А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/ 
 montale aoud purple rose 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Барни еще раз окинул взглядом то немногое, что лежало в его шкафчике: набор пластиковой посуды, комплект гражданской одежды и чистого белья да книжки "Правда о пришельцах" и "Правительственные заговоры". Именно за эти книги о Калхуне распространился веселый слух, как о поклоннике зеленых человечков. Получив на день рождения пару кружек или блюдец и рисунками зеленых уродцев, он, улыбнувшись, смирился. Но так и не убрал из шкафа свои любимые книги.
Разговор с Брайаном уже было вернул Барни хорошее настроение, как затем, когда он выходил в главный зал, его снова окликнул ненавистный голос:
– Эй, Барни, подойди, пожалуйста.
Калхун скрипнул зубами и развернулся к дежурному.
– Офицер безопасности Барни Калхун по вашему приказанию явился.
– Похоже, у нас снова проблемы с системой доступа, на этот раз – в главном лифте сектора G3. Почему бы тебе не пройтись туда и не посмотреть, что можно сделать?
Калхун, отдал честь и понесся прочь. Сектор G3 – ничего себе! Да ведь это аж соседняя станция. "Нежели снова придется садиться в монорельсовик?.." – тоскливо подумал Барни и, прислушавшись, притормозил возле справочной службы.
note 6 Возле окошка справочного бюро витийствовал какой-то старик-ученый, сопровождая каждое последнее слово предложений ударом кулака о стойку.
– Я не могу получить доступ к моим файлам! Я не могу ответить на мою почту! Я даже не могу попасть в свой офис!
– Я знаю, сэр, я знаю, – беспомощно оправдывался офицер, видневшийся в окошке стойки, – Мы делаем все возможное, чтобы восстановить систему допуска. Нужно лишь немного времени, и…
– Времени!? – снова взвился ученый, – У меня больше вообще нет времени. Если мой отчет не попадет к Администратору через минуту, мое рабочее место очень скоро освободится. И тогда я обязательно удостоверюсь, что это произошло не только со мной!
Старик, бормоча проклятия, отошел, а бедный охранник показал Калхуну взглядом на ученого и испуганно покрутил пальцем у виска. Барни ободряюще кивнул ему и пошел вдоль по коридору. Ну надо же, и сегодня, и опять эти профессора придираются к охранникам, которые провинились лишь тем, что охраняют их жизни? Ничто не огорчало Калхуна так, как вещи, на которые он был не в силах повлиять…
Калхун зашел по пути в оружейную и получил по удостоверению табельную "Беретту" и патроны. За неуставной внешний вид начальство карало строго, вплоть до выговора или лишения зарплаты, так что каждый КПП скрупулезно осматривал каждого охранника на предмет наличия униформы, бронежилета, каски и пистолета. Что и говорить, охрана здесь была поставлена на высший уровень, да и удивляться не приходилось – "Черная Месса" была секретным объектом армии США. Когда Барни, вступая на должность, давал подписку о неразглашении, он лишь саркастично ухмылялся. Но теперь, после двух лет службы, он давно понял, что все эти меры безопасности небезосновательны. Но Калхун не любил думать о том, чем же здесь на самом деле занимаются. Ему об этом никто напрямую не говорил, как и никому другому из охранников, но и он был не слепым и все прекрасно понимал. Но не любил думать об этом. И поэтому просто принимал эти опостылевшие каску и жилет, как сложности профессии.
Пройдя через несколько секций, заполненных аппаратурой научного персонала, Барни совершенно потерял нужное направление. Дело в том, что он не был в секторе G3 больше года. Там находились лишь склады и какие-то анализаторские камеры. Барни остановился и вежливо поинтересовался у проходящего мимо профессора в халате, как пройти к платформе поезда на сектор G3. Ученый лишь сердито отмахнулся и грубо ответил, что у него нет времени на такую ерунду, когда наметился "такой знаменательный эксперимент". Калхун лишь посмотрел в спину удаляющемуся ученому, и в его мозгу автоматически вспомнились слова Гордона Фримана об "сегодняшнем эксперименте всей его жизни". "Да, похоже, Гордон стал большой шишкой…".
Калхун решил полагаться на не слишком услужливую память. Он шел, с трудом узнавая коридоры, в которых так долго не бывал. Через пять минут скитаний он вышел в небольшой зал, примыкающий к коридору. Перед его глазами открылась интересная картина.
note 7 Под большой кнопочной панелью одного из приборов у стены на полу сидел член научной команды в белом халате и что-то старательно проворачивал рукой под крышкой панели. Вокруг него аккуратным веером были разложены инструменты, рядом на боку лежал стул. За всем этим великолепием с интересом наблюдал какой-то незнакомый Калхуну охранник и еще один ученый. Барни приветственно кивнул им и подошел поближе.
– Ну что, док, – с интересом поинтересовался незнакомый охранник, – Нашли, как это исправить?
– Конечно, вот, – ответил ему глухой голос из-под панели, – Думаю, это поможет.
И он указал на лежащие рядом плоскогубцы. Охранник улыбнулся, подмигнул ученому и подал плоскогубцы "мастеру". Тот усердно запыхтел, было слышно, как он что-то откручивал. Затем раздался резкий лязг, и на пол рядом с ученым упала какая-то большая микросхема. Незнакомый охранник хихикнул.
– Послушайте, а вы уверены, что ничего не путаете? – осторожно спросил стоящий рядом профессор.
– Конечно уверен… – заверил его глухой голос, звучащий чуть растерянно.
– Позвольте вам помочь? – предложил профессор и шагнул к панели.
– Ну, попробуйте. Надеюсь, вы знаете, что вы делаете.
– Ну конечно! Теоретически, – сказал профессор, приподнимая панель сверху и запуская туда руку.
Калхун и охранник с интересом наблюдали. Профессор, покопавшись в панели с минуту, опустил ее и нажал на ней несколько кнопок. Из-под крышки тут же пошел тонкий серый дымок.
– Вам не кажется, что пахнет горелым? – поинтересовался наконец охранник.
Ученый, сидевший под панелью, громко чихнул.
– Подождите-ка… – пробормотал профессор и вновь запустил руку под крышку панели.
Внезапно что-то щелкнуло, пол под панелью на миг осветило маленьким взрывом, который раздался где-то в глубине аппарата.
– С вами все в порядке? – заволновался Барни и помог ученому вылезти из-под панели.
– Господи, кажется да, – неуверенно ответил ученый, стирая с лица черную гарь.
– Ну все, доигрались… – изрек охранник, и тут же замолчал – со стороны выхода к ним быстро подошел еще один старик в халате ученого.
Он окинул все критическим взглядам и довольно резко спросил:
– Ну, и кто ответственный за этот хаос?
– Думаю, что я, – тихо ответил охранник.
Ученый, судя по его лицу, едва сдерживался, чтобы не закричать. Наконец он прогнусавил в сторону притихшего охранника:
– А разве вы не должны в данный момент охранять все эти автоматы с пончиками или что там у вас еще?
– Да, сэр, – Охранник, похоже, тоже боролся с собой, – Извините, сэр.
– Убрать все! – бросил через плечо уходящий старик.
В комнате, наполнившейся пеленой серого дыма, все заметно приуныли. Один из ученых грустно смотрел на дымящуюся аппаратуру, а другой уже тихо собирал с пола инструменты. Несчастный же охранник с сердцах пнул ногой стенку и проговорил, по видимому, обращаясь в Калхуну:
– Как же меня он уже достал, лабораторная крыса! – при этих словах оба ученых подняли на него глаза, но все же ничего не сказали, – Представь только, он добился мне двух выговоров за плохо завернутый газовый кран, и теперь только и выискивает возможность для третьего. Теперь мне конец…
– Ничего, приятель, я думаю, все обойдется, – умиротворяюще сказал Барни, – Скажи, а как отсюда пройти в этот несчастный сектор G3? Я уже здесь плутаю минут двадцать.
– А, конечно, – охранник снова посмотрел бодрее, – Вон там, за правым поворотом будет станция монорельсовика, оттуда спокойно доедешь в этот сектор. Следующая остановка.
Барни пожал ему руку.
– Спасибо, пойду, там тоже надо что-то починить…
Калхун, как ему и сказали, вышел на платформу. Она уже пустовала – в это время обычно все уже были на своих рабочих местах. И лишь пожилой научный сотрудник одиноко сидел на лавочке под схемой станций, и читал газету. Барни, поздоровавшись (эти старики ужасно злились, когда какой-то там охранник их не замечает), подошел к краю платформы и сплюнул в черную бездну шахты. Кто знает, сколько еще ждать, пока этот поезд приедет…
note 8 Прошло около пяти минут, и вдруг ученый на лавочке начал тихо хихикать. Барни удивленно поднял на него взгляд. Тот что-то с увлечением читал в газете. Барни уже начал понимать, в чем дело. Наконец ученый, опустил газету и проговорил:
– Да, это действительно забавно…
– Что, сэр? – как бы не расслышал Барни и подошел поближе.
– Тут в "Mesa Times" какой-то охранник, пожелавший остаться анонимным, написал просто забойный стих про нашего Ньюэлла! Вы только почитайте!
По словам ученого Барни понял, что тот – и сам здесь далеко не маленький человек, если так открыто и от души смеется над Ньюэллом. Калхун принял из рук ученого газету и начал читать. По мере того, как перед его глазами проходили все новые строфы стиха, улыбка Калхуна становилась все шире. Это было нечто. Стих, написанный неожиданно талантливо, высмеивал Ньюэлла, являя его этаким карикатурным маразматиком, который то теряет свои очки, то пристает с ухаживаниями к уборщице. Один случай был описан аж в семи строфах особенно подробно: будто бы однажды Ньюэлл, придя в служебную столовую и, заказав там мяса, сел за стол, огляделся по сторонам и достал из кармана вставные челюсти. Затем он, деловито протерев их о рукав, сунул их в рот и начал трапезу. В конце коротко и очень ясно был логически выстроен вывод о том, что Ньюэлл является далеким потомком знаменитого румынского воеводы – графа Влада Цепеша.
– Да, – смеясь сказал Калхун и возвращая газету, – Очень смешно сочиняет.
– Скажу вам по секрету, – доверительно наклонился к нему старик, – Про случай с челюстями этот автор не так уж и сочиняет.
Барни удивленно приподнял бровь, но тут же спохватившись, принял серьезный вид и снова отошел к краю платформы. Не так уж глупо, подумал он, что Отис остался анонимным. В "Черной Мессе" служат почти сотни охранников, и вычислить виновного Ньюэллу в жизни не удастся. Барни подумал, что эта идея Ньюэлла поставить Отиса на КПП – не так уж и плоха. Теперь все сотрудники, которые проходят через руки Отиса в самом начале рабочего дня, будут заряжаться его хорошим настроением.
От этих мыслей Калхуна снова отвлек голос ученого:
– А вы что же, ждете поезда в сектор G3?
– Да, конечно.
– Тогда вам лучше пройтись пешком по подсобным помещениям. Я слышал, что у всех поездов в этом секторе какие-то неполадки…
Калхун чертыхнулся про себя и поблагодарил старика. Подсобки находились этажом ниже платформы и служили для помощи при ремонте рельсы. Лестница вниз была прямо здесь, укрепленная на стене транзитной шахты, и Барни осторожно начал спускаться. Едва его ноги коснулись пода подсобки, он шумно выдохнул и быстро отошел от края бездонной шахты. Все-таки не любил он высоту…
В следующей подсобке не горел свет, и Барни чуть не сломал себе шею, спотыкаясь во тьме о какие-то коробки и трубы. Долгое время в темноте раздавались стуки, глухие ругательства и хруст тараканов под подошвами, прежде чем нашелся выключатель. Но от него было мало толку – он был прямо рядом с выходом. Барни включил свет и оглянулся – после себя он оставил порядочный бардак. "Вот не обрадуются рабочие, когда в следующий раз заглянут сюда…" – подумал Калхун и вышел снова в коридор, находящийся под следующей платформой станции. Лестница, как и в прошлый раз, оказалась неподалеку, и Барни быстро поднялся наверх.
И тут же разочарованно сплюнул – это было всего-навсего пересечение коридора с транзитным туннелем. Калхун все же терпеливо подошел к краю платформы и нажал кнопку на небольшой панели. Но панель в ответ отрицательно пискнула – мост на ту сторону путей не мог выдвинуться, пока через туннель шел поезд. Барни удивленно отступил на шаг и прислушался. Все верно – из-за угла показался монорельсовый поезд.
"Вот черт, ведь мне же сказали, что поезда сломались?.."
Поезд, тем временем поравнявшись с Калхуном, замедлил ход, так как проезжал по опасному участку выдвижения моста. Барни с удивлением заметил внутри поезда единственного пассажира. Было чему удивляться – обычно исследовательский персонал ходил в халатах. Пассажир же был одет в строгий деловой синий костюм. Взгляд человека не выражал решительно ничего, кроме легкого насмешливого снисхождения. Этот взгляд уперся в Калхуна, и тот, не выдержав, отвел глаза. Человек в синем костюме лишь апатично поправил галстук и отвернулся.
Поезд уехал. "Надо же, – думал Барни, пока выдвигался мост, – Никогда этого типа раньше здесь не видел. Кто это?…". Вопрос оставался без ответа, и Калхун перешел наконец на ту сторону. Путь до нужной станции не занял много времени – теперь он пролегал не через подсобные помещения, а через чистые коридоры. Не прошло и трех минут, как Барни уже выходил из платформы в сектор G3, начисто забыв о мимолетной встрече с неизвестным человеком.
note 9 Повинуясь указательной линии на стене, Калхун прошел мимо светлых коридоров этого сектора и направился к главному лифту. Еще издали он заметил внутри внушительного элеватора двух ученых, которые в нетерпении переговаривались и прохаживались по лифту. Барни где-то в душе даже порадовался, что заставил их ждать. Они тоже еще издали заметили его. Один ученый перестал в нетерпении прохаживаться, а другой весь подобрался и упер руки в бока.
– Доброго утра, джентльмены, – картинно поздоровался Калхун и стал у кнопочной панели лифта.
– Ну наконец-то! – выдохнул ученый, сухой старик-негр с серебристыми висками – Сколько можно ждать?! Мы вам не платим за то, чтобы вы, охранники, где-то шлялись по своим делам. Заставьте эту штуку работать, чтобы этот убогий день наконец продолжился!
У Калхуна почти отвисла челюсть. Это было последней каплей. До конца растеряв остатки хорошего настроения, Барни собрался начать достойный ответ с хорошего удара кулаком о стену, в котором он выместил всю свою злость. Но этого удара по панели хватило – лифт то час же заработал, двери закрылись, и механизм загудел. Калхун вдруг понял, что все-таки нельзя давать волю эмоциям. Ведь этот старик только этого и ждет, он намеренно провоцирует. Так что, собрав волю в кулак, Калхун все-таки промолчал и заметил, что лифт начал двигаться вниз.
– Не может быть, – скептически проговорил ученый.
Его коллега по-прежнему молчал…
…- Все готово! Продолжай, Гордон, вста вь тележку в анализирующий порт .

Гордон взялся за рукоятку крепче и начал, не спеша, толкать ее к основному образцу. Профессор Стелли , гл ядя на Гордона, подбодрил его:

- Да не волнуйся, Гордон. Мы все проверили две сти раз. Это абсолютно безопасно .

Эти слова немного ободрили Гордона, и он начал толкать тележку быстрее…
…Калхун вдруг понял, что этот лифт и его везет куда-то, куда он никак не собирался ехать. Но уже было поздно – в окне лифта проплыла снизу вверх табличка "Сектор G, уровень 4". Затем в окошке показалась параллельная шахта. И вдруг лифт остановился. Свет тут же потух.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
 мужские футболки недорого 

 https://dekor.market/plitka/nastennaya/