А-П

П-Я

 проверенный магазин 
 https://pompadoo.ru/catalog/muzhskaja-tualetnaja-voda/lacoste/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Круз Андрей

На пороге Тьмы


 

Тут выложена электронная книга На пороге Тьмы автора, которого зовут Круз Андрей.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Круз Андрей - На пороге Тьмы в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги На пороге Тьмы то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой На пороге Тьмы равен 345.31 KB

На пороге Тьмы - Круз Андрей => скачать бесплатно книгу


На пороге Тьмы

Издательство: Альфа-книга, 2010 г.
Твердый переплёт, 480 стр.
ISBN 978-5-9922-0616-6
Аннотация:
Любая дорога начинается с одного, первого шага. Даже дорога в другую реальность. Иногда этот шаг можно сделать случайно. Всего лишь один шаг, и ты оказываешься на пороге Тьмы, в странном, потерявшемся среди слоев времени мире, среди таких же потерявшихся людей. Этому миру будущее не сулит ничего хорошего, но все же люди в нем остаются людьми, то есть обустраивают свою жизнь, любят, дружат, ссорятся, враждуют… и все равно ищут пути обратно, пусть это и выглядит безнадежным.
Андрей Круз, Мария Круз
На пороге Тьмы

Официальное заявление автора
В данной книге пистолеты-пулеметы называются автоматами, так, как это делалось до появления автомата Калашникова в нашей стране. Слова «пистолет-пулемет» автор считает слишком неуклюжими и по сути своей нелепыми для употребления в литературном тексте. Поэтому просьба к ревнителям правильности терминов: в данном случае держите свои мнения при себе.
* * *
— Ну сходи, посмотри, что там с генератором, что же ты такой ленивый? — сказала Елена, повернувшись от плиты, — Вторую неделю тебя загнать не могу, а если опять свет отрубят?
— Я не ленивый, я выходной, — запротестовал я, — И к тому же я поесть хотел. Поем и потом сразу посмотрю.
С этими словами я быстро пересек кухню, открыл дверцу холодильника и с преувеличенным вниманием уставился в его белое нутро, уставленное едой, словно размышляя над тем, чем бы себя покормить, чтобы прямо на месте не умереть с голоду.
— Закрой, — сказала она, вздохнув, — Я котлеты жарю, вернешься — и сядем за стол. А если ты сейчас поешь, то потом заявишь, что после еды отдыхать надо, потом уже темно будет…
— Чего темно-то? Времени два часа.
— Это сейчас два часа, а когда ты отдохнешь, уже спать пора будет. И в баню хочу зайти.
Это крыть было нечем. Мне совершенно не хотелось идти на улицу, на мелкий моросящий дождик, лезть в сарайчик и копаться с генератором. Но вообще-то сделать это было нужно, в последнее время несколько раз в нашем поселке отключался свет, причем всегда удивительно не вовремя. Этой весной, в пик паводка, вода норовила залить наш подвал. А заодно отключился свет. И что хуже всего — не включился генератор, питавший аварийный погружной насос в приямке, который должен был спасти нас от затопления. И нас дома не было, ездили к ее родителям в Петербург. Как результат — все двери в подвале разбухли, хоть под замену их, а заодно ножки столов, промокли громкоговорители в домашнем кинотеатре, в общем — убытку было выше башки.
Это все издержки переезда за город, вообще-то, но с генератором нужно разобраться. А то он то включится, то не включится — не годится. И в баню я не против, хотя это вовсе и не баня, а электрическая сауна. Но зайти туда, особенно в такую погоду, все равно хорошо.
— Сходи, сходи, хотя бы разберись, сам справишься, или вызывать кого-то надо? — подбодрила она меня.
— Хорошо, схожу, — обреченно сказал я и поплелся к выходу.
Без году неделя живем вместе, а уже командует. Мало было одного брака, так во второй лезу. Но одному хуже. Да и она на самом деле вовсе не злодейка, а очень даже… во всех отношениях… особенно при закрытых дверях…
На улицу действительно не хотелось, дождь с ветром шел уже третий день, было мерзко и холодно. Осень, фигле. Решив не мелочиться, я вытащил из ящика для обуви зеленые резиновые сапоги, которые сам именовал «ресапами», разбудив при этом дремавшего на ящике кота, потянувшегося и покинувшего доселе спокойное место, натянул их на толстый носок. Нехрен промокать. Свитер, на свитер — дождевик с капюшоном. Так оно поуютней будет.
Ладно, надо идти. Спустился ниже, в цокольный, к двери в гараж. Надо инструменты взять, может и сам справлюсь. Хоть и не великий специалист, но мелкий ремонт учинить вполне способен.
Подумав недолго, собрал с висящего на стене стенда пару отверток, маленький разводной ключ и плоскогубцы, потом прихватил рабочие перчатки, выудив их из металлического ящика верстака. Достаточно, если что еще понадобится — зайду сюда еще разок.
Протиснулся между двумя машинами, нащупал в кармане большой пластиковый брелок, нажал на кнопку. Легкое алюминиевое полотно ворот поползло кверху, подтягиваемое тросиком, на пол упал прямоугольник серого света с улицы. Елки-моталки, почему климат у нас не французский, а вот эдакий?
Дождик брызнул в лицо, с шуршанием ударил по дождевику, попытался сдернуть капюшон, затрепыхал полами плаща. Мерз-з-зко. К морю бы, в тепло.
Сарайчик с генератором пристроился сзади дома, рядом с дровяным навесом. Понимаю, что с точки зрения эстетики не идеал, но все же решил этот самый «дэрчик» в подвале дома, в топочной, не размещать. И запах от него солярный, и дым в перспективе. Мы тогда даже чуть поцапались с женой, которой эстетика важнее, но мне все же удалось настоять, пугая пожарной безопасностью. На предмет самовозгорания, так сказать.
Над головой приоткрылось окно, за стеклом показалось лицо жены.
— На обратном пути дров прихвати, ага? Камин охота затопить.
— Без проблем.
Камин мы с весны до осени обычно и не трогали, но сейчас и вправду охота по такой погоде. Пора, сезон наступил. Сесть рядом с книжечкой и коньячком. После бани. А что?
Навесной замок на сварной металлической будке открылся легко, а вот створка двери — с усилием, ветер так и норовил ее закрыть. Я накинул на ручку петлю из толстой проволоки, закрепленную на столбике дровяного навеса — света внутри не было, весь расчет на естественное освещение и маленький фонарик в кармане. Из сарайчика пахнуло солярной вонью, лишний раз подтвердив, что я все правильно сделал, настояв на отселении дэрчика. Небольшой агрегат на металлических полозьях солидно занимал центр крошечного помещения, от него тянулся кабель к стене, к белой пластиковой коробке.
Ветер бросил мне в спину через дверь вихрь мелких капель, заставив поежиться. Обойдя генератор по кругу, я присел за ним, разложив на бетонном полу принесенные инструменты.
— Так, и чего дальше? — спросил я сам себя.
Порыв ветра заставил дверь дернуться, а затем с грохотом ее захлопнул, погрузив меня в абсолютную, полную темноту, не нарушаемую ни единым лучиком света. От неожиданности я дернулся, попытался встать и приложился затылком о низкий потолок, да еще не о гладкий стальной лист, а о грань уголка.
— Блин, петлю сорвало, — пробормотал я, почесав ушибленный затылок.
Откуда- то сильно потянуло холодом, словно рядом открылась дверца холодильника, по спине пробежала волна озноба, затем все словно онемело, и лицо, и руки. Сильно закружилась голова, я даже вынужден опереться на генератор, чтобы не упасть. Ощущение было такое, как если долго сидишь на корточках, а потом резко вскакиваешь. Заодно откуда-то вместе с холодом накатила волна страха. Самого настоящего, детского страха темноты, о каком я за многие годы даже забыть успел. Показалось, что кто-то стоит прямо у меня за спиной и дышит в затылок.
Не удержавшись, я дернулся в сторону, наподдав ногой по рассыпанному на полу инструменту, со звоном разлетевшемуся, суетливо сунул руку в карман, нащупав тонкий цилиндрик светодиодного фонарика, и выдернув его рывком, как пистолет, включил. Темнота шарахнулась от его яркого луча, а вместе с ней разлетелся и страх. Чего это я?
Потер лицо, возвращая чувствительность коже, зябко передернул плечами. Ну темнота, ну неожиданно, хрен ли я задергался? Не мальчик ведь, всякого повидал. Хотел присесть, но потом сообразил, что света от фонарика все же мало, надо бы дверь открыть и закрепить по-человечески, чтобы ветром не срывало.
Дверь открылась легко. За ней, вместо аккуратного, хоть и требующего стрижки газона, оказалась высокая, мне почти по пояс, мокрая трава, слегка качающаяся на ветру. Вместо деревьев, декоративных туй, выстроившихся в ряд возле оштукатуренного забора, я увидел заросли осинника, а в них какую-то старую развалину с выбитыми окнами, провалившейся крышей, через которую проросло дерево.
— Это че это? — спросил я вслух, после чего кратко выразился нецензурно.
Никто не ответил. Я выбрался из сарайчика, оглянулся. Вместо поленницы была груда валежника. Дома не было. То есть вообще не было. Была здоровенная кривая береза, возле нее остаток заваленной набок стены из красного кирпича. У меня в доме не было красного кирпича, были только бетон и пеноблоки с утеплителем.
— Ну и чего? — повторил я вопрос в немного иной интерпретации, ощущая, как сумасшествие плавно подкрадывается ко мне, готовое слиться в экстазе с моим постепенно срывавшимся с направляющих мозгом.
Страха не было. Было ощущение, что кто-то глупо пошутил надо мной, знать бы кто. Знать и еще понять, как из этой шутки выбраться. Потом найти шутника, и… нужное подставить. В меру своей фантазии.
— А дальше-то чего? — продлил я список идиотских вопросов.
Никто не ответил, естественно. Лишь большая серая ворона, усевшаяся на кирпичную развалину, каркнула, словно издеваясь. Я нагнулся за камнем, и она, как и подобает этой подлой породе птиц, не стала дожидаться броска, а сорвалась с места, захлопав крыльями, и полетела. Камень я все же бросил. Он описал бесполезную дугу и с глухим тихим стуком исчез в зарослях.
— И все же?
Не было ни дома, ни поселка. Ни дороги к поселку, только какая-то заросшая и заброшенная просека. Был дождь, был лес, был запах леса. Не было никаких примет густо застроенного коттеджами пригорода Москвы, да и примет наличия самой Москвы тоже не было. То есть вообще ничего не было. Был сарайчик с генератором, был сам генератор. Сарай изменился — еще несколько минут назад сверкавшей мокрой под дождем свежей зеленой краской, теперь он был ржавый, словно его забросили здесь много лет назад в полном небрежении. Никакой проволочной петли тоже не было.
Это снаружи. А внутри — наоборот. Все осталось таким, каким и было — чистый пол, новенький японский генератор, сверкающие инструменты с пластиковыми черно-желтыми рукоятками, рассыпанные по полу. Фонарик в руке.
Не стану скрывать, какие-то идеи по поводу происшедшего у меня мелькнули. Я даже закрылся в сарае с генератором и честно ждал новой морозной волны, в надежде, что она вернет все на место, кому-то молясь о том, чтобы не сойти с ума окончательно, ругаясь и идиотски хихикая. Но ничего не произошло. Вокруг меня была самая обычная темнота, которая снова спряталась сначала от луча фонарика, а затем окончательно добитая серым светом снаружи, когда я снова распахнул дверь.
— Не сработало, — громко объявил я неизвестно кому, разочарованный результатом эксперимента.
Я полагал, наверное, что скотина-шутник сидит где-то рядом и наслаждается происходящим, злорадно ухмыляясь. Даже не удержался и сказал вслух:
— Узнаю, чья работа — порву на английский флаг.
Никто не испугался, да и не ответил мне. Даже ворон больше не было. Вообще ничего не было, только лес и какая-то развалина. И все. И еще я.
— И чего теперь делать?
Так и не понял, то ли я вслух это спросил, то ли мой внутренний голос поинтересовался у меня самого. Поэтому ответил уже вслух, не знаю себе ли или внутреннему голосу:
— А хрен его знает.
И сел на мокрый кирпич заваленного куска стены. Идей не было. Можно было остаться здесь в надежде, что все разрешится само собой и я как-то попаду туда, откуда вывалился, или куда-нибудь идти. Куда? Да вот по просеке, например. Кто-то же ее прокладывал, так что куда-то она должна вести.
Курил бы — точно закурил, я даже представил себя здесь, задумчиво дымящим сигаретой. Но курить бросил давно, лет десять тому назад, так что картина была неактуальной.
Затем пришла мысль следующая: что подумает Елена? Я же здесь оказался не один, а вместе с сараем и генератором. То есть она в очередной раз выглянет в окно, чтобы, например, напомнить про дрова, и что? Ни сарая, ни мужика в сарае? И что она все же подумает?
Ой, мама дорогая, что же это будет? Меня аж в дрожь бросило, когда я окончательно осознал, что не имею ни малейшего представления, куда нас с сараем занесло, где моя семья, и чем это все закончится.
Затем пришла вторая мысль: надо отсюда валить. Искать людей. Людей с телефоном, которые скажут, где я нахожусь, дадут позвонить бесплатно и я позвоню и попрошу выслать денег. На билет или такси, если я не очень далеко. И скажу что с ума не сошел, и она не сошла, а как приеду, так все и объясню. И был не у любовницы. Впрочем, на такси можно и не высылать, возле дома расплачусь. А сидеть здесь непродуктивно. Это как минимум, потому что вероятность встретить здесь людей так себе. Маленькая она, вероятность эта самая.
— Пойду, — сказал я неизвестно кому, поднимаясь на ноги.
На всякий случай собрал отвертки с пола, не бросать же добротный германский инструмент, рассовал по карманам. И пошел. Продрался через кусты, обрушивая водопады капель с веток, выбрался на просеку. Очень похвалил себя за то, что обулся в ресапы, а заодно и дождевик накинул. Со мной такое редко случается, максимум на что способен, это добежать по двору бегом, в чем был, но вот сегодня так не хотелось на мокрень и холод, что я этим одеванием время оттягивал.
Налево или направо? Собственно говоря, никакой разницы я не видел, но справа небо было яснее, а слева совсем темным, как свинец, и висело низко-низко. Отчего вероятность вымокнуть была куда выше, если немного подумать. Я и подумал. И пошел направо.
Грязи не было, лесная почва песчаная, да и просека травой заросла. Ее стебли хлестали по сапогам и полам дождевика, но идти было легко. Даже ветер был в спину, и дождь на лицо не попадал.
Затем понемногу начал про себя напевать "Прощание славянки", стараясь идти в ногу с ритмом марша, и постепенно втянулся. Шагал широко, размеренно, время от времени задавая себе счет. Старался еще и дышать в такт шагам, вроде как спортивная ходьба. И успокаивает. И помогает поменьше думать, потому что думать плодотворно не получается. Фактов у меня мало, понимаете. Есть всего один, зато размером с весь этот мир — я оказался непонятно где. И непонятно как. Я живой, судя по внешним признакам, я здоров, со мной ничего не случилось, но я ничего не понимаю. И если начинаю анализировать ситуацию, то прихожу к простому выводу, что анализировать нечего. И вообще невозможно. Поэтому раз, раз, раз-два-три, шире шаг! Р-раз, р-раз, раз-два-три!
На месте! Стой!
Так я скомандовал себе, когда отмахал не меньше пяти километрам, если верить наручным часам, знанию средней скорости пешего марша и исходить из того, что я и вправду шел, а не лежал в коме где-нибудь в Склифе, куда меня привезли… после удара током, например. Я же как раз к кабелям лезть собирался. Полез, а оно меня и… стукнуло, в общем.
Остановился потому, что просека вывела на дорогу. Дорога — это сказано сильно, оно было скорее «направлением», разбитым проселком, не знакомого с таким явлением как "асфальтовое покрытие", но знакомое с автомобильными колесами. И вывод такой я сделал из того, что следы покрышек, отпечатанные на мокрой земле, спутать с чем-то очень сложно.

На пороге Тьмы - Круз Андрей => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга На пороге Тьмы автора Круз Андрей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу На пороге Тьмы своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Круз Андрей - На пороге Тьмы.
Ключевые слова страницы: На пороге Тьмы; Круз Андрей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 где купить юбку 

 плитка azulejos alcor