А-П

П-Я

 сантехника королев магазин 
 https://pompadoo.ru/product/3933-montale-fruits-of-the-musk/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Он снова выпрямился и быстро поцеловал ее. Потом обхватил за талию, приподнял и усадил на капот «мустанга». Поставив ее ступни на хромированный бампер, сказал:
– Делейни, ложись.
– Зачем?
Делейни положила руку ему на грудь, потом опустила ее ниже и прижала ладонь к твердому бугру под молнией джинсов.
– Я хочу, чтобы тебе стало по-настоящему хорошо.
– Мне уже хорошо.
Ник встал между ее коленями, и она обняла его за шею.
– Значит, будет еше лучше.
Ник поцеловал ее так, будто хотел поглотить целиком. Потом оторвался от ее губ и сказал:
– Я хочу тебя разжечь.
Делейни смотрела в его красивое лицо, и ей хотелось, чтобы он занялся с ней любовью. Она хотела, чтобы Ник стал ее учителем.
– Да, – сказала она, соглашаясь на все.
Ник улыбнулся и ловко снял с нее трусики. Делейни почувствовала, как тонкий хлопок соскальзывает по ее ногам. Ник погладил ее бедра с внутренней стороны и коснулся большим пальцем того места, где она была влажной. Удовольствие, которое испытала Делейни, было неописуемым. Его пальцы гладили ее влажную плоть, и она уже готова была завизжать.
– Еще?
– Да, – прошептала Делейни, закрывая глаза. Наслаждение было таким острым, что почти доходило до грани боли. Делейни хотелось, чтобы оно прекратилось, но в то же время хотелось, чтобы оно длилось вечно. Ей хотелось, чтобы Ник лежал на ней, обнаженный, хотелось обнять его горячее тело. Она открыла глаза и посмотрела на Ника. Он стоял между ее ног и смотрел на нее из-под полуопущенных век.
– Ник, займись со мной любовью.
– Я дам тебе кое-что получше, – сказал он. – Я сделаю так, чтобы ты кончила. – Он опустился на одно колено и нежно поцеловал кожу на внутренней стороне ее бедра.
Делейни застыла. Она была рада, что вокруг темнота. Когда она говорила «да», то не имела в виду это.
Она бы сжала ноги, но Ник мешал. Она, конечно, не знала, что именно он будет делать, но была уверена, что не это.
Но он сделал. Он приподнял ее за бедра навстречу своему горячему рту. Делейни потрясенно застыла. Она поверить не могла, что он сделал это. И продолжает делать. Она хотела было сказать, чтобы он прекратил, но от наслаждения, охватившего все ее существо, она не могла вымолвить ни слова. По ее телу прошла дрожь, и, вместо того чтобы отпрянуть, Делейни выгнула спину. Ник ласкал ее языком и губами также, как до этого ласкал грудь.
– Ник, – простонала она.
Ее наслаждение росло, каждое движение его языка все ближе подталкивало ее к пику. Ник положил одну ее ногу себе на плечо и накрыл чувствительную плоть всем ртом. Внутри у Делейни нарастали невероятные ощущения, она все ближе подходила к пику – наконец, еще одно движение, и Ник заставил ее перейти этот пик.
Делейни почувствовала, как на нее накатывают горячие волны экстаза, звезды над ее головой расплылись. Невольно содрогаясь, она снова и снова выкрикивала имя Ника. Когда все стихло, у нее возникло ощущение, что она изменилась. Делейни была потрясена тем, что сделала, – и тем, кто с ней это сделал, но ни о чем не жалела. Никогда в жизни она не чувствовала себя столь близкой другому человеку – никогда и никому, – и ей хотелось, чтобы Ник ее обнял.
– Ник?
– М-м-м?..
Он нежно поцеловал внутреннюю поверхность ее бедра.
От прикосновения его губ Делейни словно очнулась и со смущением осознала, в какой позе она лежит. Ее щеки вспыхнули. Она сняла ногу с плеча Ника и села.
Ник встал и взял ее голову в ладони.
– Еще?
Может, Делейни и была наивной, но уж точно не дурой, и понимала, о чем он спрашивает. И хотела доставить ему такое же наслаждение, какое только что испытала сама.
– Да.
Она вытянула его футболку из-под пояса джинсов и расстегнула пуговицу. Но Ник остановил ее, взяв за запястья.
– Минутку.
Едва он это сказал, как ему в лицо ударил луч света.
– Проклятие!
Делейни оглянулась, и ее ослепил свет фар быстро приближающегося автомобиля. В одно мгновение она оттолкнула Ника и спрыгнула с капота. Ее платье лежало на земле, и она дотянулась до него в ту же секунду, когда рядом с «мустангом» затормозил серебристый «линкольн» Генри. Делейни натянула платье через голову, но руки плохо ее слушались и ей не сразу удалось застегнуть пуговицы.
– Помоги! – крикнула она, ни к кому конкретно не обращаясь.
Ник повернулся и взялся за пуговицы на уровне ее талии. Он что-то прошептал, но у Делейни так шумело в ушах, что она его не расслышала.
– Отойди от нее! – рявкнул Генри, распахивая дверцу машины.
Делейни сумела справиться с двумя верхними пуговицами, но унять охватившую ее панику была не в силах. Опустив взгляд, она увидела, что ее трусики валяются на земле и на них стоит нога Ника. Она нервно всхлипнула.
– Убери от нее свои грязные лапы, черт тебя дери!
Делейни подняла голову. Генри стоял совсем рядом. Он оттолкнул Ника и загородил собой Делейни. Мужчины были одного роста, одинакового телосложения, с одинаково сверкающими серыми глазами. Свет фар «линкольна» вырисовывал все в малейших деталях. Можно было разглядеть тонкие полоски на рубашке Генри, седину в волосах.
– Не думал, что ты можешь так низко пасть, – сказал Генри, тыча пальцем в Ника. – Я всегда знал, что ты меня ненавидишь, но не думал, что ради того, чтобы насолить мне, ты опустишься до такого.
– А может, это не имеет никакого отношения к тебе? – сказал Ник, хмуря брови.
– Черта с два не имеет. Ты всю жизнь меня ненавидел и ревновал к Делейни с первого же дня, как я женился на ее матери.
– Ты прав, я ненавидел тебя всю жизнь. Ты сукин сын, и лучшим твоим подарком моей матери было то, что ты отрицал, будто вообще спал с ней.
– И вот ты наконец дождался удобного случая. Ты трахнул Делейни только для того, чтобы отомстить мне!
Ник скрестил руки на груди и перенес вес на одну ногу.
– А может быть, я ее трахал потому, что у меня на нее член встал?
– Мне бы следовало избить тебя до полусмерти.
– Попытайся, старик.
– О Господи! – простонала Делейни, покончив наконец с застежкой. – Генри, мы не…
Генри не дал ей договорить.
– Иди в машину!
Она посмотрела на Ника – нежного любовника, который заставил ее почувствовать себя прекрасной, не было.
– Ник, скажи ему!
Совсем недавно она ощущала необыкновенную близость к Нику, но теперь ей казалось, что она вообще его не знает. За несколько минут он стал совсем другим. Или, может, именно таким он и был. Неприветливый мужчина, который стоял сейчас перед ней, был тем самым Ником, которого она знала с детства, а мужчина, который ее подвез, был лишь иллюзией.
– Пожалуйста, скажи ему, что ничего не произошло! – взмолилась Делейни. Она хотела, чтобы Ник защитил ее, помог ей выбраться из ужасной ситуации. – Скажи ему, что мы ничего не сделали!
Ник многозначительно поднял одну бровь.
– О чем именно ты хочешь, чтобы я ему соврал, а, Дикарка? Он видел, как ты сидела на капоте моей машины, а если бы появился на несколько минут раньше, то увидел бы гораздо больше.
– Ну что, отомстил мне? – Генри схватил Делейни за руку и подтолкнул к Нику. – Только для того, чтобы поквитаться со мной, ты осквернил невинную девушку.
Делейни смотрела в суровые глаза Ника и не знала, чему верить. Ей хотелось отыскать хоть малейший признак того, что ему небезразлично происходящее, но он смотрел на нее и во взгляде не было ни капли теплоты. Еще несколько минут назад она была уверена, что Генри ошибается, но сейчас уже не знала, что думать. По ее щеке сползла слезинка.
– Это правда? – спросила она. – Ты меня использовал, чтобы досадить Генри?
– А ты как думаешь?
То, что Ник с ней делал, было настолько интимным, что мысль, будто он ее просто использовал, была для Делейни невыносима. Ей хотелось, чтобы Ник сказал Генри, что тот не прав, что он целовал и ласкал ее потому, что желал ее, а вовсе не потому, что стремился отомстить Генри.
– Я не знаю!
– Не знаешь?
– Нет.
Ник помолчал. Делейни показалось, что пауза тянулась вечность. Наконец он сказал:
– Тогда верь Генри.
Спотыкаясь, Делейни бросилась к «линкольну», ее грудь сдавило от сдерживаемых рыданий. Она успела сесть в машину до того, как по шеке скатилась новая слеза. Холодная кожа сиденья напомнила Делейни о том, что под платьем на ней ничего нет. Она посмотрела в окно на мужчин и сквозь стук собственного сердца услышала, как Генри угрожает Нику.
– Держись от моей дочери подальше! – кричал он. – А не то я превращу твою жизнь в ад!
– Попробуй, – сказал Ник. Он говорил негромко, и Делейни едва слышала его голос сквозь толстые стекла окна. – Но ты ничего не сможешь мне сделать.
– Это мы еще посмотрим. – Генри подошел к машине. – Держись от Делейни подальше!
С этим последним предупреждением он сел за руль и дал задний ход. Свет фар на несколько кратких секунд озарил Ника. И в течение этих коротких секунд Делейни видела его белую футболку, вытащенную из-под пояса, расстегнутую пуговицу джинсов. Ник наклонился, чтобы что-то поднять с земли, – Делейни не успела разглядеть, что именно, – Генри крутанул руль, и «линкольн» свернул к дороге. Впрочем, она и так знала, за чем наклонился Ник. Она тщательно подоткнула платье под свои голые бедра.
– Твою мать это убьет, – прошипел Генри.
«Очень может быть», – подумала Делейни, глядя на свои руки. На ее палец упала слеза.
– Она зашла пожелать тебе спокойной ночи и обнаружила, что тебя нет в комнате. – Генри свернул на главную дорогу и прибавил газ. – Гвен чуть с ума не сошла от беспокойства – боялась, что тебя похитили.
Делейни прикусила губу, чтобы удержаться от привычных извинений. Даже если мать из-за нее волновалась, сейчас ей это было безразлично.
– Она еще не знает, что правда страшнее, чем она могла себе представить.
– Как ты меня нашел?
– Вообще-то это не имеет значения, но скажу – несколько человек в районе торгового центра видели, как ты садилась в машину Аллегреццы. Если бы вы не оставили ворота на Энджел-Бич открытыми, у меня бы ушло на поиски намного больше времени, но я бы все равно тебя нашел.
Делейни в этом не сомневалась. Она отвернулась и стала смотреть в темноту за окном.
– Просто не верится, что ты меня выслеживал. Мне восемнадцать лет, а ты ездил по городу и высматривал меня, как будто мне десять. Поверить не могу.
– А я не могу поверить, что застал тебя голой с мужиком, как дешевую проститутку.
И Генри ругал ее, не умолкая вплоть до того момента, когда заехал в гараж.
Стараясь держаться спокойно, насколько это вообще было возможно, учитывая обстоятельства, Делейни вышла из машины и вошла в дом. Мать встретила ее в кухне.
– Где ты была? – спросила Гвен, переводя взгляд с лица Делейни на ее ноги и обратно.
Делейни, не отвечая, прошла мимо. Генри сам все расскажет Гвен – он всегда так поступал, – а потом они вместе решат ее судьбу. Будь она ребенком, они бы, пожалуй, ее выпороли. Делейни поднялась в свою комнату и закрыла за собой дверь. Сегодняшний случай только показал, что ей абсолютно бесполезно пытаться обрести независимость.
Она посмотрела на себя в зеркала: лицо бледное, глаза красные, на шеках следы размазанной туши, – но в остальном она выглядела как обычно. Глядя на нее, никто бы не догадался, что ее мир рухнул и она оказалась в каком-то другом месте. Комната ее была точно такой же, как несколько часов назад, когда она удирала отсюда через окно. Фотографии, приклеенные к зеркалу, розы на покрывале кровати – все как всегда, и в то же время все изменилось. Изменилась она сама.
Она позволила Нику делать то, что не могло ей привидеться даже в самом безумном сне. Да, она слышала про оральный секс, несколько девчонок из их математического класса хвалились, что умеют делать минет, но до сегодняшнего дня Делейни не верилось, что люди на самом деле этим занимаются. Теперь она знала, что это так. А еще теперь она знала, что мужчине даже не обязательно, чтобы девушка, с которой он этим занимается, ему нравилась. Она узнала, что мужчина может заниматься с женщиной чем-то невероятно интимным по причинам, не имеющим ничего общего с взаимной страстью. Теперь она узнала, каково это – быть использованной.
Вспомнив, как теплые губы Ника касались внутренней стороны ее бедра, Делейни покраснела и отвернулась от своего отражения. Ей было неловко смотреть на себя. Она хотела почувствовать себя свободной. Свободной от контроля со стороны Генри. Свободной от прежней жизни.
Какой же она была дурой!
Делейни переоделась в джинсы и футболку, умылась и пошла в кабинет Генри, где, как она знала, ее будут ждать родители. Они стояли возле большого письменного стола красного дерева. Судя по выражению лица Гвен, Генри уже посвятил ее во все мельчайшие подробности произошедшего.
Когда Гвсн посмотрела на дочь, ее большие голубые глаза расширились.
– Я просто не знаю, что тебе сказать.
Делейни села на обитый кожей стул перед столом. Тот факт, что мать не знала, что сказать, и прежде никогда не мешал ей высказываться. Не остановил он ее и сейчас.
– Скажи, что Генри ошибся, что он не застал тебя в компрометирующей ситуации, да еще и с этим Аллегреццей.
Делейни промолчала. Она знала, что ей не победить. Она никогда не побеждала.
– Как ты могла? – Гвен покачала головой и прижала руку к горлу. – Как ты могла так поступить со своей семьей? Когда вылезала через окно, ты не подумала о том, какое место в обществе занимает отец? Когда ты позволяла этому Аллегрецце тебя лапать, ты хоть на секунду опомнилась, подумала о том, что от твоего поведения пострадает отец?
– Нет.
Когда голова Ника находилась между ее ног, она не думала о родителях, она была целиком занята тем, что, как потом оказалось, было ее унижением.
– Ты же знаешь, как в этом городе любят сплетничать. К десяти утра завтрашнего дня о твоем позорном поведении будут знать абсолютно все. Как ты могла?
– Ты глубоко ранила мать, – добавил Генри. Они с Гвен держались как команда борцов, каждый из которых был готов вступить в схватку в ту же секунду, как из нее выйдет напарник. – Не представляю, как она сможет смотреть людям в глаза в этом городе, когда о твоем позоре станет известно. – Он нацелил на Делейни палец в обвинительном жесте. – Такого мы от тебя не ожидали. Ты всегда была хорошей девочкой, нам и в голову не могло прийти, что ты способна на столь вульгарное поведение. Не думал я, что ты опозоришь семью. Ты оказалась совсем другим человеком, не такой, какой я тебя считал. По-видимому, по-настоящему мы тебя не знали.
Делейни сжала кулаки. Она понимала, что лучше помалкивать, оправдываться бесполезно, только хуже сделаешь. Знала, что, если скажет хоть что-нибудь, Генри сочтет, что она с ним спорит, а он терпеть не может, когда с ним спорят. И все же не удержалась.
– Это потому, что вы никогда и не стремились меня узнать, – сказала она. – Вас интересовало только, как будете выглядеть вы, а что при этом чувствую я, вам было безразлично.
– Лейни! – ахнула Гвен.
– Вам безразлично, что я не хочу сразу поступать в колледж. Я вам говорила, что не хочу уезжать, но вы все равно заставляете меня ехать.
– Так вот из-за чего весь сегодняшний бунт!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
 купить мужской свитер в интернет магазине недорого 

 интернет магазин плитки в москве отличный сервис 
 primacolore seastone