А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/smesiteli/belye/ 
 хуго босс мужские 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Трамп Ивана

Только про любовь


 

Тут выложена электронная книга Только про любовь автора, которого зовут Трамп Ивана.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Трамп Ивана - Только про любовь в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Только про любовь то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Только про любовь равен 315.53 KB

Только про любовь - Трамп Ивана => скачать бесплатно книгу



OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Только про любовь»: ОЛМА-Пресс; Москва; 1993
ISBN 5-87322-046-8
Аннотация
Это яркий и высокохудожественный роман о трудной женской судьбе. Катринка Грэхем, беженка из коммунистической Чехословакии, – очаровательная жена нью-йоркского миллионера, у ног которой лежит весь мир. Однако блестящее внешнее благополучие разрушают тоска по вынужденно оставленному в Европе ребенку, нарастающий разлад в отношениях с мужем и свекровью, предательство подруги.
Ивана Трамп
Только про любовь
Памяти моего любимого отца Милоша, троим моим любимым детям, Донни, Иванке и Эрику, и моей дорогой матери Марии посвящаю эту книгу.
Выражения признательности:
Я глубоко признательна моей подруге Камилле Марчетта за то, что она помогла мне рассказать историю Катринки.
Я бы хотела поблагодарить Билла Гросса, Джека Романоса, Ирвина Эплбаума, Энн Мейтленд, Кару Уэлш, Барбару Бак и всех сотрудников издательства «Покет букс» за веру в меня и активную поддержку.
Хотелось бы также поблагодарить Роберта Готлиба, Памелу Бернстайн и Нормана Брокау из литературного агентства Уильяма Морриса, которые от имени «Покет букс» обратились ко мне с четким предложением и контрактом. Я благодарю их за постоянную поддержку и дружбу.
Огромное спасибо Норману Брокау за то, что два года назад он подсказал мне мысль написать эту книгу.
Наконец, хочу поблагодарить моего друга и помощницу, человека, отвечающего за связи с общественностью, Лизу Каландру за преданность в годы нелегкой работы.

НАСТОЯЩЕЕ
1991
Глава 1
– Мы будем в Сан-Морице двадцать второго, – сказала Дэйзи, склонив элегантно причесанную голову в сторону Катринки и приготовившись выслушать отказ. Ей кажется, что Катринка последнее время ведет себя несколько странно. – Конечно, если ты хочешь приехать раньше, мы будем только рады. Только предупреди Мейерхофов, когда ты будешь.
Мейерхофы – супружеская пара, выполняющая обязанности дворецкого и домоправительницы. Под их началом шестнадцать человек, которые обслуживают многочисленных детей, внуков и просто гостей, приглашенных в шале на Рождество.
Дэйзи всегда была щедра на приглашения и обычно не обижалась, если кто-то не воспользовался ими. Однако что касается Катринки, то в этом году она явно вознамерилась проявить настойчивость.
«Она, конечно, беспокоится обо мне», – подумала Катринка, но все-таки покачала головой.
– Спасибо, Дэйзи, но в этом году никак, – произнесла она. В ее низком голосе улавливался легкий среднеевропейский акцент – не все согласные звучали правильно, а интонация порой казалась странноватой.
Подруги ждали, что она объяснит причину отказа, но пояснений не последовало, и Лючия спросила:
– Ты собираешься в Чехословакию? Катринка там была на прошлое Рождество.
– Вряд ли.
– В Аспен? – с надеждой спросила Александра.
– Я еще не решила, – ответила Катринка, стараясь не встречаться взглядом с подругами. Конечно, неприятно им так отвечать, но что поделаешь.
– А в чем дело? – спросила Жужка.
Она всегда говорит так быстро, будто слова вырываются у нее помимо воли. Жужка в Штатах только шесть лет, и акцент у нее намного сильнее, чем у Катринки. Они с Жужкой дружат еще с университета, и обе были в лыжной команде сборной Чехословакии.
– Ты не поедешь кататься на лыжах?
Катринка покачала головой, и Жужка помрачнела. Если уж она не хочет кататься, значит, ей еще хуже, чем может показаться.
– Не будешь же ты все Рождество сидеть одна в этой огромной квартире, – как всегда решительно заявила Марго, готовая взять ситуацию в свои руки. Она собиралась к Дэйзи в Сан-Мориц.
– Ты себя доведешь, – добавила Александра и пригласила Катринку отпраздновать Ханукки и Рождество в своем поместье в Паундридже, а потом новый год в Аспене.
– Вы зря беспокоитесь, – произнесла Катринка. – У меня все в порядке. Просто отлично.
И как это ни странно, но так оно и есть, хотя все подруги уверены, что улыбка все-таки фальшивая и на сердце у нее явная тревога. Конечно, хорошо бы их успокоить и открыть всю правду. Но это невозможно, по крайней мере в течение еще нескольких дней.
Катринка Грэхем, Жужка Гавличек, Дэйзи Эллиот, Марго Йенсен, Александра Оуджелви и Лючия ди Кампо часто обедают компанией в самых очаровательных, в самых лучших ресторанах того города, в котором оказываются вместе. Это может быть «Ле Сирк», как сегодня, или «Ла Гренуй», или «21», а может быть «Сан-Лоренцо» в Лондоне или «Максим» в Париже. На этих обедах присутствуют их мужья, сегодняшние любовники или просто кавалеры. Подруги не только обедают вместе, но и посещают вместе театр и оперу, ходят на вечеринки, особенно если это модно, даже отдыхают вместе. Они общаются так уже многие годы и поэтому знают друг о друге почти все, а чего не знают, выудят друг у друга за обедом. Поэтому Катринка очень удивилась тому, что они не почувствовали перемены, происшедшей в ней за эти несколько месяцев. Неужели эти женщины, ее давние и близкие подруги, не поняли, что ей наконец-то не надо прикидываться веселой, что она и вправду снова счастлива?
– Смотрите-ка, кто явился, – прошептала Дэйзи.
Дэйзи – старшая среди подруг, ей уже далеко за пятьдесят, но она миниатюрна и изящна. Она старается выглядеть молодой, а недавно ей в этом помог знаменитый лос-анджелесский хирург: подтянул лицо, живот и ягодицы, приподнял грудь как раз так, как надо.
Катринка оторвала глаза от своего цыпленка. Ее взгляд скользнул мимо зеркальных колонн и французских пасторальных картинок на стене, миновал украшенные маленькими букетами роз и орхидей столы и остановился там, где Бетси Блумингдейл беседовала с Келвином Клайном, а Эд Макмагон снимал пальто. Это их имела в виду Дэйзи.
– Сука, – прошипела Марго.
И тут Катринка тоже увидела ее. Сабрина, мерзкая Сабрина в сопровождении владельца ресторана Сирио Маччони шествовала по залу, иногда останавливаясь, чтобы обменяться приветствиями со знакомыми (у Сабрины нет друзей), чмокнуть в щеку одного, а другому пообещать обязательно пообедать вместе. Завидев шестерых подруг, она изобразила дежурную улыбку и кивнула им, в точности как английская королева на приеме, но не замедлила при этом шага. Все ждали этого момента; воротилы стерли со своих лиц ухмылки, а их матроны сдвинули головы, украшенные пышными налаченными прическами, чтобы пошептаться. Никто уже не помнил, как и почему это началось, но вражда Сабрины и Катринки Грэхем всегда вызывает живой интерес читателей «Кроникл».
– Сердце у нее, как чернослив, – сказала Жужка. – Засохший.
Шествие Сабрины завершилось у стола, где уже расположилась Каролина Эррера, напротив которой – к немалому удивлению собравшихся – Сирио и усадил ее. Судя по всему, именно с ней Сабрина и обедает. Это была странная пара: известный модельер с безупречно уложенными белокурыми волосами, в элегантном клетчатом костюме, сшитом по собственной выкройке, и ведущая колонку газетной светской хроники журналистка, лицо которой обрамляли неопрятные висюльки мышиного цвета, а платье от Оскара де ла Рента, хоть и новое, выглядело так, будто только что извлечено из мусорного ящика. Маленькие глазки делали ее лицо похожим на блин с изюминками, прибавьте к этому отвислый нос да еще кривой рот, полный противных желтых зубов. Все поражались, как ей удалось обрести такую власть. При этом никто не пропускал ее колонок, а когда попадал в такие места, где нельзя достать газеты ван Холлена, то требовал прислать их по факсу.
– Господи, ну и внешность, – брезгливо прошептала Александра, – она мне всегда напоминает пудинги, которые подавали на десерт в Фармингтоне.
Высокую, с роскошными рыжими волосами, прекрасным лицом и стройным телом, Александру, как почти всех красивых женщин, выводили из себя те, кому повезло в этом отношении меньше – как будто уродливая внешность не причуда природы, а нравственный порок.
– Могла бы поднапрячься, – осуждающе произнесла Марго. От природы некрасивая, она тем не менее сумела найти свой стиль и победно убедить всех сомневающихся, что именно такое бледное лицо, с безупречной кожей и глубоко посаженными дымчатыми глазами, такой нос, с горбинкой, полные губы, всегда ярко накрашенные красной помадой, – и все это в обрамлении черных как смоль мелко вьющихся волос делает внешность женщины сверхпривлекательной. Из Скарсдейла она попала в колледж Сары Лоуренс, а оттуда – на должность секретаря в одном женском журнале. Потом она постепенно завоевывала Манхэттен, добившись одной из высших должностей в журнале «Шик». С этого престола она до недавнего времени правила в мире нью-йоркской моды и вкуса: она создавала в них новые течения, была способна создать кому-либо репутацию настоящего модельера или фотомодели и разрушить чей-либо уже сложившийся имидж, могла быть верным другом или смертельным врагом. Чуть ли не с первой их встречи она стала одной из лучших подруг Катринки.
– Вот чем плох этот ресторан, – сказала Александра. – Не знаешь, с кем встретишься.
– Вот уж не скажи, – возразила Дэйзи, которая никого и ничего не боялась.
Дэйзи – аристократка с головы до пят, начиная с прически от Кеннета до туфель от Маноло Блахника. Предки Дэйзи были первыми колонистами. И если она не самая богатая из подруг, зато ее положение в обществе почти недосягаемо: ведь деньги ее сделаны давным-давно и, стало быть, поскольку время стирает память о прошлых грехах, самые чистые. Ее предки – янки заработали их торговлей в 90-х годах, как-никак позапрошлого века, а не алчным корпоративным грабежом в 1980-х годах.
– Я ни за что не перестану сюда ходить. Не могу отказаться от этого хлеба, – сказала Марго, которая только что покончила с булочкой и теперь с выражением почти экстаза на лице впилась зубами в буханочку черного хлеба, избыточно намазанную маслом.
– Марго, масло! – воскликнула в ужасе Александра. – И как Марго сохраняет свой шестой размер при таком аппетите?
– Мой единственный порок, – подчеркнула Марго. – Во всяком случае, в том, что касается еды.
– А я все ем, – сказала Жужка. Самая крупная из подруг и все же носившая только восьмой размер. Жужка высокого роста, у нее грива золотых волос, большие карие глаза, чистая кожа, на лице тончайший слой грима. Она обладала природной красотой, у нее внешность спортсменки, полной здоровья, хотя последний раз она занималась серьезно спортом лет двадцать назад.
– Я тоже раньше все ела без разбора, а теперь боюсь, – вступила Лючия. Ее большие каштановые глаза вожделенно взирают на хлеб. Несколько лет назад она поправилась сразу на два размера и потратила столько сил, чтобы вернуть своей фигуре стройность, что теперь не поддается ни на какие уговоры. Впрочем, у нее нет повода волноваться. Правда, прошло уже несколько месяцев, как она закончила последний проект яхты, а если учесть состояние экономики на декабрь 1991 года, то потрясений ожидать не следует. Сбережения и семейные деньги обеспечат ей безбедную жизнь, пока какой-нибудь миллиардер не захочет ради нее швырнуть деньгами. Сегодня у Лючии есть прекрасный дом, прекрасная дочь, красивый возлюбленный. Правда, последнее, быть может, и есть повод для беспокойства, учитывая то, что Лючия почему-то всегда привлекает мужчин, чья внешность – их единственное достоинство.
Дэйзи почти не обращала внимания на еду, рассеянно перемешивая по лиможской тарелке куриный салат.
– Не понимаю, почему Марк ван Холлен ее держит, – наконец произнесла она.
– Она обеспечивает успех его газете, – заметила Катринка, которой за последние годы больше всех доставалось от едкого пера Сабрины.
– Я не спорю, иногда бывает интересно читать, – нехотя согласилась Дэйзи. – Но куда подевались хороший вкус и журналистская этика?
– Они не столь важны, как прибыль, – улыбнулась Катринка. Именно благодаря своим журналистам, одним из которых была Сабрина, «Кроникл», скорее всего, переживет экономический спад, в отличие от некоторых других бульварных газет Нью-Йорка.
– Как можно защищать Марка или ее после сегодняшней статьи? – возмутилась Александра, поймав в поддержку своих слов выразительные взгляды Дэйзи и Марго. В статье было несколько строчек о Натали Бувье. Еще недавно она была бы седьмой за этим столом, сегодня же никто из присутствующих не разговаривал с ней – во всяком случае, без крайней на то нужды.
– Дерьмо, – процедила Жужка, имея в виду то ли статью, то ли Натали.
Сама по себе статья эта была ничем не примечательна и касалась лишь потрясающего, невзирая на спад, успеха бутиков Натали на Западном побережье. Яд статьи – в завуалированном обвинении Катринки, которая будто бы использовала свое влияние, чтобы отговорить крупного французского торговца недвижимостью Жан-Клода Жиллета от покупки магазинов Натали, лишив ее тем самым миллионных прибылей.
– Ты разве не читала ее? – настойчиво допытывалась Александра.
Катринка кивнула:
– Сегодня к восьми утра пришло пять факсов. «Друзья» постарались.
Впрочем, Катринка не считала этих людей особенно злыми. Обычно любители сплетен, которые не могут удержаться, чтобы не распространять их, забывая о возможных последствиях.
Особых последствий, правда, на этот раз не было. За многие годы кожа Катринки сделалась менее чувствительной к уколам Сабрины. Теперь если Сабрина и жалила, то уже не до крови. Конечно, неприятно, что кто-то посчитает Катринку мелочной, мстительной и жадной, готовой поставить ножку подруге.
– Можно подумать, что ты способна на такое, – сказала Дэйзи, будто читая мысли Катринки.
– Если уж на то пошло, вряд ли Жан-Клод прислушается к твоему мнению, если оно касается Натали, – заметила практичная Марго.
– А почему она про это не написала? – спросила Александра. Она имела в виду всем известный роман Катринки с Жан-Клодом, к настоящему времени перешедший в дружбу. – Если уж она такая любительница копаться в грязном белье.
– Надеюсь, у Марка ван Холлена хватило совести, чтобы извиниться.
– Он извинился, – ответила Катринка, – но я сказала ему, что в этом нет необходимости.
Он первый рассказал ей о статье, тем самым подготовив ее к сегодняшним факсам.
– Мне очень жаль, – сказал он, – но я ничего не могу сделать. Я не вмешиваюсь в творчество своих журналистов.
Это было не совсем так. Почему-то имя самого ван Холлена, в какие бы дела он ни ввязывался, крайне редко упоминалось в его собственных газетах. Когда Катринка как-то обратила его внимание на это, ван Холлен стал уверять ее, что это всецело на совести его старших редакторов и что сам он никогда прямо не вмешивается в подготовку номера. Катринка подумала тогда, что у них разные понятия о вмешательстве.
– Но знаешь, – вступила Лючия, – если здраво поразмыслить, то стоит только поползти слуху о том, что у вас роман, и неприятностей не оберешься.
– У кого у вас? – растерялась Катринка.
– Ну, у тебя с Жан-Клодом, – нетерпеливо пояснила Марго.
– А разве нет? – спросила Дэйзи.
– Чушь какая-то, – сказала Катринка, начиная раздражаться. – Абсолютная чушь.
– Да кто тебя осудит? – примирительно заговорила Жужка. – Никто. Ты его достойна.
– Да вы что, и впрямь считаете меня сумасшедшей?

Только про любовь - Трамп Ивана => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Только про любовь автора Трамп Ивана дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Только про любовь своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Трамп Ивана - Только про любовь.
Ключевые слова страницы: Только про любовь; Трамп Ивана, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 длинная женская куртка зима 

 https://dekor.market/