А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/rakoviny/dlya-mashinki/ 
 мужские духи kenzo в pompadoo 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Ник включил зажигание, расчистил от наледи часть ветрового стекла и укатил. Часом позже, когда он вернулся, Делейни, полностью одетая, ждала его у своей двери, на верхней площадке лестницы. Ник вышел из машины и направился к ней.
– Тебе повезло, что я не позвонила шерифу, – сказала Делейни.
Ник взял ее руку и бросил в ладонь ключи. Их глаза находились на одном уровне, между его и ее губами было всего несколько дюймов.
– Помедленнее.
«Помедленнее»? У Делейни перехватило дыхание, сердце забилось учащенно, она ждала, что Ник вот-вот ее поцелует. Он был так близко, что если она совсем немного наклонится вперед…
– Очень советую тебе ездить помедленнее, – сказал он, повернулся и стал спускаться по лестнице.
Делейни захлестнуло разочарование. Она проводила Ника взглядом, а когда он скрылся за дверью конторы, спустилась и подошла к «кадиллаку». Посмотрела через окно на флаконы с лаком и гелем, которые она накануне вечером побросала на заднее сиденье. Вмятин не было, царапин не было, «кадиллак» выглядел как всегда, за исключением того, что теперь у него были новенькие, прямо-таки сияющие новизной, зимние шины.
Утро понедельника выдалось достаточно спокойным, и Делейни успела развесить гирлянду на рождественском деревце, которое купила специально для салона. Сосенка была всего три фута высотой, но весь салон сразу наполнился ароматом хвои. К полудню работа заспорилась, и до половины шестого клиенты шли один за другим. В шесть в Ларкспур-парке должно было начаться подведение итогов конкурса ледяных скульптур. Закончив работу, Делейни быстро переоделась в джинсы и бежевый хлопковый свитер с американским флагом на груди, надела ботинки «Доктор Мартенс». Ее не очень интересовали ледяные скульптуры, но она хотела найти некоего баска, который вчера сменил шины на машине Генри.
К тому времени, когда Делейни приехала в Ларкспур, площадка для парковки была почти заполнена и жюри конкурса ледяных скульптур уже работало. Солнце село, и огни фонарей отражались в огромных прозрачных фигурах, словно населяющих страну чудес. Делейни прошла мимо Красавицы и Чудовища высотой в десять футов, мимо человека с навьюченным мулом, мимо Паффа с волшебным драконом. В каждой скульптуре была какая-нибудь изюминка, из-за которой скульптура в ярком свете на фоне темного неба казалась живой. Делейни прошла через толпу, собравшуюся вокруг Дороти с Тото, миновала огромную утку и корову размером с фургон. Было зябко, в зимнем воздухе мерзли уши. Делейни засунула руки в карманы шерстяного пальто. Скульптура, представленная «Аллегрецца констракшн», находилась в западной части парка, ближе к краю, вокруг нее собрались зрители и судьи. Ник и Луи сделали изо льда пряничный домик, скульптуру дополняли сахарный тростник, мармеладные шарики и леденцы-трости. Дом был достаточно большой, чтобы в него можно было заходить, но, до тех пор пока судьи не примут решение, вход был перегорожен натянутой веревкой. Делейни огляделась в поисках Ника и увидела его рядом с братом. На нем была черная парка с белой подкладкой, джинсы и рабочие ботинки. Рядом, взяв Ника под руку, стояла Гейл Оливер. От ревности Делейни почувствовала нечто вроде горячего кома в животе. У нее бы, наверное, не хватило храбрости подойти и она прошла бы мимо, но Ник поднял взгляд и посмотрел ей прямо в глаза. Делейни заставила себя подойти к нему, но заговорила не с ним, а с Луи – так ей было легче.
– Лайза где-нибудь здесь?
– Софи попросила проводить ее в туалет. – Луи перевел взгляд с Делейни на Ника и обратно. – Не уходи, она сейчас вернется.
– Вообще-то я хотела поговорить с Ником.
Делейни повернулась и посмотрела на мужчину, повинного в тех противоречивых чувствах, которые сталкивались в ее сердце. Делейни смотрела в его лицо и понимала, что ее когда-то угораздило влюбиться в мальчишку, который ее одновременно и восхищал, и мучил. Теперь они оба взрослые, но ничего не изменилось. Он только нашел новые и более действенные способы ее мучить.
– Если у тебя есть минутка, я хотела бы с тобой поговорить, – сказала она.
Ни слова не говоря, Ник отцепился от Гейл и направился к Делейни.
– В чем дело, Дикарка?
Делейни посмотрела на людей, которые их окружали, потом на Ника. Щеки его покраснели, и на темном фоне неба был виден пар от его дыхания.
– Я хотела поблагодарить тебя за зимние шины. Я думала, что встречу тебя возле конторы, но ты сегодня не приходил. Вот я и решила, что могу застать тебя здесь. – Делейни покачнулась на пятках и посмотрела на носки своих ботинок. – Почему ты это сделал?
– Что?
– Поставил на машину Генри зимние шины. Ни один мужчина никогда не делал мне такого подарка. – С ее губ сорвался нервный смешок. – Это очень мило с твоей стороны.
– Ну да, такой уж я славный парень.
Делейни улыбнулась уголком рта.
– Нет, ты не славный. – Она покачала головой и посмотрела ему в глаза. – Большую часть времени ты грубый и несносный.
Ник сверкнул белозубой улыбкой, от его глаз разбежались лучики морщинок.
– А каким я бываю в остальное время?
Делейни сжала холодные пальцы в кулак и подула на них, согревая дыханием.
– В остальное время ты бываешь самодовольным.
Ник взял руку Делейни и сжал ее своими большими теплыми ладонями.
– А еще?
– А еще я вижу, что пришла не вовремя. – Делейни высвободила свою руку и сунула ее в карман. – Поговорим и другой раз, когда ты не будешь занят.
– Я и сейчас не занят, – сказал он как раз тогда, когда Гейл подошла и встала рядом.
– Привет, Делейни.
– Здравствуй, Гейл.
– Я не смогла прийти в субботу на показ. – Гейл посмотрела на Ника и улыбнулась. – У меня были другие дела, но я слышала прекрасные отзывы о твоих прическах.
– По-моему, показ всем понравился. – Делейни отступила на шаг. От ревности у нее все внутри переворачивалось, и ей нужно было срочно уйти от Ника и Гейл, чтобы не видеть их вместе. – Увидимся.
– Куда ты собралась? – спросил Ник.
– Мне нужно проведать Дьюка и Долорес. – Делейни почувствовала, как жалко прозвучал ее ответ. – А потом я встречаюсь с друзьями, – соврала она, чтобы спасти хоть какие-то остатки гордости.
Она помахала рукой и повернулась, чтобы уйти. Ник догнал ее в три шага.
– Я провожу тебя до машины.
– В этом нет необходимости. – Она посмотрела сначала на него, потом на Гейл, которая провожала их взглядом. – Иди, а то твоя девушка рассердится.
– Гейл не моя девушка, – сказал Ник, направляясь с Делейни к автостоянке. – И за нее не беспокойся. – Он взял руку Делейни и засунул ее в карман своей куртки. – Зачем тебе навещать собак Генри?
Они прошли мимо ледяного джинна, сидящего у своей волшебной лампы. Делейни не знала, верить ли Нику насчет Гейл, но решила пока оставить эту тему.
– Мать уехала с Максом. – Ник переплел ее пальцы со своими, и по руке Делейни пробежали горячие мурашки. – Они собираются провести Рождество в морском круизе.
Пока они обходили толпу, собравшуюся вокруг джинна, Ник замедлил шаг.
– А ты? Где ты проведешь Рождество?
Мурашки, разбегавшиеся по руке Делейни, достигли локтя и поползли выше.
– Мы с матерью отпразднуем Рождество, когда она вернется. Ничего страшного, я привыкла оставаться в праздники одна. Все равно с тех пор, как уехала из Трули, я ни разу не отмечала Рождество по-настоящему.
Некоторое время Ник молчал. Они вышли из круга света от фонаря и оказались в темноте.
– Звучит так, словно тебе одиноко.
– Вовсе нет. К тому же обычно кто-нибудь из знакомых на Рождество приглашает меня в гости. Кроме того, я же сама выбрала такую жизнь, я могла бы вернуться домой, извиниться перед родителями за то, что я их разочаровала, и притвориться такой дочерью, какой они хотели бы меня видеть. Но я считаю, что несколько подарков и рождественское полено не стоят моей свободы и гордости. – Делейни пожала плечами и сменила тему: – Ты так и не ответил на мой вопрос.
– Какой вопрос?
– Про шины. Зачем ты их сменил?
– Пока ты водишь эту громадину; доставшуюся от Генри, все в опасности. Ты бы непременно кого-нибудь сбила – это лишь вопрос времени.
Делейни посмотрела на его профиль.
– Врешь.
– Верь в то, во что тебе хочется верить. – Ник упорно отказывался признавать, что ему небезразлична ее судьба.
– Сколько я тебе должна?
– Считай, что это был рождественский подарок.
Они сошли с края тротуара на площадку для парковки и прошли между «бронко» и микроавтобусов.
– А у меня нет для тебя подарка.
– Есть. – Ник остановился и поднес ее руку к своему рту. Коснувшись губами костяшек ее пальцев, он спросил: – Так какой я, когда не грубый и не несносный? И не самодовольный?
В темноте Делейни было плохо видно его лицо, но ей и не нужно было заглядывать ему в глаза, чтобы знать, каким взглядом он сейчас на нее смотрит. Она буквально физически ощущала его взгляд.
– Ты… – Делейни почувствовала, что тает – прямо на автостоянке, при температуре ниже нуля, при том, что у нее замерзли ноги. Она тает и хочет быть с Ником. – Ты мужчина, о котором я все время думаю.
Она высвободила руку и привстала на цыпочки.
– Я думаю о твоем красивом лице, о твоих широких плечах, о твоих губах. – Делейни обняла Ника за шею и прижалась к нему. Он погладил ее по спине, крепче прижимая к себе. Сердце ее забилось так, что стук отдавался в ушах. Она уткнулась холодным носом в теплую кожу Ника чуть пониже уха. – А еще мне хочется тебя облизать.
Руки Ника замерли.
– Всего целиком.
Она коснулась кончиком языка его шеи.
– Иисусе, Иосиф и Мария! – простонал Ник. – Когда у тебя встреча с друзьями?
– С какими друзьями?
– Ты сказала, что сегодня встречаешься с друзьями.
– Ах это… – Делейни напрочь забыла о своей выдумке. – Это не важно. Если я не приду, они не расстроятся.
Ник немного отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо.
– А как с собаками?
– Мне обязательно нужно хотя бы ненадолго их выпустить. А как насчет Гейл?
– Я же тебе сказал, что о ней ты можешь не беспокоиться.
– Вы с ней встречаетесь?
– Мы с ней видимся.
– Ты занимаешься с ней сексом?
Делейни было видно, как уголки его губ опустились.
– Нет.
Сердце Делейни запело. Она припала к губам Ника таким страстным поцелуем, что скоро обоим перестало хватать воздуха.
– Пойдем со мной.
– В дом Генри?
– Да.
Некоторое время Ник молчал, и Делейни не знала, о чем он думает. Наконец он сказал:
– Встретимся там, я подъеду. Я должен поговорить с Луи и заскочить в аптеку.
Делейни не нужно было спрашивать зачем. Ник быстро поцеловал ее и ушел. Делейни смотрела, как он удаляется уверенной походкой.
По дороге к дому матери она мысленно убеждала себя, что на эту ночь Ник принадлежит ей, а все остальное не имеет значения. Она ощущала легкую вибрацию шипов, вонзающихся в снег, и твердила себе, что сегодняшней ночи ей достаточно, – твердила и старалась в это поверить.
Когда Делейни открыла входную дверь, Дьюк и Долорес радостно встретили ее мокрыми языками и нетерпеливо виляющими хвостами. Она выпустила собак и постояла на дорожке, глядя, как они прыгают в снегу, доходившем им до животов, – два коричневых зверька на белом покрывале снега. На этот раз Делейни не забыла надеть перчатки, она слепила несколько снежков и бросила Дьюку, который ловил их зубами.
Делейни гуляла с собаками и думала, вдруг ей удастся убедить Ника, что ему хватит ее одной. Ей хотелось верить, что у него сейчас больше никого нет. Хотелось верить ему, когда он говорил, что не занимается сексом с Гейл, но так ли это было? Делейни бросила снежок Долорес. Он попал собаке в бок, и та завертела головой, не понимая, что произошло. Делейни знала, что ее и Ника объединяет нечто большее, чем секс, и думала, что Ник тоже это понимает. Она видела это по его глазам, когда он на нее смотрел. В его пристальном, напряженном взгляде горела страсть, и Делейни надеялась, что после сегодняшней ночи он может решить, что ему нужна только она.
«Я не способен быть верен одной женщине, а ты не сказала ничего такого, что вызвало бы у меня желание попытаться».
Он ее хочет. Она хочет его. Он ее не любит. Она любит его так, что даже больно. Чувство пришло к ней не как медленное блаженное скольжение по тоннелю любви. Как и все, что связано с Ником, оно обрушилось на нее, застало врасплох, ошеломило. И она настолько растерялась, что сейчас ей хотелось одновременно и смеяться, и плакать. И еще, может быть, залечь куда-то и не выходить оттуда, пока ей не удастся во всем разобраться.
Скатывая новый снежок, Делейни услышала шум мотора и только потом увидела свет фар. Внедорожник остановился на освещенной площадке перед гаражом. Дьюк и Долорес с неистовым лаем помчались через двор к машине. Дверца джипа открылась, и Ник вышел из машины.
– Привет, собачки. – Он наклонился почесать собак за ушами и только потом поднял голову. – Привет, Дикарка.
– Когда ты перестанешь называть меня так?
Он снова посмотрел на собак.
– Никогда.
Делейни бросила снежок и попала Нику по макушке. Неплотный ком снега рассыпался от удара и обсыпал темные волосы Ника и плечи черной парки. Ник медленно выпрямился и тряхнул головой, разбрасывая вокруг себя снежинки.
– А я думал, ты уже знаешь, что со мной играть в снежки опасно.
– Что ты мне сделаешь? Поставишь синяк?
– Нет.
Ник двинулся к Делейни, и в скрипе его ботинок по снегу послышалось нечто зловещее. Делейни зачерпнула еще снега и быстро слепила неплотный ком.
– Смотри, не вздумай выкинуть какую-нибудь шутку, не то пожалеешь.
– Ну, Дикарка, ты меня напугала.
Делейни швырнула в Ника снежком, и тот рассыпался о его широкую грудь.
– Это то, что я тебе задолжала.
Она попятилась, почти по колено утопая в пушистом снегу.
– Ты мне много чего задолжала. – Ник схватил ее за локти и приподнял так, что ее ноги перестали касаться земли. – После того как я получу с тебя все долги, ты неделю не сможешь ходить.
– Ты меня напугал, – протянула Делейни.
Ник посмотрел на нее из-под опущенных век, и Делейни подумала, что сейчас он прижмет её к себе и поцелует. Но нет. Он ее отбросил. Взвизгнув от неожиданности, Делейни пролетела несколько футов и распласталась на снегу. Это было похоже на падение на пуховую перину. Она лежала и смотрела в темное небо, усыпанное звездами. Дьюк и Долорес с лаем подбежали к ней и принялись лизать щеки. Сквозь их лай был слышен глубокий сочный смех. Делейни оттолкнула собак и села.
– Ах так!.. – Она вытряхнула снег из-за воротника и отряхнула перчатки. – Помоги мне встать.
Делейни протянула руку, дождалась, пока Ник потянет ее вверх, а потом изо всех сил рванула его на себя, увлекая вместе с собой в снег. Охнув, Ник свалился на нее и озадаченно нахмурился, не совсем понимая, как это произошло.
Делейни попыталась вздохнуть, но не смогла.
– А ты, оказывается, тяжелый.
Ник перекатился на спину, увлекая Делейни за собой, чего она и добивалась. Её ноги оказались между его ног, и она обеими руками схватила его за воротник.
– Проси пощады, тогда я тебе ничего не сделаю.
Ник посмотрел на Делейни как на сумасшедшую.
– У девушки? Да ни за что на свете!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
 свитера с горлом женские 

 церсанит латте заказ онлайн 
 сп674 плитка cp onice bianco lucido 118 x 258