А-П

П-Я

 мойка кухонная купить 
 https://pompadoo.ru/brand/ean-patou/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

- Управляющий весь кипел гневом. - Если он поднимет на Питера руку, я его так отделаю, что век не забудет, паршивец этакий!
Питер Джи опустил доску, на которой записывал очки, и откинулся на спинку стула. Он выиграл третью партию. Питер посмотрел на Эдди и сказал:
- Теперь я могу играть с вами в бридж.
- Может быть, продолжим? - проворчал Дикон.
- Нет, я, право же, устал от этой игры, - сказал Питер Джи со свойственным ему спокойствием.
- Давайте сыграем еще партию, - настаивал Дикон. - Еще одну. Это же сущий разбой. Я проиграл пятнадцать фунтов. Либо проиграю вдвое больше, либо каждый останется при своих.
Мак-Мертрей хотел было вмешаться, но Гриф остановил его взглядом.
- Если действительно в последний раз, то я согласен, - сказал Питер Джи, собирая карты. - Кажется, мне сдавать. Если я правильно понял, ставка - пятнадцать фунтов. Либо вы будете мне должны тридцать фунтов, либо мы в расчете.
- Вот именно! Либо ничья, либо я плачу вам тридцать фунтов.
- Что, попало? - заметил Гриф, пододвигая стул.
Остальные стояли или сидели вокруг стола, а Дикону опять не везло. Было очевидно, что он умеет играть и играет хорошо. К нему просто не шла карта. Но он не умел сохранять хладнокровие, когда проигрывал. Он так и сыпал грубыми, отвратительными ругательствами и все время нападал на невозмутимого Питера Джи. Когда Питер уже закончил игру, у Дикона не было даже пятидесяти очков. Он не произнес ни слова и злобно посмотрел на своего противника.
- Кажется, недобор, - сказал Гриф.
- Значит, проигрыш вдвойне, - заметил Питер Джи.
- Без вас знаю, - огрызнулся Дикон. - Я учил арифметику. И должен вам сорок пять фунтов. Забирайте!
И он грубо швырнул на стол девять пятифунтовых банкнот, что само по себе было оскорблением. Однако Питер Джи оставался невозмутим и даже виду не подал, что его это как-то задевает.
- Дуракам счастье, но скажу вам по чести, что в карты играть вы все-таки не умеете, - продолжал Дикон. - Я показал бы вам, что значит играть в карты.
Питер Джи усмехнулся и, кивая головой, молча сложил деньги.
- Есть одна маленькая игра, которую называют казино, - не знаю, слышали ли вы о ней, - совсем детская игра.
- Я видел, как в нее играют, - мягко сказал Питер Джи.
- Что такое? - рявкнул Дикон. - Уж не хотите ли вы сказать, что умеете в нее играть?
- О нет, ни в коем случае. Боюсь, для меня это слишком сложно.
- Отличнейшая игра казино, - непринужденно вмешался Гриф. - Я очень люблю ее.
Дикон не удостоил его даже взглядом.
- Я сыграю с вами по десять фунтов партия, до тридцати одного, заявил Дикон. - И докажу вам, как мало вы смыслите в картах. Начнем. Где полная колода?
- Нет, благодарю вас, - ответил Питер Джи. - Меня ждут партнеры, мы будем играть в бридж.
- Да, да, идите к нам, - встрепенулся Эдди Литл. - И давайте начнем.
- Испугались маленького казино! - издевался Дикон. - Может быть, ставка слишком высока? Ну, так будем играть на пенсы и фартинги, если вам угодно.
Поведение австралийца было оскорбительно для всех присутствующих. И Мак-Мертрей не выдержал.
- Перестаньте, Дикон! Он же сказал, что не хочет играть. Оставьте его в покое.
Дикон свирепо повернулся к хозяину, но прежде чем он успел разразиться ругательствами, вмешался Гриф.
- Мне бы хотелось сыграть с вами в казино, - сказал он.
- Что вы понимаете в казино?
- Совсем немного, но я с удовольствием поучусь.
- Сегодня я не даю уроков на пенсы.
- Прекрасно! - ответил Гриф. - Я согласен почти на любую ставку... конечно, в разумных пределах.
Дикон решил отделаться от этого назойливого человека одним ударом.
- Мы сыграем по сто фунтов за партию, если вас это устраивает.
Гриф выразил свой полнейший восторг.
- Чудесно! Великолепно! Давайте начнем. Вы мелочь считаете?
Дикон был ошарашен. Он никак не ожидал, что гоботский торговец примет его предложение.
- Так вы мелочь считаете? - повторил Гриф.
Между тем Эндрюс принес новую колоду и выбросил джокера.
- Конечно, нет, - ответил Дикон. - Так играют только пай-мальчики.
- Прекрасно, - согласился Гриф. - Я тоже не люблю играть, как пай-мальчики.
- Значит, не любите? Ну что ж, тогда я вам предложу одну вещь: будем играть по пятьсот фунтов партия.
И Дикон снова был ошарашен.
- Согласен, - сказал Гриф, начиная тасовать карты. - Сначала идет вся масть и пики, потом большое и малое казино и, наконец, тузы, по старшинству, как в бридже. Согласны?
- Да я вижу, вы здесь ребята не промах, - засмеялся Дикон, но смех его звучал неестественно. - Откуда я знаю, есть ли у вас деньги?
- А откуда я знаю, что они есть у вас? Мак, какой кредит может мне предоставить Компания?
- Такой, какой вам нужно.
- Вы лично гарантируете это? - спросил Дикон.
- Ну, конечно, гарантирую. И будьте спокойны, Компания учтет его вексель на гораздо большую сумму, чем ваш чек.
- Снимите, - сказал Гриф, кладя колоду карт перед Диконом на стол.
Недоверчиво глядя на лица присутствующих, Дикон нерешительно начал снимать. Помощники управляющего и капитаны ободряюще кивнули.
- Я никого из вас не знаю, - жаловался Дикон. - Как я могу быть уверен? Вексель - это еще не деньги.
Тогда Питер Джи достал из кармана бумажник и, попросив у Мак-Мертрея авторучку, стал писать.
- Я еще ничего не купил, - сказал он, - значит, вся сумма лежит на моем счете. Гриф, я переведу ее на ваше имя. Здесь пятнадцать тысяч. Вот посмотрите.
Дикон перехватил чек, когда его передавали через стол, медленно прочитал и посмотрел на Мак-Мертрея.
- Чек надежный?
- Вполне. Такой же надежный, как ваш. И вообще бумаги Компании всегда надежны.
Дикон снял колоду и тщательно перетасовал карты. Первым сдавал он. Но ему по-прежнему не везло, и он проиграл первую партию.
- Сыграем еще, - сказал он. - Мы не договорились, сколько партий будем играть, и вы не можете бросить игру, когда я проигрываю. Будем дерзать.
Гриф стасовал карты и протянул колоду Дикону, чтобы тот снял.
- Давайте играть на тысячу, - сказал Дикон, проиграв вторую партию. И когда ставка в тысячу фунтов была проиграна так же, как перед этим две по пятьсот, он предложил играть на две тысячи.
- Ведь это прогрессия, - предостерегающе заявил Мак-Мертрей и тут же встретил ненавидящий взгляд Дикона. Однако управляющий был настойчив. - Вы умный человек и не соглашайтесь на удвоение ставок.
- Кто здесь играет, вы или он? - злобно выкрикнул Дикон, потом, обращаясь к Грифу, сказал: - Я проиграл две тысячи?
Гриф кивнул в знак согласия, началась четвертая партия, и Дикон выиграл. Каждый понимал, что, постоянно удваивая ставки, он вел нечестную игру. Хотя Дикон проиграл три партии из четырех, он не потерял ни пенса. Прибегая к этой детской уловке и удваивая ставки при каждом проигрыше, он рано или поздно должен был полностью отыграться при первом же выигрыше.
Было видно, что он не прочь прекратить игру, но Гриф снова протянул ему колоду.
- Как? - закричал Дикон. - Вы еще хотите?
- Я же ничего не выиграл, - капризно, словно оправдываясь, пробормотал Гриф, начиная сдавать. - Играем, как сначала, по пятьсот фунтов?
До Дикона, очевидно, дошло, что он ведет себя недостойно, и он ответил:
- Нет, продолжим по тысяче. И потом игра до тридцати одного тянется очень долго. Почему бы нам не сыграть до двадцати одного, если для вас это не слишком быстро?
- Это будет чудесная быстрая игра, - согласился Гриф.
Дикон играл в прежней манере. Он проиграл две партии, удвоил ставку и опять вернул проигранное. Но Гриф был терпелив, хотя та же самая история повторилась на протяжении часа несколько раз. Наконец произошло то, чего он так долго ждал: Дикон проиграл подряд несколько партий. Он удвоил ставку до четырех тысяч, потом до восьми - и проиграл опять, тогда он предложил удвоить ставку до шестнадцати тысяч.
Гриф отрицательно покачал головой.
- Вы же не можете играть на такую сумму. Компания предоставила кредит только на десять тысяч.
- Значит, вы не дадите мне отыграться? - хрипло спросил Дикон. Отобрали у меня восемь тысяч фунтов и бросаете карты? Надо дерзать!
Гриф, улыбаясь, покачал головой.
- Но это же грабеж, настоящий грабеж! - кричал Дикон. - Вы забрали мои деньги и не даете мне отыграться.
- Нет, вы ошибаетесь. Можете играть. У вас осталось еще две тысячи фунтов.
- Хорошо, мы сыграем на них, - прервал его Дикон. - Снимите.
Игра шла в полной тишине, которую прерывали лишь гневные выкрики и ругательства Дикона. Зрители молчаливо потягивали виски и снова наполняли стаканы.
Гриф не обращал внимания на своего беснующегося противника и играл очень сосредоточенно. В колоде было пятьдесят две карты, которые надо помнить, и он их помнил. Партия после последней сдачи была почти сыграна; Гриф бросил карты.
- Я кончил, - сказал он. - У меня двадцать семь.
- А если вы ошиблись? - угрожающе сказал Дикон; его лицо побледнело и вытянулось.
- Тогда я проиграл. Считайте.
Гриф пододвинул ему свои взятки, и Дикон начал пересчитывать их дрожащими пальцами. Потом он отодвинулся от стола, осушил стакан виски и огляделся: все смотрели на него с неприязнью.
- Кажется, со следующим пароходом мне надо ехать в Сидней, - сказал он, и впервые за весь день голос его прозвучал спокойно, без раздражения.
Впоследствии Гриф рассказывал:
- Если бы он начал хныкать или поднял гвалт, я бы ни за что не дал ему этого последнего шанса, но он вел себя, как подобает мужчине, и я не мог отказать ему в этом.
Дикон взглянул на часы, сделал вид, что зевает, и начал подниматься.
- Подождите, - сказал Гриф. - Может быть, вы еще хотите отыграться?
Дикон опустился на стул, хотел что-то сказать, но не мог, он только облизал пересохшие губы и кивнул головой.
- Утром капитан Доновен уходит на "Гунге" на Каро-Каро, - начал Гриф таким тоном, словно говорил о чем-то совершенно не относящимся к делу. Каро-Каро - это песчаная отмель посреди моря, на которой стоят несколько тысяч кокосовых пальм. Еще там растет пандус, но ни сладкий картофель, ни таро развести не удается. На острове живут около восьмисот туземцев, король и два премьер-министра, причем только эти двое носят кое-какую одежду. Это забытая богом дыра, и раз в год я посылаю туда с Гобото шхуну. Питьевая вода там, правда, солоновата на вкус, но старый Том Батлер пьет ее вот уже двенадцать лет и держится. Он там единственный белый. У него есть шлюпка и пятеро гребцов с островов Санта-Крус, которые - дай им только волю - немедленно бы сбежали или прикончили Тома. Потому-то их и послали на Каро-Каро. Оттуда не сбежишь. Ему посылают с плантаций самых буйных. Там нет миссионеров. Двух учителей туземцы с Самоа забили насмерть палками, едва они сошли на берег.
Вы, конечно, удивлены, зачем я все это рассказываю. Наберитесь терпения. Так вот, завтра утром капитан Доновен отправится в свой ежегодный рейс на Каро-Каро. Том Батлер стар, ему уже трудно вести дела. Я предлагал ему вернуться в Австралию, но он не соглашается, говорит, что хочет умереть на Каро-Каро; так оно и будет через год-два. Старый чудак! Но теперь туда пора послать кого-нибудь помоложе, чтобы он заменил там Батлера. Как вам нравится эта работа? Вам пришлось бы пробыть там два года.
Подождите! Я еще не кончил.
Сегодня вы много говорили о том, что надо дерзать. А что дерзновенного в том, чтобы просаживать деньги, которые не стоили тебе ни капли пота? Проигранные вами десять тысяч достались вам от отца или какого-нибудь родственника, которому, наверно, пришлось немало попотеть, прежде чем он их заработал. Но если вы пробудете два года на Каро-Каро в качестве агента, это уже кое-что значит. Я ставлю десять тысяч фунтов, которые выиграл у вас, против вашего обязательства провести два года на Каро-Каро. Если вы проиграете, то поступаете ко мне на службу и завтра утром отправляетесь на остров. Вот это можно назвать настоящим дерзновением. Будете играть?
Дикон не мог выговорить ни слова. У него застрял комок в горле, и, беря карты, он только кивнул головой.
- Одну минуту, - сказал Гриф. - Я даже пойду вам навстречу. Если вы проиграете, то два года вашей жизни принадлежат мне - безо всякого жалованья. Если вы будете хорошо работать, будете выполнять все правила и инструкции, то за два года заработаете у меня десять тысяч фунтов, по пять тысяч фунтов в год. Деньги будут депонированы на счет Компании и по истечении срока выплачены вам с процентами. Вас это устраивает?
- Даже больше, чем устраивает, - с трудом выдавил из себя Дикон. - Но вы же идете на явный убыток. Агент получает каких-нибудь десять пятнадцать фунтов в месяц.
- Отнесем это за счет дерзания, - сказал Гриф, как бы давая понять, что говорить тут не о чем. - Но прежде чем начать, я набросаю для вас несколько жизненных правил. Вы будете их повторять вслух каждое утро в течение двух лет - если, конечно, проиграете. Они пойдут вам на пользу. Я уверен, что, когда вы их повторите на Каро-Каро семьсот тридцать раз, они навсегда врежутся в вашу память. Мак, дайте мне, пожалуйста, вашу ручку. Итак...
Несколько минут он кое-что быстро писал, а потом начал читать вслух:
"Я должен раз и навсегда запомнить, что каждый человек достоин уважения, если только он не считает себя лучше других".
"Как бы я ни был пьян, я должен оставаться джентльменом. Джентльмен это человек, который всегда вежлив. Примечание: лучше не напиваться пьяным".
"Играя с мужчинами в мужскую игру, я должен вести себя, как мужчина".
"Крепкое словцо, вовремя и к месту сказанное, облегчает душу. Частая ругань лишает ругательство смысла. Примечание: ругань не сделает карты хорошими, а ветер - попутным".
"Мужчине не разрешается забывать, что он мужчина. Такое разрешение не купишь за десять тысяч фунтов".
Когда Гриф начал читать, Дикон побледнел от гнева. Потом шея и лицо его начали багроветь, и он сидел красный, как рак.
- Вот и все, - сказал Гриф, складывая бумагу и бросая ее на середину стола. - Ну как, вы еще хотите играть?
- Так мне и надо, - отрывисто пробормотал Дикон. - Я осел. Мистер Джи, независимо от того, выиграю я или проиграю, мне хотелось бы извиниться перед вами. Может быть, всему виной виски, я не знаю, но я осел, грубиян и хам.
Он протянул Питеру Джи руку, и тот радостно пожал ее.
- Послушайте, Гриф, - воскликнул Джи, - он, право же, парень что надо. Давай кончим это дело, выпьем на прощание и все забудем.
Гриф хотел было что-то возразить, но Дикон крикнул:
- Нет, я этого не допущу. Играть - так играть до конца. И если суждено Каро-Каро, пусть будет Каро-Каро. И хватит об этом.
- Правильно, - сказал Гриф, начиная тасовать колоду. - И если он сделан из крепкого материала, Каро-Каро ему не повредит.
Игра была острая и упорная.
1 2 3
 купить стильную куртку женскую 

 https://dekor.market/plitka/iskusstvennyj-kamen/