А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/chugunnye_vanny/180x75/ 
 https://pompadoo.ru/product/3929-montale-chocolate-greedy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бабич Ирина

Как мы снимали кино


 

Тут выложена электронная книга Как мы снимали кино автора, которого зовут Бабич Ирина.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Бабич Ирина - Как мы снимали кино в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Как мы снимали кино то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Как мы снимали кино равен 8.53 KB

Как мы снимали кино - Бабич Ирина => скачать бесплатно книгу



Бабич Ирина
Как мы снимали кино
Ирина БАБИЧ
КАК МЫ СНИМАЛИ КИНО
Рассказ
ОГЛАВЛЕНИЕ
Кто обидит котёнка
"Норд, не бойся!"
Бэр ______________________________________________________________________
Я давно мечтала написать сценарий о том, как дружат ребята и зверята. Мне хотелось, чтобы каждый мальчик или девочка, посмотрев этот фильм, обязательно захотели бы тоже иметь четвероногого друга - белочку, например, или собаку. Или даже кошку. И чтобы родители им этого не запрещали.
Удалось мне это или нет - судите сами. Фильм "Ребята и зверята" давно уже вышел на экраны. А вот о том, как он снимался, мне хотелось бы рассказать. Не всё, конечно, а так, отдельные эпизоды.
КТО ОБИДИТ КОТЁНКА
Авторов у этого фильма было два, у каждого - свои задачи: сценарист - это я, режиссёр-оператор - Нина Степаненко. На самом же деле мы всё делали вместе, так работать интереснее.
В начале фильма мы решили показать, как плохо, когда ребята мучают животных.
- Пусть увидят себя со стороны, пусть поймут, - горячилась я. - Представляешь: мчится по двору котёнок, маленький такой, испуганный, а вслед за ним - толпа мальчишек. Летят палки, камни...
- Постой, постой, - встревоженно сказала Нина. - А вдруг они попадут в котёнка? Лучше пусть так: мчится по двору котёнок, маленький, испуганный, а за ним - мальчишки: топочут ногами, орут, лица разгорячённые, злые...
На том и остановились. А в конце решили снять крупным планом забившегося в угол котёнка, чтобы всем в зале было его жалко, чтобы все разозлились на бессовестных мальчишек, а тому, кто и сам таким делом занимается, стало бы стыдно.
Подходящий двор мы отыскали быстро - совершенно закрытый каменный четырёхугольник. Значит, и кот никуда не убежит, и топот по асфальту будет громкий. И мальчишек во дворе было полно. К сожалению, попали мы туда неудачно - как раз в тот момент, когда большой футбольный мяч со звоном влетел в окно подвала, и мальчишки кинулись врассыпную. Но одного, стриженного наголо, с чёрными дерзкими глазами и содранными коленками, мне удалось поймать за руку.
- Пусти, - закричал мальчишка и стал вырываться. - Это не я!
- А кто? - спросила Нина.
- Никто, - буркнул мальчишка и снова рванул руку. - Пусти!
- Погоди, - сказала я, - мы не из-за мяча. Понимаешь, снимается кино...
Мальчишка при слове "кино" замер и изумлённо на нас воззрился.
А мы быстро изложили ему суть дела.
- Значит, так, - напоследок сказала я. - Завтра в девять утра ты приведёшь сюда пять-шесть хлопцев. И одного котёнка. А мы приезжаем с аппаратурой. Дело это государственное, важное.
Но в это время раздался вопль: "Ах, чтоб вам, окаянные", - во двор выскочила дворничиха, и Севка - так звали мальчишку - исчез во мгновение ока, а мы ушли, так и не зная - состоится съёмка или нет.
Назавтра мы приехали в Севкин двор с небольшим опозданием. У широкой каменной арки стояли двое мальчишек. Увидев нас, они закричали: "Едут!" - и исчезли под аркой. Там, во дворе, уже стояла кучка ребят. Навстречу нам вышел Севка, потупился и неожиданно сказал:
- Они не хочут.
- Не хотят, - машинально поправила я. - Чего не хотят?
- Гонять Мурзика, - объяснил Севка. И, обернувшись к друзьям, сказал безнадёжно, видно, в сотый раз: - Это ж для кино!
- Да-а, для кино... - прогудел толстый мальчик в клетчатой рубашке. Рубашка у него на животе оттопыривалась, а через незастёгнутую прореху выглядывала круглая забавная мордашка котёнка. - А Мурзик подумает, что взаправду. И убежит.
- Не убежит, не убежит, - заволновалась Нина. - Это же одна минута. Смотри - вот тут мы посадим Мурзика. Вот тут станете вы. Я скажу: "Начали", - и вы затопаете ногами и закричите. Мурзик побежит, а вы за ним. И топайте посильнее. Он забьётся вон в тот угол, больше некуда, и я сниму крупно ваши лица, а потом его мордочку. Вот и всё!
Наконец мы их уговорили, пообещав в награду свозить послезавтра на студию и показать этот кусочек фильма. Правда, толстый владелец Мурзика - Владик - гонять котёнка отказался.
- Обидится, - кратко пояснил он. И сел под аркой, чтобы котёнок не выскочил на улицу.
Но ничего такого не случилось - съёмка прошла отлично. Знали бы мы, какая неприятность ждёт нас впереди!..
Через день, как и было обещано, я подъехала к этому двору на студийном автобусе, погрузила в него всю братию во главе с Севкиной бабушкой - полной строгой дамой в очках - и мы поехали на студию. Там в маленьком просмотровом зале нас ждала Нина. Притихшие ребята расселись в мягких низких креслах, погас свет, и на чётком прямоугольнике экрана появился знакомый двор. Посреди двора сидел, озираясь, несчастный Мурзик. Но вот раздался такой гик и топот, будто нёсся на Мурзика эскадрон кавалерии. Котёнок заметался, бросился бежать, а за ним понеслась ватага мальчишек. Нина здорово их сняла - горящие глаза, разинутые рты... А вот и Мурзик - прижавшийся в углу, со вздыбленной от страха шёрсткой...
Зажёгся свет. Ребята потрясённо молчали. Подумать только настоящее кино, и они там - как артисты! И тут раздался голос Севиной бабушки:
- Сева, - холодно сказала она, - и ты думаешь, тебя после этого примут в пионеры?
- Но это же кино, - растерянно отозвался кто-то из ребят.
- До-ку-мен-таль-но-е, - отчеканивая каждый слог, сказала бабушка. - А не художественное. Значит, здесь всё - документ, то есть правда. И э_т_о увидят все жители Советского Союза. А может быть, и те, кто живёт за рубежом.
- Тётя, - крикнул Сева и схватил меня за руку. - Тётя, не надо!
И он ... заревел. В зале поднялся шум.
В общем, после долгих уговоров придумали вот что: мы снова поехали в тот двор и снова сняли всю сценку. И съёмка прошла отлично. Только Нина уже не снимала лица ребят. Она снимала их спины. И ноги. Чтобы ни одному мальчишке из этого двора не было потом стыдно показаться на улицах любого города.
"НОРД, НЕ БОЙСЯ!"
- А теперь снимем ветеринарную лечебницу, - сказала я Нине. Вернее, ребят, которые не бросают своих питомцев в беде.
- Всё правильно, - невесело усмехнулась Нина. - Да только я уже три раза в этой лечебнице была. Нет там сейчас ребят. Одни бабушки и дедушки сидят. А все девчонки и мальчишки - в лагерях и на дачах. В сентябре - другое дело.
- Но мы не можем ждать сентября, нам через две недели картину сдавать, - возразила я. - Знаешь что? Давай поездим по городу, найдём ребят, у которых есть животные, и отвезём их в лечебницу. Усадим в очередь, будто их животные больны...
- Ничего не выйдет, - поморщилась Нина. - Ребята - не актёры. Ну, как они изобразят волнение или жалость, когда волноваться не из-за чего и жалеть некого?
И всё-таки пришлось нам стать на этот путь. В одном дворе мы познакомились с девочкой, у которой жила белка. В другом - с мальчиком, владельцем роскошного, пепельного в чёрных разводах дога, по имени Норд. А ещё мы решили взять мою дочку Наташу с её крошечной болонкой Рикки.
- Может, повезёт, и ещё кто-то из ребят сам придёт, - сказала я.
Но нам не повезло: залитый июльским жарким солнцем дворик лечебницы был совершенно пуст. Только на крылечке, дожидаясь приёма, сидели два деда: один прижимал к груди огромного серого кроля, другой держал на ременном поводке белую козу с янтарными нахальными глазами.
Увидев нас, коза дёрнулась и угрожающе нагнула голову.
- Стой, Фенька! - крикнул старик и покрепче ухватился за поводок. - Стой, проклятущая!
От этого крика коза заплясала на месте и замекала.
- Носит тут всяких, - сказал дед с сердцем. - Ну, что в этом проку? - Он разгневанно ткнул пальцем в клетку с белочкой. - Рукавиц - и то не сработаешь. Баловство одно!
- Как - рукавиц? - испуганно спросила Зина, хозяйка белочки, и прижала клетку к себе. - Зачем?
- Зачем-зачем, - передразнил дед. - А лечить её зачем? Время тратить, лекарства разные. Иль вот эту... финтифлюшку, собачонку белую? Болеет - ну и пусть сдохнет.
- Извините, - дрожащим голосом сказала моя Наташа, подхватывая на руки свою "финтифлюшку". - Но лучше пусть вы сами...
- Наташа, - заорала я, - сядь на лавочку. И ты, Зиночка, сядь. И Саша с Нордом. А тут мы дедушку с кроликом посадим - посередине. А скраю - дедушку с козочкой. Вы не волнуйтесь, товарищи, дети пойдут к доктору после вас. Это - для кино.
Молчаливый дед с кроликом покорно уселся между Наташей и Зиной. Сердитый дед заворчал, но всё же пересел на край лавочки и даже подтянул к себе свою строптивую Феньку. А Нина схватилась за аппарат: и у Зины, и у Наташки после разговора с дедом были очень расстроенные лица, и вполне можно было подумать, что девочки переживают за своих больных питомцев. Наташа даже всхлипывала потихоньку, гладя своего ненаглядного Рикки. И только Саша сидел с гордым видом. Его собаку никто не мог назвать "финтифлюшкой".
Отсняв приёмный покой, мы вошли в кабинет. Там было трое в белых халатах: дежурный ветеринарный врач, сестра и студент-практикант. Они охотно согласились нам помочь, но, увидав Рикки, - беленького, лохматого, с чёрными блестящими глазами, стали смеяться и никак не могли принять серьёзный вид. Пришлось схитрить: сначала Нина сняла Рикки, сидящего на белой больничной табуретке; от жары он часто дышал, высунув розовый, загнутый кверху язычок, а получалось, будто он трусит и тяжело дышит от страха. Да и как не бояться: сразу после Рикки Нина сняла руки сестры, а в руках этих - огромный шприц. А потом она сняла Наташу, в ужасе закрывающую лицо руками. И тут всё тоже получилось хорошо, потому что при виде такого большого шприца даже взрослый человек ужаснулся бы, не то, что девятилетняя девочка. Но нам нужны были деловитые серьёзные лица врачей-ветеринаров, и чтобы они работали как обычно. А тут в кабинет входит напыжившийся от гордости Сашка, и рядом выступает его огромный красавец дог с горделиво поднятой головой и пружинистой походкой. У ветеринаров рты расплылись до ушей.
- Ай да пёс, - сказал врач и даже крякнул от удовольствия. - А голова-то, голова...
И вдруг взгляд его из восторженного стал каким-то цепким, сосредоточенным. И заговорил он совсем иначе:
- Подведи собаку поближе. Возьми её за голову - вот так, чтобы я видел глаза. Да ведь тут настоящее воспаление век! Сестра!
Всё мгновенно переменилось. Сестра встала к столику с инструментами и лекарствами. Студент-практикант, схватив широкий бинт, стал показывать совершенно ошарашенному Сашке, как сделать мягкую петлю и накинуть её Норду на пасть, чтобы не укусил. А врач, тщательно намыливая руки, говорил коротко и отрывисто:
- Петля надета? Собаку на стол. Как же это, мальчик? За собакой следить надо. Давно у него веки покраснели? Не знаешь? А что же ты о своей собаке знаешь?
Никто не обращал внимания на Нину с её стрекочущей кинокамерой. Врач и студент осматривали глаза Норда, распростёртого на белом столе. Сестра подавала им то пинцет, то ватку, то пипетку с каплями.
А сбоку стоял потрясённый Сашка. Мелкие капельки пота выступили на его висках, рот был приоткрыт, губы пересохли. А глаза... глаза были совсем отчаянные, полные тревоги, страха и нежности. Он поглаживал могучего пса по вздрагивающей гладкой спине и тихо-тихо бормотал:
- Норд! Ты не бойся, Норд! Ты только не бойся...
БЭР
Бэр жил в центре нашего города и был в некотором роде его достопримечательностью. Его называли "т_а собака". Действительно, не заметить Бэра или, увидев его хоть раз, не запомнить навсегда, было невозможно. Большой, как и все ньюфаундленды, но какой-то удивительно грациозный, он солидно вышагивал рядом с хозяином или хозяйкой по улице. Тяжёлая барская шуба лежала чёрными глянцевыми волнами, медленно покачивался роскошный хвост, пушистое жабо с белой звёздочкой в центре красовалось на обширной груди. А клыки были такие громадные, что стоило псу чуточку показать их - и любой храбрец сникал. Но замечательнее всего были его глаза, даже не глаза, а взгляд - умный, проницательный и до того человечий, что становилось как-то неловко. И вспоминалась сказка про злую волшебницу, заколдовавшую прекрасного принца...
Познакомилась я с Бэром совершенно случайно. Московские друзья попросили передать письмо и посылочку, и я отправилась выполнять их поручение. Подошла к дому, указанному на конверте, и сразу вспомнила - здесь живёт т_а собака.
Поднялась на пятый этаж. Позвонила.
Открыла мне хозяйка Бэра. Или хозяин. Я не заметила. Потому что в дверях стоял Бэр. Он не лаял и не крутился, как все домашние собаки при виде незнакомого человека. Он спокойно стоял и смотрел, оценивая - можно впустить меня в дом или нет, хороший я человек или плохой. И я до сих пор вспоминаю, как он с достоинством посторонился, будто приглашая меня войти.
Боюсь, что тогда я произвела на хозяев Бэра странное впечатление: отвечала невпопад, замолкала на полуслове... Но как же тут не замолкать, если рядом сидит пёс, голова которого возвышается почти на уровне твоей головы, и смотрит так, будто понимает каждое слово.
Я всё время помнила о Бэре. И когда начала писать сценарий, сразу решила: Бэр будет играть главную роль. Он будет заканчивать фильм. Я представила себе такую картину: где-то, пусть даже в обычном скверике, встречаются огромная, такая страшная с виду собака и очень маленький ребёнок. Встречаются и знакомятся. Малыш гладит пса, теребит его шерсть, а мудрое животное терпеливо и спокойно сносит всё это: ведь ни одна собака не обидит крошечное беспомощное существо. И потом, под задумчивую и светлую музыку, они уйдут вместе из сада - человек и собака, уйдут рядышком, как добрые и верные друзья.
Нине понравилась эта идея: она, разумеется, тоже знала т у собаку. Кроме того, она сказала, что это будет очень эффектно на цветной плёнке: зелёный сад, чёрная, как ночь, собака и беленькие ручки и голова ребёнка на пушистой глянцевитой шубе пса.
- Возьмём моего Саньку, - сказала Нина. - Ему три года, он беленький, и, главное, он будет меня слушаться.
Но в тот же самый день, когда мы обсудили этот прекрасный план, мы втроём - Нина, Санька и я - встретили знакомую, которая вела на поводке белого пушистого шпица. И вот, увидев эту небольшую и очень ласковую собачонку, Санька побелел, затрясся и молча полез на Нину.
Так мы узнали, что Санька до смерти боится собак. В этот же день выяснилось, что Бэра нет в городе: оказывается, он уехал с хозяевами на дачу.
И всё-таки мы решили от своего плана не отступать.
- Поедем прямо в дачный посёлок, это недалеко, - заявила Нина. - Наверняка там найдётся ребёнок, который не боится Бэра.
Часов в десять утра наш автобус остановился у самого крайнего в посёлке домика. За ним была лужайка, вся в цветах, через неё вилась жёлтая песчаная дорожка, ныряющая в пронизанный солнцем лес. Ну, всё как по заказу: на лужайке они познакомятся, собака и малыш, а уйдут по дороге к лесу...
- Смотри, - подтолкнула меня Нина, - он тут.
Действительно, за реденьким забором стоял и смотрел на нас сам Бэр. Он смотрел внимательно, помаргивая и наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, - очевидно, прикидывал, не пора ли пугнуть этих незнакомых тёток, которые ни с того ни с сего мечутся под его, Бэра, забором.

Как мы снимали кино - Бабич Ирина => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Как мы снимали кино автора Бабич Ирина дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Как мы снимали кино своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Бабич Ирина - Как мы снимали кино.
Ключевые слова страницы: Как мы снимали кино; Бабич Ирина, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 где купить мужскую кепку в москве 

 https://dekor.market/plitka/ 
 купит плитку 600 600