А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/chugunnye_vanny/ 
 парфюм герлен женский здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— заорала она так громко, что, наверное, было слышно в соседних округах.
Джо стиснул зубы. Если Уокер и Лучетти узнают об этом, ему не жить! Он и так стоял на заметке у шефа после того, как застрелил Робби Мартина. Можно себе представить, какова будет реакция на его очередной промах. «Ты здорово влип, Шанахан!» — рявкнет шеф, а потом разжалует Джо в патрульные. И на этот раз будет прав.
— Позвоните девять один один!
— Хватит орать! — гаркнул он хорошо поставленным командным голосом.
— Мне нужен полицейский!
Проклятие!
— Леди, — процедил он сквозь зубы, — я и есть полицейский!
Она посмотрела на него сверху, прищурившись.
— Да? В таком случае я — губернаторша!
Джо потянулся к карману, но она сделала угрожающий жест маленьким пистолетом, и он замер.
— Удостоверение в моем левом кармане.
— Не двигаться! — опять предупредила она.
Ветер растрепал ее буйные каштановые локоны. Лучше бы она побрызгала лаком себе на голову, чем ему в лицо! Дрожащей рукой женщина убрала за ухо непослушную прядь волос. Он мог в одно мгновение повалить ее на землю, но сначала надо было ее отвлечь, чтобы не получить пулю — на сей раз смертельную.
— Вы можете сами залезть ко мне в карман. Обещаю не шевелиться.
Джо не любил нападать на женщин и валить их на землю, но в данных обстоятельствах готов был сделать это не задумываясь.
— Я не дура. Меня так просто не проведешь.
— О Господи! — Он с трудом сдерживал гнев. — У вас есть разрешение на ношение оружия?
— Прекрати! — отрезала Габриэль. — Ты не полицейский. Ты маньяк! Жаль, что поблизости нет копов, а то бы я засадила тебя в тюрьму. Всю последнюю неделю ты ходил за мной по пятам. В этом штате есть закон, карающий за подобные действия. — Она глубоко вздохнула. — Ты наверняка уже стоишь на учете в полиции. Видимо, ты один из тех психов, что звонят женщинам по телефону и говорят им гадости, тяжело дыша в трубку. Наверное, тебя освободили досрочно. — Она еще несколько раз глубоко вздохнула и отбросила лак для волос. — Ну-ка, дай мне свой бумажник.
За пятнадцать лет службы он еще ни разу не попадал в такую позорную ситуацию. Чтобы на него напал подозреваемый, а тем более женщина? Подумать только — совсем потерял бдительность!
В висках стучало, бедро ныло от боли, глаза жгло, ресницы слиплись.
— Леди, вы ненормальная, — негромко проговорил он и сунул руку в карман.
— Вот как? А у меня такое впечатление, что сумасшедший как раз ты! — Ни на секунду не спуская с него глаз, она потянулась к его бумажнику. — Мне надо узнать твое имя и адрес, чтобы сообщить в полицию. Впрочем, я уверена, что там уже осведомлены о тебе.
Что верно, то верно! Но Джо не стал терять времени на дальнейшие разговоры. В ту секунду, когда она открыла бумажник и взглянула на его значок полицейского, он ножницами сомкнул ноги вокруг ее икр. Она упала на землю, а он навалился сверху, придавив ее своим весом. Она дернулась в одну сторону, потом в другую, попыталась оттолкнуть его плечи, держа «деринджер» в опасной близости от его левого уха. Он схватил руки Габриэль и с силой завел их ей за голову, одновременно прижимая тело девушки к земле.
Он лежал на ней распластавшись, расплющивая своим торсом ее полные груди, а бедрами — ее бедра, Габриэль безуспешно пыталась высвободить руки, которые он держал у нее над головой. Силы были неравные, но сдаваться она не собиралась. Их лица были всего в дюйме друг от друга, ее нос дважды сталкивался с его носом. Она хватала ртом воздух и смотрела на него зелеными глазами, огромными и полными страха. Ее длинные гладкие ноги сплелись с его ногами, а джемпер задрался к самым подмышкам. Своим животом он ощущал нежную теплую кожу ее живота.
— Ты и впрямь коп! — Она попыталась отдышаться. Грудь ее приподнялась и тяжело опустилась.
Он встанет, как только она уберет «деринджер».
— Вот именно. Вы арестованы за ношение оружия и нападение на полицейского при отягчающих обстоятельствах.
— Слава Богу! — Она облегченно вздохнула, и он почувствовал, как тело ее стало мягким и податливым. — Я так рада! Я думала, вы психопат-извращенец.
Габриэль подняла на него глаза. На лице ее сияла ослепительная улыбка. Странно, он только что ее арестовал, а она как будто счастлива? Но при этом нисколько не напоминает женщину, тающую от блаженства в объятиях мужчины. Совершенно ясно, что она не только воровка, но еще и сумасшедшая!
— Вы имеете право хранить молчание, — сказал он, забирая у нее «деринджер». — Имеете право…
— Вы что, шутите? Неужели вы в самом деле хотите меня арестовать?
— …на адвоката, — продолжал он.
Все еще прижимая ее руки к земле, свободной рукой он отбросил ее пистолет как можно дальше.
— Но это же не настоящее оружие! То есть это, конечно, пистолет, но… Это «деринджер» девятнадцатого века, антикварная вещь! Не думаю, что его можно квалифицировать как настоящее оружие. К тому же он не заряжен. А даже если бы и был заряжен, то не пробил бы слишком большую дырку. Я взяла его с собой только потому, что была напугана: вы ходили за мной по пятам… — Она замолчала, нахмурившись. — Почему вы меня преследовали?
Джо закончил перечислять ее права, потом повернулся на бок, подобрал маленький пистолет и осторожно встал на ноги. Он не собирался отвечать на ее вопросы. Он вообще не знал, что ему делать с этой женщиной, которая назвала его извращенцем и психопатом. Главное — держать язык за зубами и помалкивать.
— У вас есть при себе еще какое-нибудь оружие?
— Дайте мне ваш рюкзачок, только медленно. Потом выверните карманы.
— У меня есть только ключи от моей машины, — пробормотала она, выполняя приказ.
Высоко подняв ключи, она бросила их в его ладонь. Он сжал пальцы и сунул ключи в передний карман своих шорт, после чего взял у нее рюкзачок и вывернул его наизнанку. Там было пусто.
— Хотите меня обыскать?
— Совершенно верно, — отозвался Джо и двинулся к кирпичному зданию.
— Вот как? — спросила она через плечо.
Взгляд Джо скользнул по ее округлым ягодицам и длинным ногам. Он заткнул маленький пистолет за пояс.
— Именно так, — повторил он и положил ладони ей на плечи..
Теперь, когда они стояли так близко, он видел, что ее рост вовсе не пять футов десять дюймов. В нем самом было шесть футов, а ее глаза находились на одном уровне с его глазами. Он провел ладонями по ее бокам, пояснице и животу, забрался под блузку и прощупал пояс шорт, чувствуя под пальцами нежную кожу и холодный металл кольца на животе. Потом одной рукой скользнул в ложбинку между ее грудями.
— Эй, не распускайте руки!
— Не надо возбуждаться, — предупредил Джо. — Я, например, спокоен.
Он похлопал ее по ягодицам, потом сел на корточки и проверил верхние части ее носков. Между ног он щупать не стал — не потому, что доверял Габриэль, просто сомневался, что она смогла бы бегать трусцой, если бы у нее в трусах было спрятано оружие.
— Когда мы придем в участок, я заплачу штраф и смогу ехать домой?
— Судья установит размер залога, а потом вы сможете ехать домой.
Она попыталась повернуться к нему лицом, но он крепко держал ее бедра.
— Меня никогда раньше не арестовывали. — Это он уже знал. — Но ведь это не настоящий арест — с отпечатками пальцев и фотографиями для полицейского архива?
Джо еще раз проверил пояс ее шорт.
— Настоящий, мэм. С отпечатками пальцев и фотографиями для архива.
Она обернулась и сердито глянула на него, сузив глаза.
— А мне казалось, что вы затеяли все это не всерьез. Я думала, вы хотите поквитаться со мной за то, что я сбила вас с ног.
— Вы ошибались, — сухо бросил он.
— Неужели?
Джо выпрямился, сунул руку в задний карман своих шорт и достал наручники.
— О, — разочарованно протянула она. — И все-таки я не могу поверить, что вы действительно хотите меня арестовать. Будь у вас хоть капля благородства, вы признали бы, что сами во всем виноваты. — Она вздохнула. — Вы создаете себе очень плохую карму и наверняка пожалеете об этом.
Джо посмотрел в глаза девушке и надел на нее наручники. Он уже жалел. Жалел, что подозреваемая швырнула его на задницу и заставила раскрыться. Однако главные неприятности были еще впереди.
На щеку ему упала первая крупная капля дождя. Джо поднял голову и посмотрел на грозовую тучу, висевшую над головой. Он невесело засмеялся.
— Черт, это просто фантастика!
Глава 2
Раньше при мысли о допросе в участке Габриэль почему-то представляла себе темную комнату, настольную лампу и сумасшедшего полицейского с зубным сверлом.
Комната, в которой она оказалась, была совсем не такой: абсолютно белые стены без окон, не впускавшие июньское солнце, и стол со столешницей под дерево, окруженный металлическими стульями. На одном конце стола стоял телефон, а на закрытой двери висел единственный плакат, предупреждающий об опасности употребления наркотиков.
В углу стояла видеокамера. Светящийся красный огонек показывал, что она включена. Габриэль дала согласие на съемку. А почему бы и нет? Она ни в чем не виновата. Может быть, если она будет покладистой, ее быстрее отпустят домой? Она устала и проголодалась. К тому же воскресенье и понедельник были ее единственными выходными, а ей предстояло еще готовиться к фестивалю «Кер», намеченному на следующий уик-энд.
Габриэль несколько раз глубоко вздохнула, следя за количеством кислорода, поступающего в ее организм: она боялась упасть в обморок от его недостатка или, наоборот, слишком провентилировать легкие. «Выдохни напряжение, — приказала она себе. — Ты спокойна». Она подняла руку и прочесала пальцами волосы. Однако спокойствия не почувствовала и знала, что не почувствует, пока ее не отпустят домой. Только тогда она сможет найти свой центр умиротворения и привести мысли в порядок.
На подушечках ее пальцев остались следы черных чернил, а запястья еще ныли после наручников. Детектив Шанахан вел ее через весь парк под дождем и в наручниках, как преступницу. Единственным утешением было то, что ему самому эта прогулка доставила не больше радости, чем ей.
За всю дорогу они не сказали друг другу ни слова, но она заметила, что он несколько раз потирал правую ногу выше колена, и предположила, что повинна в этой травме. Однако ее не мучили угрызения совести. Она ощущала лишь страх, растерянность и неудобство: одежда на ней была еще сырой. И это все из-за копа! Так пусть же страдает вместе с ней!
Ее зарегистрировали как задержанную за нападение на офицера полиции при отягчающих обстоятельствах и незаконное ношение оружия и провели в маленькую комнату для допросов. За столом напротив сидели Шанахан и капитан Лучетти. Обоих интересовал украденный антиквариат. Они о чем-то озабоченно переговаривались, склонив темные головы над черным блокнотом. Габриэль не понимала, какое отношение имеет украденный антиквариат к нападению на полицейского. Как видно, эти двое усматривали здесь связь, но не спешили ей объяснять.
Она совсем растерялась, но хуже всего было то, что она не могла просто встать и уйти. Зная детектива Шанахана чуть больше часа, она уже не сомневалась, что у этого человека нет жалости.
В первый раз Габриэль увидела его неделю назад. Он стоял под деревом в парке. «Энн Моррисон». Она пробежала мимо и не обратила бы на него внимания, если бы не облако сигаретного дыма, окутавшее его. Не придав значения этой встрече, на другой день она снова увидела его в магазине у Альбертсона, где он покупал мороженный пирог. На этот раз она заметила, как мускулисты его бедра, обтянутые шортами, и как мелко курчавятся его волосы, выглядывавшие из-под бейсбольной кепки. Карие глаза смотрели на нее так пристально, что по спине ее пробежала невольная дрожь приятного волнения.
Много лет назад она зареклась обращать внимание на роскошных мужчин, которые причиняли сердечные страдания и устраивали хаос в системе «тело — мозг — душа». Они как шоколадки, что хороши на вид и на вкус, но никогда не заменят сбалансированного обеда. Когда-то ее тянуло к таким мужчинам, но теперь она интересовалась не столько внешностью, сколько душой. Просветленное сознание гораздо важнее упругих ягодиц.
Спустя пару дней она заметила его сидящим в машине возле почтового отделения, потом он припарковался на улице неподалеку от «Аномалии», ее художественного салона. Сначала она говорила себе, что у нее разыгралось воображение. С какой стати этот красавец брюнет будет за ней следить? Но на прошлой неделе она видела его еще несколько раз. Он всегда держался на расстоянии, но и не терял ее из виду.
Габриэль по-прежнему пыталась списать происходящее на свою мнительность — до вчерашнего дня, когда столкнулась с ним в книжном магазине «Барнз и Нобл». Покупая новые книги по эфирным маслам, она подняла глаза и заметила его в секции препаратов женского здоровья. Ей показалось странным, что парень с таким волевым лицом и крепкими мускулами, обтянутыми футболкой, сочувствует женщинам, обреченным на муки предменструального синдрома. Вот когда она наконец поняла, что ее преследует маньяк-психопат! Габриэль позвонила в полицию, и ей посоветовали прийти и написать жалобу на «неизвестного курильщика-бегуна». Но поскольку он ничего не сделал, она не могла его ни в чем обвинить. Полиция оказалась бессильна, и она даже не потрудилась оставить свое имя.
Прошлую ночь она почти не спала — лежала, тщательно обдумывая свой план. Тогда ее стратегия казалась ей безупречной. Она решила заманить его в какое-нибудь людное место, например в уголок парка рядом с детской площадкой — перед зоопарком, неподалеку от остановки экскурсионного поезда. Там она повалит маньяка на землю и будет кричать изо всех сил, призывая на помощь. Да, план был неплох, но, к несчастью, она не учла два важных обстоятельства: из-за непогоды закрылись все парковые аттракционы, а ее преследователь оказался вовсе не маньяком, а копом.
Когда она в первый раз увидела его под деревом, это зрелище напомнило ей календарь ее подруги Фрэнсис с фотографиями сексуальных мужчин. Теперь, глядя на Шанахана через стол, она удивлялась, как могла принять его за красавчика с календаря. В мокром джемпере и красной бандане на голове он был скорее похож на какого-нибудь лихача-байкера.
— Не понимаю, чего вы от меня хотите, — заявила Габриэль, переводя взгляд с Шанахана на его коллегу. — Я думала, меня привели сюда из-за того, что случилось сегодня в парке.
— Вы видели это когда-нибудь раньше? — осведомился Шанахан, кладя перед ней новую фотографию.
Габриэль видела такой же снимок в местной газете. Она читала про кражу Моне Хилларда и слышала об этом в местных и центральных программах новостей.
— Узнаете эту картину?
— Конечно. Разве можно не узнать Моне? — Она грустно улыбнулась и отодвинула фотографию. — К тому же я читала про нее в «Стейтсмене». Эта та самая картина, которую украли у мистера Хилларда.
— И что вы можете сказать по поводу этой картины? — Шанахан буравил ее профессиональным взглядом копа, словно мог прочесть ответ по ее глазам.
Габриэль пыталась избавиться от страха и не могла. Присутствие здесь, в этой маленькой комнатке, такого здоровяка отнюдь не вселяло в ее уверенности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
 джинсы зауженные мужские 

 плитка для ванной комнаты панно читать далее здесь