А-П

П-Я

 термостат для душа купить 
 https://pompadoo.ru/product/3463-escentric-molecules-escentric-01/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Это была улыбка, за которую женщина способна простить почти все.
– Ты мою жену просто бесишь, знаешь об этом? – сказал Томми, подойдя к их столику.
Делейни с самым невинным видом посмотрела в голубые глаза Томми и приложила руку к груди.
– Кто, я? – Было время, когда от одного взмаха его длинных ресниц у нее начинало трепыхаться сердечко. Сейчас она не смогла сдержать улыбку, однако с сердцем ничего не произошло. – Что я такого сделала?
– Вернулась.
«Это хорошо», – подумала Делейни. На протяжении их детских лет Хелен постоянно ее подкалывала, что очень бесило Делейни. Так что, если теперь они поменялись ролями, это только справедливо.
– Так где же эта твоя гиря на цепи?
Томми засмеялся и сел на свободный стул рядом с Делейни.
– Она поехала с детьми в Шалли на свадьбу подруги. Они должны вернуться завтра.
– А ты почему не поехал?
– Мне утром на работу.
Делейни посмотрела на подругу, которая беззвучно подавала ей знак: «Он женат», – и усмехнулась. Лайза могла не волноваться – она никогда не спит с женатыми мужчинами. Но Хелен-то об этом не знает, так что пусть понервничает.
Положив трубку, Ник откатился в кресле от стола и посмотрел в окно: на его губах играла улыбка. Над ним под потолком жужжала люминесцентная лампа. Солнце село, и из окна на Ника смотрело его собственное отражение. Все складывается удачно. Три подрядчика готовы вместе с ним инвестировать в проект, и он уже ведет переговоры.
Ник бросил карандаш на стол и взъерошил пальцами волосы. Когда его планы относительно Силвер-Крик станут известны, половина жителей Трули изойдет ядом от злости. А другой половине его план понравится.
Когда Ник и Луи решили перевести компанию в Трули, они знали, что старшее поколение жителей города будет сопротивляться любому развитию и росту. Но эти люди постепенно вымирали, как Генри, и им на смену приходила совершенно новая прослойка яппи. Братья Аллегрецца, в зависимости от того, кто о них рассказывал, представали либо бизнесменами, либо варварами. Их либо любили, либо ненавидели. Впрочем, так было всегда.
Ник встал и потянулся. Перед ним на столе лежали спецификации на поле для гольфа с девятью лунками и чертежи пятидесяти четырех кондоминиумов площадью две тысячи квадратных футов каждый. «Аллегрецца констракшн» должна сделать на них большие деньги. И это только первая стадия большого проекта. Вторая стадия должна принести еще больше – дома стоимостью миллион долларов будут построены в непосредственной близости от леса. Теперь Нику не хватало только сорока акров земли, которую ему завещал Генри. В июне он их получит.
Ник улыбнулся, оглядев пустой офис. Свой первый миллион он заработал, строя все подряд, начиная от самых простых дешевых домов до шикарных особняков в Буазе, но лишние деньги мужчине никогда не помешают.
Ник снял с вешалки куртку «бомбер» и направился к выходу. После того как он завершит свои планы по застройке Силвер-Крик, он подумает, что построить в Энджел-Бич. Возможно, он вообще ничего не будет там строить. Ник выключил свет и запер дверь. Его мотоцикл стоял рядом с «миатой» Делейни. Он поднял взгляд на зеленую дверь, освещенную слабой лампочкой. «Ну и дыра ее квартира».
Он мог понять, почему Делейни уехала из дома матери. Сам он не мог провести рядом с Гвен и трех секунд – у него тут же возникало желание ее задушить. Но почему Делейни решила поселиться в такой дыре, он не понимал. Ник знал, что Генри оставил ей вполне приличное ежемесячное содержание, и она вполне может позволить себе жилье получше. Дверь такая хлипкая, что мужчина запросто может сорвать ее с петель.
Ник действительно собирался сменить замки в ее салоне – когда у него будет время, – но сама Делейни не его забота. Его не волновало, где она живет и как одевается. Если ей нравится жить в конуре и носить вместо юбки полоску винила, которая едва прикрывает задницу, то это ее проблема. Ему плевать. Ник был уверен, что, если бы она не жила практически у него над головой, он бы почти не вспоминал о ее существовании.
Ник оседлал «харлей». Если бы он увидел такую куцую виниловую юбчонку на любой другой женщине, ему бы это очень даже понравилось. Но когда он видел Делейни, обернутую пленкой, как какая-нибудь закуска из гастронома, ему хотелось развернуть пластик и откусить кусочек. Он пришел в полную боевую готовность за три секунды.
Ник пяткой поднял опору мотоцикла и включил зажигание. Мотор заурчал, нарушая ночную тишину. Ника не волновало, что он возбудился от какой-то женщины, которую вовсе не собирался укладывать в постель. Его беспокоило, что он возбудился от этой конкретной женщины.
Ник помчался по переулку, лишь слегка сбавив скорость на повороте на Первую улицу. Ему не сиделось на месте, и он не стал задерживаться дома – пробыл там ровно столько, сколько потребовалось, чтобы принять душ. Его нервировала тишина, и он сам не понимал почему. Ему нужно было на что-то отвлечься. В результате он оказался в баре «Хеннеси» с бутылкой пива в руке и Лонной Хоуэлл на коленях. Его столик смотрел на затемненный танцпол, по которому медленно передвигались пары, покачиваясь под чувственный ритм блюза, льющегося из динамиков. Луч света был направлен на музыкантов, стойка бара тоже была подсвечена, но в основном бар был темен, как грех, – наверное, чтобы можно было проворачивать грешные делишки.
Ник не замышлял никакого конкретного греха, но ночь только начиналась, а Лонна была более чем доступна.
Глава 6
Делейни обняла своего бывшего парня за шею, сцепила пальцы, и они стали двигаться под звуки гитары в медленном ритме блюза. Находиться так близко к Томми – это было похоже на дежа-вю, но не совсем, потому что теперь ее обнимали руки не мальчика, а мужчины. Мальчишкой Томми не чувствовал ритм, он и сейчас его не чувствовал. Тогда от него пахло мылом «Айриш спринг», сейчас – одеколоном, и это был не тот свежий запах, который всегда ассоциировался у Делейни с Томми. Он был ее первой любовью. Когда-то рядом с ним ее сердце билось сильнее, а пульс начинал частить. Сейчас она ничего подобного не заметила.
– Напомни мне еще раз, – сказал Томми почти в ухо Делейни, – почему мы не можем быть друзьями?
– Потому что твоя жена меня ненавидит.
– Ах да. – Томми привлек ее чуть ближе, его руки по-прежнему лежали на ее талии. – Но мне ты нравишься.
Час назад, сразу после того как Лайза ушла, он принялся беззастенчиво флиртовать с Делейни. Дважды он сделал ей непристойное предложение, но был при этом так обаятелен, что Делейни просто не могла на него сердиться. Он ее смешил и добился того, что она забыла, как когда-то он разбил ей сердце, выбрав не ее, а Хелен.
– Почему ты не захотела со мной спать, когда мы учились в школе? – спросил Томми.
Делейни хотела, еще как. Она была безумно влюблена в него, а в ее крови бурлили гормоны подростка. Но сильнее желания был страх, что мать и Генри узнают, что она занималась сексом с мальчиком.
– Ты меня бросил.
– Нет, это ты меня бросила.
– Только после того, как застала с Хелен.
– Ах да.
Она немного отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза, едва различимые в темноте.
– Это было ужасно.
Делейни рассмеялась, и Томми засмеялся вместе с ней.
– Нехорошо получилось. Я из-за этого чувствовал себя ужасно паршиво, но не знал, что можно после этого сказать, – признался Томми. – Вернее, я знал, что мне хотелось бы сказать, но сомневался, что тебе это понравится.
– И что же?
Томми сверкнул зубами в темноте.
– Что мне жаль, что ты застала меня, когда я трахал Хелен, и все-таки давай будем продолжать с тобой встречаться.
Это было время, когда Делейни писала его имя на всех тетрадках, когда мечтала жить с Томми Маркемом в коттедже с белым заборчиком.
– А ты бы согласилась?
– Нет.
Сейчас Делейни была искренне рада, что Томми не ее муж. Он наклонился и поцеловал ее в лоб.
– Именно это я больше всего о тебе помню: слово «нет», – сказал он, касаясь губами ее кожи. Музыка закончилась, он отстранился и улыбнулся. – Я рад, что ты вернулась. – Томми проводил ее до столика и взял свою куртку. – Еще увидимся.
Делейни посмотрела, как он уходит, и подняла свой стакан с пивом. Одной рукой поднеся его ко рту, другой она отбросила с шеи волосы. Со школьных времен Томми не так уж сильно изменился. Он по-прежнему хорош собой, обаятелен и по-прежнему в поиске. Делейни почти жалела Хелен – почти.
– Планируешь свидание с бывшим бойфрендом?
Делейни узнала этот голос, даже не поворачивая головы.
Она поставила стакан и посмотрела на мужчину, который один причинил ей больше страданий, чем все бывшие бойфренды, вместе взятые.
– Ревнуешь?
В отличие от Томми Делейни никогда бы не забыла того, что произошло одной жаркой августовской ночью с Ником Аллегреццой.
– Не льсти себе.
– Ты что, пришел воевать со мной? Напрасно, потому что я не хочу воевать. Как ты сам сказал, мы оба будем на свадьбе твоего брата. По-моему, нам стоит попытаться как-то ладить друг с другом. Вести себя более дружелюбно.
Губы Ника медленно сложились в чувственную улыбку.
– Насколько дружелюбно?
– Как друзья. Просто друзья.
Хотя Делейни это предложила, сама она сомневалась, что из этого что-то получится. Но возможно, им стоило бы перестать постоянно нападать друг на друга. Особенно если учесть, что она практически всегда проигрывает.
– Ну что, мир?
Наверное, это натяжка.
– Ладно.
– Друзья?
– Конечно.
Ник покачал головой.
– Нет, так не получится.
– Почему?
Ник промолчал. В это время вокалист группы запел «Я слишком долго тебя любил», и Ник потащил Делейни на танцпол. Притянул ее к себе и стал покачивать бедрами в такт медленной чувственной мелодии. Делейни попыталась немного откинуться назад, чтобы между ее грудью и грудной клеткой Ника было хоть какое-то расстояние, но его большие руки удержали ее в том положении, которое его устраивало.
У Делейни не было выбора, ей оставалось только положить ладони на его широкие плечи. Кончики волос Ника, как прохладный шелк, слегка касались костяшек ее пальцев, жар его тела, проникая сквозь фланель, джинсовую ткань и свитер, согревал кожу. В отличие от Томми Ник хорошо чувствовал ритм и двигался плавно, естественно, словно медленно текущий ручей, которому некуда торопиться.
– Вообще-то ты мог бы пригласить меня на танец, – сказала Делейни, чуть запыхавшись, от бешеного биения собственного сердца.
– Ты права, мог бы.
– На дворе, знаешь ли, девяностые годы, большинство мужчин отказались от повадок пещерного человека.
От его запаха – смеси запаха чистого хлопка и теплого мужского тела – у Делейни слегка кружилась голова.
– Большинство мужчин вроде твоего бывшего бойфренда?
– Да.
– Томми думает членом.
– Ты тоже.
– Ну вот опять. – Ник выдержал паузу и понизил голос: – Все время ты думаешь, будто все обо мне знаешь.
Делейни раздирали противоречивые ощущения: желание и гнев, волнующее предвкушение и инстинктивный страх. Томми Маркем, ее первая любовь, не поверг ее в такое смятение. Так почему же Ник? Он гораздо чаще бывал с ней невыносимым, чем милым. И у них было прошлое, которое, как надеялась Делейни, похоронено.
– Весь город знает, что у тебя довольно много женщин.
Ник отстранился ровно настолько, чтобы посмотреть ей в глаза. Свет от сцены озарял левую половину его красивого лица.
– Даже если бы это было правдой, есть одна маленькая деталь. Я не женат.
– Женат ты или нет, неразборчивость в связях все равно отвратительна.
– Именно это ты сказала своему бойфренду?
– Мои отношения с Томми тебя не касаются.
– Отношения? Не значит ли это, что ты собираешься позже встретиться с ним для секса, проявив ту самую неразборчивость в связях, которая тебе так отвратительна? – Ник провел руками по ее спине и положил ладони на шею. – Он тебя возбуждает?
Держа ее голову в ладонях, он погрузил пальцы в ее волосы. Глаза смотрели холодно и сурово. Делейни уперлась ладонями в его плечи, но он лишь крепче обхватил ее голову. Он не причинял ей боли, но и не выпускал из своих тисков.
– Ты отвратителен.
Ник наклонился так, что его губы почти коснулись ее губ, и прошептал:
– Он тебя заводит?
Делейни резко втянула воздух.
– Так, что у тебя все болит?
Сердце Делейни билось так сильно, что она не могла говорить. Ник придвинулся еще ближе и провел кончиком языка по ее губам. Делейни словно горячей волной обдало. Реакция собственного тела удивила и встревожила ее. Вот уж к кому она не хотела бы испытывать столь острое желание, так это к Нику. Слишком уродливо их прошлое. Она собиралась его оттолкнуть, но Ник изменил тактику и поцелуй стал более страстным. Его горячий язык ворвался в ее рот, пожирая ее, упиваясь ее сопротивлением.
Делейни хотела его ненавидеть, очень хотела – даже когда ответила на поцелуй. Даже когда ее язык стал поощрять его на дальнейшее вторжение. Даже когда она обвила руками его шею и прильнула к нему, словно он был последней и единственной стабильной опорой в головокружительном хаосе, окружившем ее. Губы его были теплыми, твердыми, требовательными. Они требовали, чтобы она ответила на поцелуй с равной страстью.
Ник провел руками по ее бокам и просунул ладони под свитер. Делейни почувствовала, как его пальцы ласкают ее поясницу. Потом его мозолистая ладонь скользнула по ее талии и большие пальцы коснулись живота. Узел напряжения у нее внутри затянулся еще туже. По коже пробежали мурашки, соски налились и отвердели, как будто он до них дотронулся. Ник заставил ее забыть, что они находятся среди толпы. Он заставил ее забыть обо всем. Она обхватила ладонями его шею и погрузила пальцы в его волосы. Поцелуй изменился, стал почти нежным, и одновременно Ник стал гладить ее пупок. Потом его большие пальцы нырнули под пояс ее джинсов, он крепко прижал ее к себе, и она почувствовала твердый бугор под молнией его джинсов.
Делейни сдавленно застонала, и звук собственного голоса привел ее в чувство. Она оторвала губы от губ Ника и жадно вдохнула воздух, уже стыдясь неуправляемой реакции собственного тела. Ник уже проделывал это с ней, только в прошлый раз она его не остановила.
Делейни оттолкнула Ника, и он уронил руки. Когда она набралась смелости посмотреть ему в лицо, то увидела, что он наблюдает за ней исподлобья. Потом его лицо посуровело, он прищурился.
– Не надо было тебе возвращаться. Жила бы себе там, где жила.
Ник повернулся и пошел от нее, прокладывая путь через толпу танцующих.
Делейни была так ошеломлена и поведением Ника, и своим собственным, и желанием, которое все еще бурлило у нее в крови, что несколько долгих мгновений не могла двинуться с места. Из динамиков по-прежнему лился блюз, пары вокруг нее по-прежнему двигались под музыку, как будто несколько секунд назад ничего особенного и не происходило. Но Делейни-то знала, что это не так. Только когда музыка закончилась, она нетвердой походкой вернулась за столик. Возможно, Ник был прав и ей действительно лучше было уехать и не возвращаться, но она продала свою душу за деньги. За большие деньги. И теперь она не может уехать.
Делейни сунула руки в карманы куртки и стала пробираться к выходу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
 купить трикотажные брюки женские 

 керамическая плитка для кухни на пол интернет-магазин Dekor.Market 
 уголок керамический exagres tr 1210