форт-Лодердейла. Это вся информация, которую пока сообщила полиция.
— Какой ужас! Ты часто ее видела? — поинтересовалась Лори.
— Ох… несколько раз… за пятнадцать лет. Она вышла замуж, развелась, снова вышла и опять развелась. С последним мужем она разошлась около года назад. Готова поспорить, что у полиции есть к нему вопросы. Думаю, парень был с характером. Да и она тоже.
— Вот как? Не помню.
— Она во многом похожа на Мэнди. Иногда выходила из себя. Хотя вела себя порядочно, но однажды ее задержали за то, что она танцевала голая в фонтане, а в другой раз у нее были неприятности с сотрудниками отдела по борьбе с наркотиками. По-моему, она торопилась жить, искала мужчину, которого никак не могла найти. Но разве мы не все такие? — со вздохом прибавила Джен.
— Ужасно! Как бы она ни торопилась жить, никто не заслуживает того, чтобы его убили, — пробормотала Лори.
Она вдруг отчетливо вспомнила Элеонору. Та пришла к котловану вместе с Мэнди в тот день, когда все там собрались.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
 женский брендовые кеды 

 https://dekor.market/plitka/dlya-vannoj-i-tualeta/