А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/so-stoleshnicej/ 
 духи джо малон в pompadoo 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Слишком уж она боевая. «Заколю тебя как свинью!» – Он засмеялся, но, взглянув на детей, неожиданно нахмурился. – О Господи, кажется, они что-то не поделили!
Самолюбие Робина Фостера было сильно задето. Он со стыдом вспоминал, как при встрече с врагом трусливо спрятался за юбки Шторм. А теперь его бесило, что эта девчонка ими командовала, тогда как – он чувствовал – главным должен быть он. Когда она велела Робину взять тарелку сестры, терпение его лопнуло. Он вскочил на ноги, швырнул свою тарелку на землю и с гневом во взоре уставился на Шторм.
– И не подумаю! – крикнул он. – Не смей мне указывать, что делать. Это оскорбительно!
Его слова показались Шторм обидными. Она тоже поднялась на ноги.
– Почему же, Робин, а, малыш?
– Я, будущий пэр Англии, ле собираюсь плясать под дудку какой-то ирландской полукровки, незаконнорожденной.
– Ты не прав, Робин. Мой папа женился на моей маме до того, как я родилась, ты сам прекрасно это знаешь.
– Ну да, на пять минут раньше! – фыркнул Робин. – Как же, слыхали! Ну что ж, в таком случае Робин Фостер не будет плясать под дудку дочери ирландской шлюхи! – громко заявил он, и его слова разнеслись по притихшему лагерю.
Не успел Робин договорить, как Шторм, свалив мальчика на землю ударом кулака, тотчас же повалилась на него сверху. Завязалась нешуточная борьба. Шторм дралась, как мальчишка, не обращая внимания напутавшиеся в ногах юбки. Силы противников были равны. Мужчины плотным кольцом обступили дерущихся детей, не давая Хильде пробиться и разнять их. Матильда смотрела на драку молча, зато брат и кузены Шторм подбадривали девочку громкими криками. Даже пленные разделились на два лагеря.
– Ирландская кровь? – в задумчивости произнес Колин, наблюдая за детьми. – Это многое объясняет. Интересно, откуда у его светлости взялась ирландская девочка?
– Ага, она его уложила! Бедный парень, какой удар по самолюбию! – со смехом сказал Тэвиш.
Шторм пригвоздила Робина к земле.
– Сдаешься? – спросила она, занося кулак.
Робин колебался, но только на мгновение – он уже достаточно натерпелся от маленьких крепких кулачков Шторм.
– Да, сдаюсь, сдаюсь!
– Тогда возьми обратно свои слова, которые ты сказал о моей матери.
– Беру обратно. Отпусти! – взвыл Робин, уверенный, что у него сломан нос – и не только нос.
Тэвиш оттащил девочку от поверженного врага, а Хильда бросилась на помощь Робину, причитая:
– Ох, девочка, не пристало тебе драться, как парень!
– Он назвал мою маму… э… нехорошей! – закричала она, оправдывая свою не слишком аристократичную выходку.
– Конечно, он поступил дурно, но ты не должна была отвечать на оскорбление кулаками. Дамы так себя не ведут.
– Ну да!.. – огрызнулась Шторм. – Дамы подсыпают яд в тарелку. Так гораздо изящней.
Она попыталась вырваться из рук Тэвиша, но тот, не обращая внимания на сопротивление, усадил ее рядом с Колином и принялся отчищать от грязи, а заодно осматривать повреждения – нет ли чего похуже синяков и царапин.
– Моя мама не была шлюхой, – пробурчала Шторм, – и я законно появилась на свет. Я не могла спокойно слушать эту наглую ложь.
Едва взглянув на взволнованное лицо Шторм, Тэвиш понял, что ей не раз приходилось выслушивать оскорбления Робина.
– Если твои родители поженились до того, как ты родилась, значит, с тобой все в порядке, а твоя мама не шлюха. – Тэвиш знал, что это несколько спорное утверждение и что замужество не всегда превращает шлюху в порядочную женщину, но не собирался объяснять это девочке. – А вот глаз у тебя чуть-чуть не заплыл.
Она передернула плечами.
– Подумаешь, у меня уже так бывало – и под одним глазом, и под обоими. Мои родители поженились поздно, потому что папа отправился на войну. Но они обменялись клятвами верности и стали законными мужем и женой до того, как я появилась на свет. Моя мама была красавицей и настоящей леди.
– Ну конечно, – пробормотал Тэвиш, продолжая ополаскивать водой ее лицо.
Дети часто обладают повышенной чувствительностью, и Шторм поняла, что Тэвиш говорит просто так, лишь бы ее успокоить.
– И вообще, – проговорила она – я не понимаю, при чем здесь то, что она была ирландка…
Тэвиш насторожился, заметив, как сверкнули ее глаза.
– Совсем ни при чем, – кивнул он.
– В конце концов, – Шторм посмотрела на собеседника своими необычными глазами, в которых плясали озорные огоньки, – с таким же успехом она могла быть и шотландкой. – Заметив возмущенный взгляд Тэвиша, девочка залилась звонким смехом, таким веселым и беззаботным, что прислушивавшиеся к их разговору мужчины невольно заулыбались.
Тэвиш начал расплетать ее растрепанные косы, чтобы вытащить запутавшиеся в волосах веточки и листочки.
– Маленькая негодница! – усмехнулся он. – Тебя надо лупить по три раза на день.
– Мой папа говорит то же самое, но никогда не делает этого. Тэвиш прочесал пальцами ее волосы, очищая их от сора. Затем принялся проворно заплетать косы.
– А у тебя здорово получается. Ты что, женат? – Тэвиш отрицательно покачал головой, и она с усмешкой взглянула на Колина: – Какой он шустрый, правда?
Мак-Лаганы расхохотались, и Тэвиш легонько дернул Шторм за косу.
– Сиди-ка спокойно, – сказал он. – А почему у тебя такое странное имя – Шторм?
– В ночь моего рождения была штормовая погода. Родители ждали мальчика и для девочки имени не подобрали. Моя мама думала, что раз я родилась в день летнего солнцестояния, когда бушевала гроза, дул ураганный ветер и лил проливной дождь, то мой характер, а может быть, и вся моя жизнь будут такими же бурными. Мама решила, что имя Шторм – самое подходящее. Боюсь, я слишком часто доказываю ее правоту. – Опустив голову, девочка оглядела свое грязное изорванное платье. – Теперь все увидят, что я дралась, – вздохнула она. – Папа рассердится.
– Думаю, твой папа увидит только то, что его дети целы и невредимы, а на остальное просто не обратит внимания, – сказал Тэвиш.
Глава 2
Весь Хагалео бурлил. В большом зале собрались самые видные члены семей Элдона и Фостера, как здоровые, так и раненые. Усталые воины скинули тяжелые доспехи, оставшись в рубашках и штанах. Говорили о недавнем сражении, обсуждали промахи и ошибки.
Молоденькая горничная принялась осматривать легкие ранения лорда Элдона.
– Оставь! – рявкнул тот. – Пришли сюда мою дочь, пусть она этим займется. У Шторм легкая рука. И где, черт возьми, моя жена? Найди ее. – Девушка пошла выполнять приказание хозяина, а лорд Элдон обратил свои карие глаза на лорда Фостера: – Много наших попало в плен? Нам сейчас очень нежелательно платить большой выкуп.
– Да нет, не много. – Лорд Фостер провел смуглой рукой по своим светло-русым волосам. – Мы проиграли этот бой, Элдон, но людские потери, к счастью, не так велики, как я ожидал, – проговорил он нерешительно, и мужчины начали вспоминать, кто именно погиб в этот день.
Горничная вернулась в гостиную одна и сообщила, что ее светлость прийти не может.
– Что это значит?! – взревел лорд Элдон. – А где моя дочь? Где Робин? Он тоже всегда бросается встречать отца, когда мужчины возвращаются из боя.
– Я не нашла их, милорд. Дамы лежат в постели, они очень бледные, их служанки тоже. Хильды и детей нигде нет. Я смотрела везде, но нигде их не видела.
– Пусть ее светлость и невеста лорда Фостера спустятся сюда – и немедленно! Если понадобится, тащи их силой! – рявкнул лорд Элдон и, когда девушка убежала, повернулся к лорду Фостеру: – Не нравится мне все это. Ох, не нравится!
Он еще больше рассердился, когда появились дамы. Они выглядели больными и испуганными; служанки жались к своим госпожам и вели себя так, точно шли на виселицу. Лорд Элдон и лорд Фостер переглянулись и нахмурились, когда женщины принялись жалобно всхлипывать.
– Где дети? – с грозным видом спросил лорд Элдон, заставив всех замолчать. – Прекратите этот кошачий концерт, черт возьми, и отвечайте!
– Мы не знаем, – захныкала Мэри и съежилась от страха, когда ее муж вскочил на ноги.
– Когда вы их видели в последний раз? – прорычал лорд Фостер.
– Они были на холме, недалеко от сражавшихся… – Покрытые пылью лица мужчин еще больше потемнели. Мэри же пролепетала, втягивая голову в плечи: – Мы только хотели посмотреть сражение. Все было хорошо до тех пор, пока вдруг со всех сторон не полезли шотландцы. Мы убежали, спасаясь от смерти, вот только Хильда с детьми пропала.
Лорд Элдон наотмашь ударил жену по щеке. Голова ее запрокинулась, и Мэри повалилась на стоявших за ее спиной женщин.
– Мы ничего не могли сделать, – пробормотала она со слезами на глазах, прячась за служанок.
– Ничего не могли сделать? Пресвятая Матерь Божья! – взревел Элдон. – Из-за твоего безрассудства наши наследники и наследники моего зятя попали в руки врагов. Если детей и пощадят, то запросят такой выкуп, что мы пойдем по миру. Однако собственную драгоценную шкуру тебе удалось спасти, не так ли?
– Все произошло слишком быстро. – Пытаясь успокоить мужа, Мэри вышла из-за спин женщин. – Мне очень жаль, – проворковала она, – но ты можешь завести других детей… Я тебе их рожу.
Он схватил ее за волосы и процедил:
– Не волнуйся, женушка, родишь! Я в состоянии тебя осеменить. – Выругавшись, он грубо оттолкнул ее. – Но запомни: если мои дети вернутся, я не отдам их на твое попечение. Не отдам и тех, которые, возможно, появятся в будущем. Я найду людей, чтобы смотрели за ними, и эти опекуны будут отчитываться только передо мной.
Лорд Фостер лишь усилием воли сбросил с себя оцепенение.
– Вы уверены, что Хильда с ними?
– Мы так думаем, милорд, – ответила одна из служанок. – Сначала Шторм сидела с детьми далеко от сражавшихся, рядом с кустами. Когда враги захватили холм, они куда-то исчезли. Хильда была с нами, но, увидев, что детей нет, она точно обезумела – на ходу спрыгнула с двуколки и скрылась из виду. – Девушка начала тихонько всхлипывать. – Боже мой, похоже, она побежала прямо в лапы к врагу!
– Убирайтесь! – рявкнул лорд Элдон, и женщины в испуге бросились в свои комнаты. – О Господи, – пробормотал он, усаживаясь в кресло, – как я мог жениться на такой? Будь Мэри хоть чуток поумней, я бы подумал, что она нарочно все это подстроила – чтобы устранить препятствие, чтобы все мое состояние досталось нашим будущим детям. Надеюсь, со старушкой Хильдой ничего не случится.
Лорд Фостер кивнул и уселся рядом.
– Если она и Шторм с малышами, то им будет не так страшно, – сказал он и вдруг улыбнулся: – Интересно, что шотландцы будут делать с твоей дочкой?
Едва заметная ухмылка тронула губы лорда Элдона.
– Боже правый, да она небось уже во всех подробностях поведала им о том, как перекроит их туши. – Глаза лорда погрустнели. – Шторм так похожа на свою мать! И я рад, что она еще ребенок, а не взрослая женщина.
При мысли о том, что Шторм могла быть взрослой женщиной, лорд Фостер невольно вздрогнул. Он слишком хорошо знал, что сделали бы с ней шотландцы.
– Верно. Даже сейчас видно, что девочка станет настоящей красавицей.
– Господи, только бы их не тронули! Я так переживаю, особенно за Шторм! Несомненно, она мне милее всех. Наверное, дело в том, что она родилась у меня на глазах. Я помогал ей появиться на свет. И потом, мне по душе ее боевой нрав, легкая рука и ясный разум. Девочка с ходу вникает в самую суть дела. Иной раз она такая взрослая и рассудительная – а в следующее мгновение вдруг превращается в трогательного очаровательного ребенка.
– Знаю. Не вини себя, друг, Шторм всем нам дорога. Даже мне, хоть она постоянно стыдит меня за то, что я луплю Робина. – Мужчины обменялись усмешками. – Наверняка шотландцы скоро затребуют выкуп. Давай подумаем, чем будем расплачиваться.
Едва они заговорили о выкупе, как прибыл гонец от Мак-Лаганов. Шотландца ввели в зал. При виде врага оба лорда стиснули зубы, с трудом сдерживаясь, чтобы не наброситься на него.
– Дети целы? – спросил лорд Элдон, не дожидаясь, когда шотландец заговорит.
– Да, милорд. И няня тоже. Женщина прибежала к нам и потребовала отвести ее к детям. Зря она явилась. Девочка с необычными рыжими волосами прекрасно справилась бы и без нее. Вы готовы выслушать наши требования?
– Да-да, выкладывайте. – Услышав, какой выкуп требуют шотландцы, лорд Фостер нахмурился. Названная сумма хоть и была меньше той, которую, по их расчетам, могли бы затребовать враги, все же оказалась непомерно высока. – Скажите Мак-Лагану, что мы заплатим. Он получит свой выкуп завтра на рассвете.
– Завтра нас обдерут как липку, – со вздохом сказал лорд Элдон после ухода гонца.
– Ничего, мы можем возместить ущерб, потребовав деньги с наших должников. Если не получится, тогда попросим помощи у многочисленных родственников. Думаю, они не откажут – мы-то не раз их выручали.
В эту ночь в Хагалео не спали. При свете факелов и полной луны шел сбор выкупа. Слух о том, что бестолковые дамы-южанки отдали в руки своих родовых врагов детей обоих семейств, облетел окрестности. Даже горожане помогли деньгами и товарами: хозяева замков часто их защищали, и теперь они не могли не помочь им в беде. Конечно, если убытки не будут возмещены, зимой придется несладко, рассуждали некоторые. Но если у людей и возникли такие опасения, они держали их при себе. Достаточно было взглянуть на лица огорченных милордов, и становилось ясно: им сейчас очень тяжело.
Кое-кто из рыцарей предлагал отбить заложников, но эту идею не поддержали. Выкуп был делом обычным, и все сошлись на том, что надо заплатить – без возражений и по-честному. К тому же попытки применить силу подвергли бы опасности жизни детей. Конечно, не хотелось отдавать врагам такой большой выкуп, но другого выхода не было.
Серый рассвет застал лордов и их немногочисленный отряд на пути к вражескому лагерю – рыцари скакали под белым флагом перемирия. Люди в замке провожали повозки, груженные их добром, горестными взглядами. Настоящий голод им не грозил, но зима наверняка станет тяжелым испытанием. Враг же, наоборот, разживется с их помощью – и эта мысль была особенно неприятна.
– Едут! И похоже, они согласны выполнить наши требования, – с усмешкой сказал Шолто.
Колин усмехнулся в ответ.
– Вы с Яном возьмите еще несколько человек и начинайте считать, – велел он сыну. – А милорды могут пока посидеть со своими детьми, если захотят.
У Шторм округлились глаза, когда она увидела, сколько добра привез ее отец. Девочка повернулась к Тэвишу, которого приставили к пленникам в качестве охраны:
– Вы запросили слишком много. Наших людей ждет трудная зима.
Молодой рыцарь дернул девочку за косу.
– Да, но нам есть за что требовать такой выкуп, малышка. Мы могли бы забрать у вас все.
Она кивнула:
– Да, верно. И вообще, если по справедливости, то им надо было поехать к родственникам своих жен и забрать их поместья.
Лорда Элдона и лорда Фостера провели к детям. Состоялась трогательная встреча. На Элдоне повисли сразу четверо малышей – двое его собственных и двое племянников. Лорд едва удержался на ногах. Когда страсти немного улеглись, мужчины заметили синяки и царапины на лицах своих старших детей.
– Так ты избил их, Мак-Лаган?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
 доволен заказом 

 керамическая плитка чехия отделочные материалы по доступной цене