А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/smesiteli/Kludi/ 
 one man show туалетная вода купить в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ян Василий Григорьевич

Повести о железе - 3. Молотобойцы


 

Тут выложена электронная книга Повести о железе - 3. Молотобойцы автора, которого зовут Ян Василий Григорьевич.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Ян Василий Григорьевич - Повести о железе - 3. Молотобойцы в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Повести о железе - 3. Молотобойцы то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Повести о железе - 3. Молотобойцы равен 805.38 KB

Повести о железе - 3. Молотобойцы - Ян Василий Григорьевич => скачать бесплатно книгу



VadikV


55

Василий Ян: «Молотобойц
ы»



Василий Ян
Молотобойцы

Повести о железе Ц 3



В.Г.Ершов
«Ян В. Исторические повести.»: Художественная литература; Москва; 1989

Аннотация

Историческая повесть известн
ого советского писателя В. Г. Яна (Янчевецкого) «Молотобойцы», написанная
в 1933 году, рассказывает о начале железоделательных заводов на Руси.
(Иллюстрации С. Крестовского)

Василий Григорьевич Ян
Молотобойцы






Часть первая
НЕПОКОРНЫЕ

Бунт Ц не перцу фунт, а живет
горек.
Старинная пословица.

«Дабы те деревни всегда были
уже при тех заводах неотложно, чтоб особо без заводов отнюдь крестьян ни
кому не продавать и не закладывать и никакими вымыслами ни за кем не укре
плять…»
Из указа Петра I






1. СЕЛЬЦО ВЕСЕЛЫЕ ПЕНЬКИ

На склоне холма, омываемого с одного края прудом, раскинулось сельцо Вес
елые Пеньки. Трудно сказать, почему это сельцо получило название веселог
о и какие и от чего остались пеньки. Но сельцо это входило в поместье брать
ев Ивана, Яна и Гаврилы Семеновых детей Челюсткиных, пожалованное «велик
им государем» еще деду их Матвею Челюсткину за услуги, оказанные им бояр
ам Романовым при захвате московского престола.
Часть поместья была отдана на оброк, по двенадцать рублей в год, иноземцу
Петру Гаврилову сыну Марселису, впредь на двадцать лет с тем, что «поволь
но ему, Петру Марселису, и детям его на той земле заводы завести железного
дела и строить, что они похотят, и в поместном лесу хоромянный и дровяной в
сякой лес сечь». Но в этом сельце иноземец Марселис железных заводов не с
троил, а только пользовался лесом.
Сельцо было похоже на другие деревни Серпуховского уезда: потемневшие к
урные Курн
ые Ц «черные» избы с печами без трубы, дым выходит через дверь, окна.
избенки, покрытые побуревшей соломой, растасканные плетни вокруг
скудных огородов с горохом, репой, луком и хмелем. Оконца задвинуты доско
й или затянуты брюшиной. Плакучие березы и рябины склонились, как от похм
елья, над непросыхающей лужей, где завалилась длинная тощая свинья с пес
трыми юркими поросятами. Далее за огородами прижались круглые одонья
Одонья Ц г
руппы круглой клади хлеба в снопах, с обвершкой снопом.
ржаных снопов с острой обвершкой, и за гуменником расползлись гус
тые конопляники.
По хребту холма протянулась господская усадьба, огороженная частоколо
м. Из-за него выглядывали коньки и гребешки крыши «шатром», крытой дранью
, и покосившийся теремок с переливающимися на солнце слюдяными оконцами
. Сквозь раскрытые ворота алело расписное деревянное крыльцо, а перед ни
м красовалась круглая садовая куртина с шиповником, маками и красными пи
онами.
Владельцы поместья редко наезжали в эту усадьбу, где постоянно жил их до
веренный, приказчик Меренков, следивший за порядками и благочинием прик
репленных к земле крестьян, плативших господину оброк и зерном, и яйцами,
и холстиной, и куделью, и ягодами Ц всем, что Меренков сумел из них выжать.

Во дворе усадьбы стояли избы «белые»
«Белые» Ц избы, где печь с трубой и нет копо
ти.
с кирпичными трубами на крыше, конюшни, скотный хлев, сараи, погреб
с надпогребицей и различные клети.
Длинный извилистый пруд зарос по краям камышами, где перекликалась боло
тная птица. Середина пруда давно бы затянулась сплошной тиной и желтыми
кувшинками, если бы стада гусей и уток не плавали целый день, чувствуя себ
я там неприступными; к осени многие стаи совсем дичали, и за ними гонялись
уже по льду.
В том месте, где пруд заворачивал дугою и переходил в болото, на берег забр
алось несколько черных бань (называвшихся тогда «мыльнями»), хлебные ови
ны, водяная мельница, а дальше за ними одиноко чернела полуразвалившаяся
закоптелая кузница старого деда Тимофейки, и возле нее «стан»
Стан Ц в нем подтяг
ивают на подпругах норовистых лошадей, не поддающихся обычной ковке «с к
олена».
для ковки норовистых лошадей.
С другой стороны к пруду подходила роща с поскотиной Ц телятником. Чере
з рощу журчал ключ, выбившийся из-под корней старой березы. Далее тянулся
ряд полянок, где Марселис вырубил «хоромянный» лес. Неподалеку в липовни
ке прятался пчельник, а за ним роща переходила в бор с вековыми соснами и е
лями, в котором были разбросаны заимки
Заимка Ц очищенный от леса участок с избо
й вдали от деревни.
крестьян.

2. ОТОСЛАТЬ НА ЗАВОД СЕМЬДЕС
ЯТ РАБОТНЫХ ЛЮДЕЙ

Ранним солнечным утром из помещичьей усадьбы вышел озабоченный старос
та Никита и, постукивая длинной палкой, направился тропочкой к курным из
бам. Из-под остроконечного колпака с собачьим отворотом поблескивали не
довольные прищуренные глазки. Он шел мелкой походкой, шаркая широкими са
погами. Около первой избы староста сдвинул шапку набок, опять направил е
е, помедлил, махнул рукой и постучал батогом в маленькую оконницу.
Ц Харька, выглянь-ка на улку.
Ставня отодвинулась, из черного квадрата вырвался клуб кислого пара, и п
оказалось встревоженное лицо старика.
Ц Чего еще надо, Никита Демьяныч?
Ц Пройди на скотный двор, к крыльцу Ивана Степаныча. Там узнаешь кой-чег
о. Бают Ц Меренков из Москвы отписку получил.
Староста пошел дальше по деревне. У некоторых изб он останавливался, сту
чал батогом и говорил одно и то же, вызывая мужиков к приказчику Меренков
у. Мужики выскакивали босиком и, накинув кожухи, шли гурьбой сзади старос
ты, расспрашивая, что приключилось. Но Никита отмалчивался, уверяя, что са
м ничего не знает, а на господском-де дворе все разъяснят.
Мужики собрались перед крыльцом приказчика с шапками в руках и глухо пер
еговаривались:
Ц От барской отписки добра не жди… Оброк новый накинет, а то, может, надум
ал и чего похуже…
В стороне сгрудилось несколько баб в цветных сарафанах и красных полиня
вших платках. С тревогой они ожидали, что грозило их мужьям.
Меренков вышел на крыльцо и окинул цыганскими с желтизной глазами собра
вшуюся толпу. Рядом с приказчиком стоял другой, неведомый крестьянам чел
овек, рыжеволосый, рябой, в кафтане посадского покроя. К ним присоединилс
я дьячок Феопомпий, с прилизанной квасом косицей. Меренков держал в рука
х бумажный свиток. Голова его совсем ушла в прямые плечи, подбородок подн
ялся, и жесткая черная глянцевитая борода прыгала, когда он говорил.
Ц Детушки, Ц выкрикивал он высоким сиплым голосом, Ц господин наш и от
ец родной Иван Семенович, за здоровье коего мы, его людишки и сиротинушки,
усердно бога молим, прислал вот эту самую отписку, что мы нашим великим ра
дением и неоплошно должны помочь царскому делу. Для войны с злобнейшим ц
арем свенским Карлусом и ханом крымским Едигеем нужны пушки, и ядра кале
ные, и пищали огненные, и другие ратные припасы. Надо этого злодея, и татя, и
вора Карлуса от нашей земли отвадить, иначе он сюда придет, избы наши пожж
ет, амбары повытрясет и поля стопчет. А заводы железные, тульские и каширс
кие, работают доспехи воинские тихо, ослабно; не хватает и черных кузнецо
в, и добрых рудокопщиков, и углежогов. А потому… Ц Меренков откашлялся и
сунул свиток в руку дьячка, стоявшего с застывшим лицом, прижав веснушча
тые ладони к округлому засаленному животу. Ц А потому в этой отписке наш
господин приказал для царского воинского дела отобрать семьдесят крес
тьян здоровых и к делу охочих и послать их на железные заводы. Нутко, отче
Феопомпий, ну-тко, прочти, про кого там помечено по имены и прозвищи… А ког
о вызывают, детушки, выходи вперед и становись к сторонке особо.
Дьячок, держа свиток близко перед глазами, стал читать слегка нараспев и
с остановкой после каждого имени.
Ц Сережка Дербинский, Ильюшка Корзин, Федька Семерня, Харька Ипатов…
Мужики повторяли гулом произнесенные имена и выталкивали из своей толп
ы то Серегу Ц молодого парня, растерянно озиравшегося, то угрюмого, худо
го, со впалой грудью Федьку Семерню, то старого низкорослого деда Харьку
Ипатова.
Вызванные отходили в сторону.
Затихшие было крестьяне начали громко перешептываться:
Ц Небось Никита своих сродственничков и шабров
Шабёр Ц сосед, приятель.
обошел, пожалел. Это все Никита подбирал, на кого прозябь
Прозябь Ц умысел.

имел.
Меренков объяснял своему рыжему соседу:
Ц Видишь, Петр Исаич, какие все добротные мужики, молодец молодца краше.
Могутные, спористые работнички будут. Вот этот долговязый, вихрастый Ц
сапожник, Митька Бахила, починивает худые мехи с большим искусством, и жа
лованья ему никакого хозяйского нет, кормится своим мастерством. А вот э
тот Ц верно, что носом кирпатый, Ц Федосейка Стрелок. Да не в лице его сил
а, Ц смысл имеет и мужик исправный. Ездил он каждый месяц к Москве на двор
господина нашего Ивана Семеныча с письмами, а с Москвы обратно Ц со всяк
ою ведомостью и ничего не растеривал…
Петр Исаич откашливался, вертел головой и говорил, что когда ножные желе
зы на всех наденут, то он должен еще каждого осмотреть, нет ли какого ущерб
а: все ли пальцы на руках, не течет ли из ушей, не перхает ли, как баран. «Дело
ведь хозяйское, работать придется с великим радением и большим поспешен
ием». Так он и боится, чтобы не увести с собой ленивца, который будет хлеб х
озяйский есть, а бестолковщину плесть.
Однако крестьяне уже не стояли молча. Волнейие их усиливалось. Кривоглаз
ый Харька Ипатов протиснулся вперед и обратился к приказчику:
Ц Ты куда же хочешь нас отослать? На завод?.. Мы к этому согласия нашего не
даем.
Ц Не даем! Ц поддержала многоголосая толпа.
Ц Мы хлебопашцы, привыкли около землицы ходить, нам заводская работа не
сподручна. Никуда от нашей пашни не уйдем, сколь бы ты нас не улещивал или
страшил казнью.
Меренков пробовал уговаривать, грозил, что отдерет упорствующих шелепа
ми, Шелёп Ц
плеть, кнут.
и подмигнул холопу Силантию, чтобы тот запер усадебные ворота. Выс
окий Силантий, прозванный «катом»,
Кат Ц палач.
направился к воротам, но это еще более распалило крестьян.
Ц Ребята, гляньте, ворота запирают. Айдайте скорее по избам! Ц крикнул Х
арька Ипатов, и вся толпа, шлепая босыми ногами, побежала к воротам, отброс
ила Силантия и в клубах пыли понеслись по дороге. Меренков смотрел на мел
ькавшие пятки и чувствовал, что он не так повел дело, как надо.
Вернувшийся от ворот Силантий тащил в своих медвежьих лапах упиравшего
ся старого Харьку Ипатова. Меренков хрипел от злости:
Ц Тащи его, подлеца, на конюшню. Заклепай ему ножные железы. Это ты бунтар
ь, Харька, заворовал
Заворовал Ц устроил мятеж.
всех крестьян против нашего благодетеля, да и против царского пов
еления готовить ратные припасы. Ты против великого государя идешь.
Харька, стараясь вырваться из цепких рук Силантия, кричал:
Ц Чего мине, старика, держишь? Ты других, помоложе, держи! Чего мине царем п
опрекаешь? Я против царя не заворовал и ничего судного не говорил, а ты кре
стьян на заводы зашлешь, земли их продашь, Ц мы без земли и останемся. Зна
ем мы, какие на заводе ратные припасы готовятся: не пищали, а сковороды. И н
е для великого государя ты распаляешься, а для-ради господской ручки, что
б тебя по рылу погладила.
Ц Молчи лучше, брешешь на свою голову, Ц шептал Силантий. Ц Он с тебя за
такие слова шкуру сдерет.
Харька Ипатов разошелся и, высвободив одну руку, потрясал кулаком, тыча в
сторону приказчика.
Ц Однажды послал наших ребят на заводы и тоже тогда говорил, что только д
о покоса. А на заводе они и от работы, и от квашеной рыбы дохнуть начали. Кон
ей больше ты жалеешь, чем людей.
Ц Двадцать плетей ему, Ц спокойно сказал Меренков. Ц В погреб его сбро
сить.
Но тут появился паренек в простой рубахе, посконных портах и лаптях. С пер
евальцем отделился он от амбара, где стоял в сторонке, подошел сзади к Сил
антию и схватил его поперек пояса. Изумленный Силантий, оглядываясь, кто
его держит, закричал:
Ц Ты чего? Что, как рак, вцепился? Не балуй! Брось, говорю!
Но паренек оттолкнул его, схватил Харьку Ипатова за рукав и быстро потащ
ил за собой к воротам.
Ц Разбой! Разбой! Ц вопил с крыльца приказчик Меренков. Ц Держите его, д
етушки, вяжите ему локти!
Холопы с разных сторон побежали к светловолосому парню, стараясь загоро
дить ему путь к воротам, но тот, расталкивая толпу, уже открывал ворота.
Ц Это Касьян Ц молотобоец из кузни Тимофейки.
Силантий раньше тоже был молотобойцем, но променял это дело на доходную
роль помещичьего ката. Его обязанностью стало стегать кнутом крестьян п
о приказанию господского приказчика. Увидев, что Касьян разъярился и схв
атить его не легко, Силантий отбежал в сторону и, размахивая охотничьим н
ожом, кричал на холопов:
Ц Чего стоите, дурни? Спустите с цепи кобелей. Не выпускайте баламута.
Два холопа, пытавшиеся закрыть ворота, повалились, сшибленные Касьяном,
и молотобоец со стариком проскочили в ворота. Они бегом спустились с хол
ма и скрылись в ближайшем коноплянике. Из ворот выскочили несколько волк
одавов и, заливаясь хриплым лаем, помчались по деревне.

3. КРЕСТЬЯНЕ СБЕЖАЛИ

Приказчик Меренков был и взбешен и смущен внезапным бегством крестьян. П
риказ господина его, Ивана Семеновича Челюсткина, говорил: «Спешно, без м
отчанья, Мо
тчанье Ц медлительность.
передать семьдесят крестьян приехавшему одновременно с письмом
тульскому посадскому человеку, Петру Исаичу Кисленскому». Кисленский б
ыл доверенным приказчиком нового тульского железного заводчика Антуфь
ева, подыскивавшего работных людей. Деньги обещал заплатить без задержк
и, сразу после передачи.
Меренков чувствовал, что не так повел дело, и приказчик Петр Исаич ему то ж
е самое выговаривал.
Ц Погорячился ты очень, с мужиками так нельзя. Иной мужик, как бык, куда хо
чешь его погонишь. А иной, что конь с норовом, Ц закинется перед лесиной и
топчется, хоть убей.
Меренков увел Петра Исаича в избу и усадил под киотом с образами на лавоч
ке, затянутой сукном.
Ц Ты думаешь, с ними сладу не будет? Ц говорил он. Ц Напраслину говоришь
. Сразу они не пошли, так поодиночке переловлю и на веревочке поведу. И не т
аких прибирал к рукам. И не только я переселю на завод семьдесят человек, а
и прочих выведу на другие места и дома их пожгу.

Повести о железе - 3. Молотобойцы - Ян Василий Григорьевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Повести о железе - 3. Молотобойцы автора Ян Василий Григорьевич дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Повести о железе - 3. Молотобойцы своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Ян Василий Григорьевич - Повести о железе - 3. Молотобойцы.
Ключевые слова страницы: Повести о железе - 3. Молотобойцы; Ян Василий Григорьевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 там 

 https://dekor.market/plitka/italon/ 
 концепт керамин купить